ФМАрт: Ваше творчество по Цельнометаллическому Алхимику

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.



Прости и прощай...

Сообщений 1 страница 12 из 12

1

Название: Прости и прощай…
Автор: Эдвард Элрик aka HagaRen Ed (то бишь я)
Бета: сам себе бета дес
Статус: Завершен
Фандом: «Стальной Алхимик» (Fullmetal Alchemist; Hagane No Renkinjutsushi)
Дисклаймер: Весь оригинал (герои, задумка, описания местности и алхимии) принадлежит Хирому Аракаве. Низкий ей поклон! Некоторая доля принадлежит матушке истории. Прошу глубокого извинения у господина Николаса Фламеля за столь наглое пользование его образом.
Жанр: паропанк, фэнтези, юмор, драма, история, POV
Вид: фанфик, deathfic, не-AU, в характере, ОС
Размер: Макси (Max)
Рейтинг: PG-13 (из-за присутствующих элементов насилия и жестокости, а также жесткой лексики)
Персонажи: Перечислять чересчур долго, посему читайте, и все-все узнаете…
Предупреждения: Есть кровь, жестокость в определенных моментах. Также присутствует фрагментальная ненормативная лексика. Но все же не мат.
Саммари: События, идущие после «Завоевателя Шамбалы». Прошел где-то год после того, как общество Туле пыталось открыть врата в Шамбалу, а вместо этого открыла Врата в мир, который был родным для Эдварда и Альфонса Элриков. Воссоединившись, они спокойно живут в Германии, изучают местные науки. Но в один прекрасный день спокойствие снова прерывается…
От автора: Долгие думы, перепросмотры аниме, читки алхимических трактатов и информации об известных алхимиках мира сего навлекли идейку о создании вот такого вот продолжения истории «Стального Алхимика». Притом думы продолжались даже после появления идеи. Было много вариантов того, какие будут новые герои, в чем будет смысл истории и прочее. Все они рассматривались, переделывались, вычеркивались… ну и вот то, что вы читаете, - это итог всех этих дум. Читайте. В лучших традициях жанра – некоторая доля истории, приключения, фантастика, драма… ну и куда же без хоть какой-то доли юмора для разрядки обстановки?..
Пролог. Великий грешник.

Мюнхен, Германия, Местное летоисчисление - начало сентября 1924 года.

Стоял сентябрь – первый осенний месяц. Первый-то первый, однако неожиданно холодный. Дул сильный ветер, который обычно так и норовил проникнуть под одежду и заморозить изнутри. Свинцово-серые тучи закрыли все небо, и создавалось впечатление, что над землей навис большой металлический купол. Изредка раздавались раскаты грома, предвещая сильную грозу, во время которой, как известно, «и самый плохой хозяин собаку из дома не выставит».
В одном старинном двухэтажном доме на окраине Мюнхена в гостиной горел камин. Высокий темноволосый мужчина средних лет, одетый в белую рубашку и темно-коричневые штаны, сидел в глубоком кресле напротив, спокойным взглядом наблюдая сквозь очки за чадящим пламенем. На коленях его лежала рукописная книга, черные каллиграфические буквы названия которой гласили: «Заметки по алхимии и сводным ей наукам».
Время было раннее утро – около пяти часов. По идее, большинство жителей Мюнхена и его окраин должны пребывать в мире приятных грез… Хотя, в нынешние неспокойные годы всякое может быть – возможно, кто-то уже работает, или же прогуливается по улицам города, или же строит планы по государственному перевороту…
Дочь спала в комнате наверху. Интересно, что ей снится?.. И снится ли что-то вообще? Ведь…
Мужчина мотнул головой, отгоняя неприятные мысли, встал из кресла и подошел к большому зеркалу, что висело над камином. Со вздохом он посмотрел на свое отражение. Усталые зеленые глаза такого же мужчины, как он, глядели с той стороны зеркала. Мужчина провел рукой по своей черной с легкой проседью бороде и отошел от зеркала, вновь сев в свое кресло. Поправив очки, он взял и раскрыл отложенную книгу на странице, наверху которой был написан заголовок раздела – «Создание человека. Метод человеческого преобразования». Мужчина поморщился и пролистал раздел до следующего. Заглавие гласило: «Философский камень. Принципы создания. Врата». Мужчина вздохнул и положил книгу на столик рядом…
Сколько лет – пятьдесят, сто? А может, триста?.. Он долгие годы занимался исследованиями в области алхимии. Долгие годы пытался создать то, что не могли до этого другие алхимики. Долгие годы… Когда же момент истины свершился, и все удалось, он решил пойти еще дальше. Поскольку видел то, что никто не может себе даже представить в своих бесконечных фантазиях… Истина… Алхимия, но не та, что обычно использовалась – простые химические опыты с применением физики, медицины и знаний из биологии… Другая… Снова долгие годы поисков, опытов, провалов, успехов… Меж тем проходили столетия за столетиями, сменялись нравы общества, традиции… И вот – уже нечего изучать… Оставалось лишь одно – преступить через мораль и нарушить оставшиеся табу… И он это сделал…
За окном снова громыхнуло. Послышался тихий шелест, постепенно усиливающийся. Начался ливень… Мужчина снял очки и потер переносицу. Всю ночь он думал об одном – как избавиться от такой жизни? Жизни, утратившей смысл. Жизни, которая идет и не кончается…
Со стороны лестницы послышался звук шагов. Мужчина обернулся.
- Николас, дорогой, почему ты не спишь? – спросила женщина, спустившись по лестнице и подойдя к его креслу. Она была в темно-малиновом халате. Каштановые волосы распущены, ореховые глаза внимательно смотрят на мужа.
Алхимик вздохнул.
- Просто не могу уснуть… - сказал он усталым голосом.
Женщина опустила взгляд.
- Все думаешь о том же? Пойми – обратного пути уже нет… - сказала она с тоской в голосе. – Тогда мы все решили. Сейчас нет шанса исправить…
- Я знаю… - мужчина прикрыл глаза и опустил голову. Через пару минут он поднял голову. – Ханна… Если я вдруг сделаю что-то ужасное… снова преступлю все законы… ты сможешь меня простить?
Женщина покачала головой и улыбнулась.
- Конечно… - проговорила она. – А теперь идем спать… День наверняка будет насыщенным, так что тебе нужно хоть сколько-то отдохнуть…
Алхимик кивнул и последовал за женой наверх в спальню…
Да… в принципе, этот день будет обычный, а вот последующие обещали новое… много того, что перевернет всю жизнь алхимика по имени Николас Фламель… и не только его – всей его семьи, и некоторых других людей… Фламель… Тот, чье имя когда-то было известно многим. Тот, кто знает абсолютно все об алхимии. Тот, кого с лихвой можно назвать самым большим грешником всех времен…
- Ты-то, Ханна, простишь… но простит ли Виви… - протянул еле слышно Николас, замыкая за собой дверь их с женой спальни.

Часть I. Предупреждения и надежды.

Глава первая. Новое начало.

Розенхайм, Германия, Местное летоисчисление - середина сентября 1924 года.

-Эдвард-

Стоял вполне теплый осенний день. Если первые сентябрьские деньки были на удивление холодными и дождливыми, то теперь погода снова решила порадовать жителей Германии, да и заодно всего мира. Небо было вполне чистым – по темно-синему полотну выси изредка пробегали легкие белые барашки облаков. Солнце, хоть и не так сильно, как летом, но приятно пригревало своими яркими лучами. Деревья уже были расцвечены золотом и багрянцем. Некоторые листья уже осыпались и устилали улицы, перекатываясь под порывами ветра и бросаясь под ноги прохожим и под колеса машин. М-да, такая погода никак не предвещала того, что должно было случиться…

- «Химия. История создания, основные понятия»… Не то…
Бам! Раздался звук упавшей на пол книги. Я стоял на пошатывающемся табурете и перебирал книги на одной из полок стеллажа в поисках той, что мне хотелось прочесть. Но пока нужная упорно не желала находиться…
- «Строение человека»… Опять не то…
Снова звук упавшей книги. Еще немного, и поиски выведут меня из себя. Ибо на полу уже набралась приличная груда книг…
- «Словарь немецкого языка»… А-ай, да что ж такое?! Куда я задевал эту книгу? – проговорил я с досадой, отправляя очередную книгу в полет.
Рядом послышался крип открывающейся двери, и в проеме показалась голова Альфонса, моего младшего брата.
- Братишка, ты что-то потерял? – поинтересовался он, проходя в комнату и с некоторым изумлением оглядывая кучу книг на полу.
Я как можно аккуратнее развернулся на небольшой табуретке к брату. В руке у меня была зажата книга «Уильям Шекспир. Пьесы».
- Да вот… ты случаем не знаешь, где может быть «Физика»? Уже вторую полку перерываю – нету! – сказал я, отправляя в кучу и несчастного писателя пьес.
Ал призадумался.
- Так Том вроде забирал ее! Ему для чего-то надо было… - сказал он.
Я попытался припомнить, когда это вышеупомянутый Том забирал нужную мне сейчас книгу. И ура – вспомнил! Я хлопнул себя по лбу и с рассеянной улыбкой слез… точнее, чуть не навернулся с табурета. Благо что не навернулся – не хочу ломать оставшиеся живыми конечности.
Том – а точнее, Томас Ренделл, - высокий, с медно-рыжими волосами и карими глазами парень-механик двадцати лет, с которым мы познакомились год назад после похорон Альфонса Хайдериха. Том был отлично знаком с последним: они когда-то вместе изучали механику и ракетостроение. Он был и на похоронах. Сейчас же Том помогал нам с братом, а также периодически проверял, нормально ли работают мои автопротезы. Притом все желал познакомиться лично с «тем великолепным мастером, что сделал такой изумительный механизм». Господи, еще один шизоид, помешанный на винтиках и болтиках…
Мы втроем жили в одном номере гостиницы Розенхайма – городка в Германии, куда приехали из Мюнхена четыре месяца назад. В этом городе жил один из клиентов Тома – какой-то видный господин нанял его проверять работу станков на своем заводе… Вот так все было. Ну да вернемся к настоящему…
- Ну забыл я… - усмехнулся я. – Ладно, в таком случае подождем, когда этот охламон явится… Интересно, разобрался ли он с устройством моих автопротезов или нет?
Я начал собирать книги с пола и ставить обратно на полку.
- Кто его знает… - пожал плечами Ал, сев на подоконник и выглянув на улицу.
- Он бы составил отличную пару Уинри… - с ехидным смешком проговорил я, подняв последнюю книгу. – Хотя два сумасшедших механика, швыряющиеся гаечными ключами – это явный перебор!
Брат молча кивнул, также усмехнувшись.
- А интересно, как сейчас поживают Уинри и тетя Пинако? – проговорил он, продолжая смотреть в окно.
Я поставил книгу на полку, подошел к окну и встал рядом.
А действительно – как? Ведь год назад мы с Уинри виделись-то всего на один жалкий миг… Да и при каких обстоятельствах – когда наш мир чуть было не разрушили. Чуть было не разрушили по нашей же с Алом вине… Хотя, теперь-то можно было вздохнуть спокойно – Врата больше никто не сможет открыть…
- Не знаю… - с вздохом задумчиво сказал я, глядя на небо за окном. – Может быть, как обычно – живут в своем доме в Ризенбурге, делают для людей отличнейшие автопротезы…
- Да-а… - протянул Ал, прислонившись лбом к оконному стеклу. Тут он встал с подоконника, улыбнувшись и показывая куда-то на улицу. – Гляди, Том возвращается.
Я посмотрел в указанную сторону и увидел Тома, вприпрыжку несущегося по улице к гостинице. М-да, интересно, как можно бежать с сумкой, набитой инструментами?..
- Судя по тому, как он возвращается, - приулыбнулся я, - у него какие-то хорошие новости… может быть…
Через пару секунд послышался звук открываемой двери, и в комнату влетел Томас. Неудачно влетел – запнулся о порог и растянулся на полу. Мы с братом отошли от окна и склонились над ним.
- Где-то началась бесплатная раздача запчастей и отверток с ключами? Чего так несся-то? – усмехнулся я, помогая механику встать.
- Нет, библиотека раздавала книги по химии… - с усмешкой съязвил в ответ Том, встав. – У меня новость лучше: ко мне домой в Мюнхен приехала моя младшая сестра!
Мы с Алом переглянулись.
- Великое событие. Ты, кстати, не рассказывал, что у тебя есть сестра! И раз она есть, то где ж она была все это время? – сказал я.
- Ну, она три года как была в отъезде в Лондоне, в Англии, - сказал Томас, старательно роясь в кармане. Через миг он выудил фотокарточку и протянул ее нам. – Вот, это ее последнее фото – год назад получал.
Я взял фотографию в руку и глянул. Она была черно-белая (как, впрочем, все фото в этом мире). На ней была изображена радостно улыбающаяся девушка лет двенадцати-тринадцати, с длинными ниже плеч волосами, одетая в белую блузу и длинную темную юбку. На заднем фоне виден был Тауэрский мост.
- Ясно… Ладно уж… Значит, сие говорит о том, что мы возвращаемся обратно в Мюнхен. Я прав? – я изучающе посмотрел на механика. Про книгу уже было благополучно забыто.
Томас кивнул. С его лица все не сходила радостная улыбка.
- Ясно… А когда мы поедем? – поинтересовался Ал.
Ох лучше бы не спрашивал – так в итоге подумал я… На этот вопрос механик ухмыльнулся, сдернул с вешалки наши пальто и всучил нам.
- Прямо сейчас! Поезд скоро отходит, потому собирайте вещи, - сказал он все в том же радостном тоне.
- ЧТО-О-О?! – хором воскликнули мы оба, поспешно натягивая пальто.
- А раньше сообщить никак нельзя было?! – я понесся в другую комнату и стал закидывать вещи в чемодан.
- Ну… Я забыл! – рассеянно усмехнулся Томас, поправляя лямку сумки на плече.
- У тебя порой не голова, а решето! – раздраженно рявкнул я, носясь по номеру туда-сюда в поисках вещей. Ал носился вместе со мной, хотя все же медленнее, чем я.
- Брат, ты, главное, тоже ничего не забудь! – назидательно сказал он, подавая мне выпавшую у того из рук книгу.
- Только не намекай на то, что и у меня память дырявая! – сказал я, взяв тетрадь у брата и положив ее в чемодан. Захлопнув оный, я облегченно вздохнул и направился к двери.
- Он не намекает – он прямым текстом заявляет! – хохотнул Томас, выходя за мной из номера.
Ну все, это уже слишком! Ал тяжко вздохнул и вышел следом, ожидая очередной перебранки между Томом и мной. Которая, ясное дело, в итоге последовала и закончилась погоней по улице вплоть до вокзала – механик что есть духу удирал от разъяренного меня…

* * *
За окнами вагона поезда мелькали дороги, поля и деревья. Колеса ритмично стучали, когда поезд ехал по рельсам, и этот стук складывался во что-то наподобие мелодии. То, что у многих называется «музыкой дороги».
Все же крайне приятно ехать куда-либо на поезде. Сама атмосфера внутри вагона навевает всякие приятные мысли. А уж если твоему характеру присуща такая черта, как авантюризм, то поездки на поездах становятся поистине наслаждением…
Был уже вечер. Не так давно была краткая остановка, до Мюнхена оставалось не слишком много. Я, хмурый, как туча, сидел возле окна, подперев рукой подбородок. Тома я прощу нескоро. Ох как нескоро… Ал и Томас сидели рядом и говорили на тему сестры механика. Как выяснилось… или, скорее, как донеслось до моих ушей, девушку звали Анна, характер у нее был веселый, задорный, будто бы ей было не тринадцать, а семь-восемь. Среди главных ее интересов были такие науки, как химия, физика, анатомия и медицина. Правда, из недостатков был один – «у нее вечно все валилось из рук», как сказал механик. Ал и Том смеялись, а я погрузился в различные раздумья. Одно из них – на тему того, что мы будем делать после того, как прибудем в Мюнхен…
В принципе, Том мог бы заняться поисками новых клиентов, а мы с Алом могли бы продолжить исследования в различных интересовавших их сферах науки… Хотя, звучало это крайне скучно.
М-да, не жизнь, а тоска какая-то… Зато спокойно… Однако стоило ли спокойствие скуки?..
Из раздумий меня вывел чей-то голос, задавший вопрос:
- Простите, здесь можно сесть?
Я поглядел в сторону, откуда спрашивали. Там стояла среднего роста худая девушка. На вид ей было где-то лет пятнадцать. Длинные, черные, как перья ворона, волосы были чуть ниже лопаток. Ярко-зеленые… можно даже сказать, изумрудные глаза изучающе глядели на нас троих. Когда я встретился с ней взглядом, то у него возникло какое-то странное ощущение. Словно передо мной был неживой человек. Не очень приятно – так же бывало, когда я смотрел в глаза гомункулам…
- Конечно, садитесь! – приветливо сказал Томас, подняв голову. Тут он расплылся в радостной улыбке. – Жени! Ты ли это?
Девушка изумилась, потом моргнула пару раз и усмехнулась.
- Том, надо же. Не ожидала тебя увидеть… - сказала она, улыбаясь. Однако странно – эмоция радости была еле видна, не такая искренняя, какая обычно бывает у давно не видевшихся друзей. Подозрительно…
Девушка села на противоположное сиденье, прямо напротив меня. Рядом с ней сели мужчина, одетый в коричневый костюм и белую рубашку, и женщина, одетая в длинное серое платье и коричневый жакет (до чего скучная одежда в этом мире!). Оба на вид среднего возраста; мужчина с длинными черными волосами, убранными сзади в хвост, черной с проседью бородой, зелеными глазами (не такими ядовитыми, как у дочери), скрытыми за очками; женщина с длинными каштановыми волосами, забранными сзади в пучок, приятными чертами лица, ореховыми глазами. Я решил сперва, что это ее родители. Как выяснилось потом – угадал.
- Томас, какая приятная встреча! – проговорила женщина, приятно улыбаясь. – Ты никак едешь обратно в Мюнхен?
- Да, госпожа Ханна, - кивнул Том, так же приветливо улыбаясь. – Анна приехала, вот я и решил вернуться… Да и дело с клиентом уже завершено.
- О-о, это замечательно! Жени давно не виделась с ней и соскучилась не меньше твоего… Слышала, милая? – дама обратилась к дочери. – Твоя подруга приехала.
Девушка кивнула и улыбнулась. Несколько странно улыбнулась… Кто же она такая?.. Л-ладно, может, я излишне подозрителен. Хотя… ай, подумаю над этим позже…
- Ну, а кто эти симпатичные молодые люди? – Ханна посмотрела на нас с Алом. При слове «симпатичные» мы несколько смутились. – Твои друзья?
- Да. Это Эдвард и Альфонс Элрики, - представил нас Том. Затем обратился к нам. – А это Николас и Ханна Фламели. Ну и их дочь Женевьева.
- Рады знакомству, - Ханна улыбнулась мне. Я кивнул.
- Элрики… Вроде я одно время был знаком с вашим отцом… Его звали Хоэнхайм, если я не ошибаюсь? – сказал Николас, вопросительно глядя на меня.
- Да, именно… - с некоторой грустью кивнул я.
М-да, до чего смешно: пока отец был жив, я его жутко ненавидел большее время, а как его не стало, так теперь при одном воспоминании становится грустно. А Ал так и вообще видел его меньше моего…
Фламель усмехнулся.
- Жаль его. Это общество Туле… Он был хорошим алхимиком, - сказал он задумчиво.
Мы с Алом переглянулись.
*Отец ему рассказывал о себе?* - шепотом сказал изумленно брат.
*Не знаю… Возможно, что и так… Тогда кто же этот Фламель?.. Надо будет выяснить…* - ответил тихо я.
Остальную дорогу до Мюнхена ехали молча. Только госпожа Ханна и Том разговаривали о своем. Наконец, прибыли.
- Ну, что ж, заходите в гости как-нибудь, ребята! – сказала Ханна с улыбкой. – Мы будем рады…
- Конечно, госпожа Ханна! – кивнул механик.
- Рады были познакомиться! – хором сказали мы с Алом.
Я глянул на Жени. Она посмотрела на меня несколько неживыми глазами, слегка улыбнулась и кивнула. Я вроде как улыбнулся в ответ и помахал рукой.
Распрощавшись с новыми знакомыми, мы направились от вокзала в ту сторону, где жил Том…

* * *

Мюнхен, Германия, Местное летоисчисление – середина сентября 1924 года.

Был уже поздний вечер. На улице уже стемнело, на небе появились первые звезды. Луна, серо-белая, словно серебряная монета, отчасти освещала улицы Мюнхена, которые были чуть спокойнее и менее шумные, нежели днем. В такое время обычно женщины и дети сидят по домам, а мужчины подтягиваются в различного рода кабаки обсудить дела сегодняшнего дня…
- Ребят, ребят, да ладно вам! Это всего лишь простое гадание! – Том вился вокруг нас с Алом. – Ну послушаем, и все! К тому же, идти недалеко!
- Том, на кой нам эта чепуха? – с вздохом спросил я, слегка пнув подкатившийся под ноги лист. – Уже поздно, сидели бы дома!
- Я же говорю: пос-лу-ша-ем, и все! Разве не интересно знать, что тебя ждет в будущем?.. Хотя, обычно все это не сбывается! – продолжал настаивать на своем механик.
- Том, а прям обязательно знать свое будущее? Может, не стоит? – несколько опасливо сказал Ал.
- Да, братец, действительно… Что ты нас потащил к какой-то гадалке? Кто тебе опять мозги пропесочил? – согласилась Анна, шедшая рядом с Алом.
Мы уже познакомились с сестрой Тома. Девушка оказалась несколько другой, нежели на той фотографии, что показывал Том – выглядела в целом повзрослее, волосы у нее были короткие, до плеч. Притом, как стало видно, огненно-рыжие. Глаза же были буквально синие, и все время в них присутствовала искорка задора. Характер же полностью соответствовал тому, что рассказал Том.
Сейчас же мы дружной гурьбой в четыре человека шли по улице Мюнхена. Механику рассказали про какую-то гадалку, и ему взбрело в голову сходить к ней и узнать про будущее. На ночь глядя. Ну да кого только куда не несет в позднее время? Бывает, и в магазин за цветами в два часа ночи побегут… Одному Тому идти не хотелось – потащил всех нас с собой…
- Никто мне ничего не пропесочил! – деланно возмущенно произнес Томас. – Захотелось… А одному неинтересно!
- Ага, а ежели притащить нас, то будет интересно? – усмехнулся я.
- Сам подумай, - хитро ухмыльнулся механик. – Вдруг про будущую спутницу жизни нагадают чего…
Я закатил глаза, изобразив на лице что-то вроде скуки. Вечно этот рыжий засранец подкалывал меня на тему моей незаинтересованности особами женского пола. Ну извините – я все-таки ученый, мне не до свиданок!
- О, вот и пришли! Я же сказал, что это недалеко! – радостно произнес Том.
Мы пришли к небольшому старому домику. На вид строение было еще доисторических времен: деревянное, как деревенский домик, однако с красивыми резными ставнями на окнах и дверью. К двери вела небольшая лестница с завитыми перилами. В общем, дом напоминал сказочную избушку и явно выделялся среди остальных домов столицы Баварии.
- Э… Мы точно адресом не ошиблись? – спросила Анна. – Больше похоже на конфетный домик злой колдуньи из сказки про Ганзеля и Гретель…
- Да точно, сестренка, - Том поднялся по лесенке и постучал в дверь. Никто не ответил и не открыл.
- Может, она уже спит? Вовремя ты, конечно, подорвался будущее узнавать… - усмехнулся я, уперев руки в бока.
- Ой-ой-ой… Чем язвить, иди сюда… - сказал в том же тоне механик.
Я пожал плечами и поднялся к Тому. Также постучав и не дождавшись ответа, я толкнул дверь… Та открылась с тихим скрипом.
- Это своеобразное «добро пожаловать»?.. – протянула Анна с некоторой опаской.
- Что ли заходим, я так думаю… Чем быстрее зайдем, тем быстрее потом уйдем… - проговорил я и прошел внутрь. За мной последовали остальные…
Внутри царил полумрак. Свечи вместо ламп, восточный стиль обстановки и аромат лотоса придавали некую таинственность этому помещению. Пройдя через прихожую в гостиную, мы увидели гадалку, сидящую в центре комнаты за круглым столом, накрытым лиловой скатертью. Это была женщина средних лет цыганской наружности – с темно-каштановыми волосами, карими глазами и смуглой кожей. Одета она была в темно-синее платье и сиреневую шаль. На руках было множество перстней с различными странными знаками. В общем, типичная гадалка, каких много бывает на всяческих балаганах и рынках – «позолоти ручку, милый, все скажу!».
- А-а-а… Я вас ждала… Томас и Анна Ренделлы, а также Эдвард и Альфонс Элрики, я понимаю? – гадалка с загадочной улыбкой указала на четыре стула напротив себя. – Садитесь, коли пришли…
Мы недоуменно переглянулись и сели на предложенные нам места.
- Госпожа Милана, откуда вы знаете наши имена? – поинтересовался, не выдержав, Томас.
- Я много чего знаю… А еще знаю, что всех вас четверых, а также еще двух людей, ждет очень опасное, но увлекательное будущее… - все так же загадочно проговорила гадалка.
- Да ну?.. И какое же? – с легкой скукой в голосе спросил я. В принципе я никогда не верил во все эти штуки типа предсказания будущего или гадания по руке. Да, я скептик – скучный человек без фантазии.
Милана глянула на меня и слегка вздохнула. При этом улыбка не сходила с ее лица.
- У тебя, мальчик мой, трудное прошлое… Тяжелые были дни. Так и у твоего младшего брата… - сказала она. – Но будущее вас ждет не менее трудное. Снова опасные путешествия, препятствия в виде новых врагов… Однако могу сказать для вас радостную вещь: вы вернетесь туда, откуда вы пришли…
Ал сидел и полным удивления взглядом смотрел на гадалку. Я же с некоторым сомнением и недоверием воспринял ее слова. Не мог ли кто проболтаться ей о нас? Или она тоже из этого проклятого общества Туле?
- Вижу, ты сомневаешься… - сказала госпожа Милиана. – Что ж… Тогда скажу следующее… В следующий день произойдет одно убийство, и ваша команда расширится на еще одного че… хотя, на самом деле трудно сказать, что это человек… Затем вас станут преследовать. На второй день, вечером, случится то, чего бы вам наверняка хотелось менее всего, но так вы попадете туда, откуда вы пришли… Дальше же и начнутся события, что приведут к финалу, который вы выберете сами – одна жертва ради миллионов или же миллионы ради одной… Решать впоследствии одному из вас… А выбор, поверьте мне, будет не из легких…
- Ну ничего себе… - выдохнули хором Том и Анна.
Я только лишь нахмурился, но все равно сомневался в правдивости слов гадалки.
- Что ж, если это все, что вы хотели нам сообщить, то мы пойдем… - встал я со стула. Ал, посмотрев на меня, встал следом.
- А… Про будущие вторые половинки вы не предсказываете? – задала смущенно вопрос Анна.
Я, Том и Ал уставились на нее и отрицательно закачали головами, давая понять, что лучше уж больше ничего не спрашивать. Гадалка рассмеялась на короткое время, но потом сказала с улыбкой:
- Девочка моя, этот вопрос задает каждая девушка твоего возраста… Что ж, вообще-то не стоит рассказывать о будущей паре, но… Скажем так, время покажет.
Анна явно не была удовлетворена ответом, но под нашим давлением больше расспрашивать не стала и кивнула. Они с Томом также встали.
- Спасибо вам, госпожа Милиана… - поблагодарил предсказательницу механик.
- Спасибо - вещь дорогая… Берегите себя, ребятишки, и помните – врагом может стать тот, от кого вы вовсе и не ожидаете этого… - сказала предостерегающе гадалка. – И еще: не говорю вам «прощайте» – говорю «до свидания». Мы еще свидимся…
Мы дружно вышли из домика. На улице стемнело окончательно – луну, как и все небо, закрыли облака, а фонари с чего-то не горели. Задувал непривычно холодный ветер, поднимая вверх сухие листья и закручивая их в вихри. Меня это несколько насторожило.
- Странно… а почему погода так резко сменилась? – осторожно спросила Анна.
- Не только это странно – фонари не горят… - добавил Ал, оглядываясь вокруг.
- Бред какой-то… Фонари не горят, потому что не зажгли их еще, а погода порой и не такое выкидывает… - произнес я, потерев лоб, и обернулся. Да так и обомлел. На месте дома гадалки… было пусто. Совсем ничего, разве что пара-тройка валяющихся деревянных досок.
- А это уже черт знает что… - только и выдохнул я.
Остальные были удивлены не меньше. Поэтому мы все решили поскорее отправиться домой и на следующий день обдумать недавно узнанное. Кто знает – а вдруг все это не просто слова… Хотя я лично все равно сомневаюсь!

Глава вторая. Послание.

Сентрал-сити, Аместрис, Летоисчисление – середина сентября 1918 года.

Один последний поворот… Скрип! Гайка прочно завинтилась на нужное место.
- Отлично… - удовлетворенно проговорила Уинри, убирая ненужные детали и рассматривая собранный автопротез руки. – Еще один готов…
Она провела ладонью по лбу и отложила в сторону отвертку. В последнее время заказы зачастили, что крайне удивительно, поэтому Уинри порой не спала ночами, дабы успеть сделать все необходимое. Девушка перебралась в столицу не так давно, однако уже повсюду были слышны толки о «великолепном механике Рокбелл». Что ж, ее обязанностью теперь было продолжение дела бабушки…
В самой же стране пока все было тихо. Даже удивительно, если учитывать то, что происходило последние несколько лет – казалось бы, покоя в Аместрисе не наступит никогда. А тут…
После событий прошлого года Лиор и Сентрал-сити были реконструированы. Было потрачено много средств и трудов, но теперь от развалин домов и провалов на дорогах ничего не осталось. Жизнь шла своим чередом, и в принципе ничто более не предвещало каких-либо губительных для страны событий…
Уинри сложила инструменты в чемодан и с облегчением села на диван. Можно было в кои-то веки отдохнуть, подумать о чем-нибудь... Например, о том, где теперь носит этих вечных авантюристов братьев Элриков…
Механик вздохнула. И в самом деле – хороший вопрос… Год назад случилось нападение на страну, и Лиор с Сентрал-сити подверглись атаке неизвестного вида существ... Тогда же после двух лет отсутствия без какой-либо вести объявился Эд. И потом так же быстро пропал после окончания смуты, на этот раз вместе с Алом…
Ей было явно сказано больше их не ждать. Но что поделать – Уинри все равно лелеяла надежду, что эти двое снова вернутся, и наконец-то начнется спокойная жизнь…
Стук в дверь мастерской вывел девушку из раздумий, и она встала, дабы открыть.
- Привет, Уинри! – на пороге стояла улыбающаяся Шеска. В руках у нее был букет цветов. – Я тебе не помешала?
- А, да нет, Шеска. Я как раз закончила работу… Тебе что-то нужно? – улыбнувшись, спросила механик.
- Ну, хотела предложить сходить вместе на могилу мистера Хьюза… И помянем, и прогуляемся, свежим воздухом подышим, - сказала девушка, поправляя очки.
- А-а… Хорошо, только кое-что приберу… Проходи пока, не стой на пороге! – сказала Уинри и, взяв со стола недавно сделанный автопротез, направилась через мастерскую на небольшой склад. Шеска кивнула и, пройдя внутрь, села на диванчик. Она немного осмотрелась вокруг. Интерьер мастерской остался все тем же – прилавок с инструментами напротив двери, диванчик для ожидания слева от двери, проход в комнату, где Уинри работает с клиентами… Взгляд девушки-«книжного червя» (такое прозвище ходило среди коллег по работе – после всего Шеске все же удалось вернуться на прежнюю работу) задержался на фото, стоящем в рамке на полке за прилавком. Она зашла за прилавок и взяла фотографию. Та была сделана довольно давно – белые края слегка пожелтели от времени. С прямоугольника фото улыбались трое ребят – двое мальчишек и девчушка, обнимающая собаку. Ясное дело, в этих детях можно было узнать Уинри и ее друзей детства – Эдварда и Альфонса Элриков. Девушка невольно улыбнулась.
- Ну, вот теперь можем идти! – Уинри вернулась со склада. – Шеска?
- А? Да, да, конечно! – Шеска чуть не выронила от неожиданности фото. Поймав его, она быстро поставила его обратно на полку и несколько нервно улыбнулась.
Девушки вышли из мастерской и направились по улице Сентрал-сити к кладбищу…

* * *
Погода стояла вполне хорошая, несмотря на то, что была уже середина сентября. Солнце грело как-то не по-осеннему тепло своими яркими лучиками. Небо было чистое – ни единого облачка на синем полотне. Поскольку недавно прошел дождь, темно-зеленая трава на кладбище вся блестела. В воздухе витал аромат свежести и опавших листьев.
Уинри и Шеска стояли напротив могилы Маэса Хьюза. Ветер слегка трепал им волосы.
- А все же время летит так быстро… - негромко проговорила Шеска, вытирая слезы.
- Да… Вроде недавно человек был полон жизни, радостный, имеющий замечательную, любящую семью… - кивнула Уинри. – А теперь стоишь и смотришь на холодный серый камень его могилы… Если бы только тогда…
- Что уж теперь говорить – прошлого не воротишь, - слегка улыбнулась девушка-«книжный червь». – Мистер Хьюз был замечательным, добрым человеком. Думаю, он бы не хотел, чтобы по нему так грустили.
- Наверное… - механик улыбнулась в ответ. Девушки направились к выходу с кладбища. – Н-да, порой я веду себя совсем пессимистично! Непохожа на себя…
- Может, это потому, что Эда и Ала больше нет рядом? – ляпнула Шеска, но тут же прикусила язык, боясь гневных реплик в свой адрес. Но Уинри только хмыкнула.
- Да, пожалуй… Они ведь мне были как родные братья… Без этих двоих не так весело… - протянула она. – Хоть они только и делали, что пропадали где-то, ничего не объясняя… Хоть и Эд был порой занудой, каких поискать… Но все равно…
- Было б лучше, если б они вернулись… А мне кажется, что рано или поздно это случится! Хоть… хоть завтра! – с улыбкой произнесла Шеска. – Вот увидишь!
Механик посмотрела на нее и рассмеялась.
- Ты так уверена в этом… - сказала она.
- Да! А что? Давай поспорим! – девушка-«книжный червь» сама рассмеялась. – Элрики завтра же объявятся в Сентрал-сити! Вот мое личное мнение…
- Ну ладно! А что тогда делает проигравшая? – с усмешкой спросила Уинри.
- М-м-м… Проигравшая печет яблочный пирог! – сказала после некоторых раздумий Шеска.
- О-о-о, тогда уж лучше мне заранее признать поражение! – пуще засмеялась механик.
- Это что, намек на то, что я не умею готовить? – с нервной усмешкой спросила Шеска.
- О, нет-нет, что ты! – Уинри замахала руками с нервной улыбкой. – Вовсе нет! Просто я думаю, что в итоге все будет так, как ты сказала!
- М-да? – недоверчиво протянула девушка, поправив очки за дужки. – Посмотрим, посмотрим…
Девушки переглянулись и снова засмеялись. Так и прошла оставшаяся дорога…

* * *
- Спасибо за все, мисс Рокбелл! Протез работает изумительно! – мужчина, подвигал новым протезом-ногой. – Впрочем, ваши автопротезы всегда были великолепными.
- Что вы, мистер Гамильтон, вы мне льстите… - усмехнулась Уинри, убирая отвертку и гаечный ключ.
- Нисколечко, мисс Рокбелл! У вас золотые руки… - мужчина улыбнулся и надел на голову шляпу. – Если что, я к вам как всегда, да?
- Конечно! До свидания, мистер Гамильтон!
Механик попрощалась с клиентом, и он вышел. Хлопнула дверь. Уинри устало вздохнула и присела на стул за прилавок.
Еще не было слишком поздно, но на улице уже начинало темнеть. Погода к середине дня отчего-то резко испортилась – небо заволокли тучи, скрыв солнце, задул холодный ветер. Периодический грохот предвещал начало серьезного ливня. Однако пока с неба не упало ни капли.
«Странное дело… - подумала механик, подойдя к окну и выглянув на улицу. – Раньше погода не менялась так внезапно…»
Вдруг грохотнуло снова, и Уинри аж подскочила на месте. Свет в комнате мигнул и погас.
- Вот черт… Лампочка перегорела, что ли? – пробубнила механик и пошла за табуретом. Найдя его, она поставила его на пол под лампой, залезла и стала выкручивать лампочку.
При ближайшем рассмотрении выяснилось, что с лампочкой все в порядке. Уинри хмыкнула и вкрутила ее обратно. После чего слезла с табурета и поставила его на место. Окинув взглядом все помещение, девушка заметила записку на столе. Совершенно непонятно, откуда она могла взяться. Разве что из воздуха… Но это звучало нелепо.
Уповая на то, что записку мог оставить мистер Гамильтон, а она просто не заметила ее сперва, Уинри взяла сложенный пополам листок и развернула. Почерк, которым была написана записка, был довольно красивым и необычным. Насколько механик знала, ни один из ее знакомых не мог так писать… На бумаге красными чернилами было выведено:

«Жди, жди, тебе всегда это удавалось.
Скоро наступит тот день, когда
прибудут важные люди. Задуют северные ветра, и
твои ожидания станут не напрасными.
Друзья ведь надолго не пропадают…»

- Околесица какая-то… - фыркнула девушка, рассматривая записку. – Хотя…
При рассмотрении лишь первых слов каждой строчки выходило своеобразное послание: «Жди. Скоро прибудут твои друзья». Уинри мотнула головой, скомкала бумажку и бросила в корзину для мусора.
- Уж не Шескины ли шуточки?.. Хотя, на ее почерк не похоже… Тогда чьи же?.. – высказала свои мысли механик, садясь на стул. – Хм-м… А может, действительно что-то случится?.. Так, Уинри, Уинри, что за суеверность? Перестань! Ты наверняка переработала, тебе нужен отдых…
С этими словами Уинри отправилась на верхний этаж мастерской, где располагалась ее комната. Нужно было в самом деле передохнуть и еще раз все хорошенько обдумать. Вдруг такие вещи, как появление неизвестно откуда неизвестно кем написанной записки с чем-то вроде предсказания, происходят неспроста?..
… В это же время где-то очень далеко другие люди получили свое предсказание…

Добавлено (28.06.2009, 17:08)
---------------------------------------------
Глава третья. Беда не приходит одна.

Мюнхен, Германия, Местное летоисчисление – середина сентября 1924 года.

Прошла ночь прошлого и утро и день следующего дня. На улице вновь вечерело. Погода была не ахти какая: с самого утра лил противный дождь, а также дул не менее противный холодный ветер. В такую погоду на улицу нос лучше не высовывать… Самое странное было то, как вполне ясные и погожие деньки могли в одночасье стать хмурыми и дождливыми?..
После похода к госпоже Милиане мы долго обсуждали смысл ее предсказания. Я упорно считал, что все это бредни, и верить этому не стоит. У Тома было такое же мнение, хоть его и терзали некоторые сомнения. Ал же считал, что в речи предсказательницы все же есть какой-то смысл, и что не следует сразу отрицать абсолютно все. С ним согласна была Анна. В общем, мнения разделились на две противоположности…

- «Сила действия равна силе противодействия»… М-м-м… Так… - пробормотала Анна, сидя на диване и листая книгу по физике. Рядом на столе лежали книги по другим ее любимым предметам – химии, анатомии и медицине.
- Сестренка, и чего тебе прямо с утра надо садиться за эти книги? – с усмешкой сказал Том, спускаясь по лестнице с верхнего этажа дома. – От такого количества знаний голова не заболит? Ты уже несколько часов сидишь и только и делаешь, что штудируешь всякие правила и законы… Вон, прям как Эд. Тоже занимается вечной зубрежкой…
Я в это время проходил мимо. Ребята меня не заметили. Фыркнув, я отвечать на наглость Тома не стал. Вот еще…
- Да ну тебя, Том! Это же так интересно… - надулась девушка, но потом улыбнулась. – Хотя, в принципе, ты прав – порой объем этих познаний меня утомляет. Вот если бы… была одна наука, вмещающая в себя все эти понятия! И… возможно, с чем-то вроде магии…
- Ну ты даешь… Магия… - фыркнул Томас, садясь на диван рядом. – Ты не собираешься ударяться в масонство или что-то в этом роде, я надеюсь?
- Нет, конечно! Просто помечтать иногда хочется… - сказала Анна, кладя книгу по физике на стол и потягиваясь.
Я усмехнулся. Знала б она, что есть такая вещь, как алхимия. Хотя лучше ей не знать, наверное…
Анна решила перевести тему разговора.
– А Эд с Алом где? – спросила она.
- Наверху. Обсуждают вчерашнее предсказание… - махнул рукой механик. – А также еще какую-то бредятину, в которой я ничего не понимаю…
- А-а-а… Брат, а что ты думаешь по этому поводу? Бред это, или же действительно что-то случится? – поинтересовалась девушка, поправляя юбку.
- Ну-у-у… Как тебе сказать… - Том задумался. – В принципе, у меня двоякое отношение к этому предсказанию… Как-то и не верится, что произойдет то, о чем сказала госпожа Милиана… Но с другой стороны, чем черт не шутит. К тому же, в ее словах была твердая уверенность в том, что все это сбудется…
- Да… - кивнула Анна, вставая с дивана и подходя к окну. – Том… А кого могут убить сегодня вечером? Точнее сейчас – уже ведь вечер…
Томас нахмурился.
- А стоит ли об этом думать? – сказал он, глянув на часы. Те показывали без десяти шесть вечера.
Девушка пожала плечами и улыбнулась.
- Наверное, нет! – сказала она.
- Слушай… А чего ты к Жени сегодня не ходила? – поинтересовался механик.
- У нее сегодня занятия пения… - махнула рукой Анна. – Может, потом к ней зайду – как она позвонит…
В тот же миг раздался громкий стук в дверь. Я не выдержал и прошел в комнату.
- Кто это еще пришел? – спросил я. Ал спустился со второго этажа.
- Сейчас узнаем… - протянул Томас, открывая дверь.
На пороге без пальто, трясясь о холода, вымокшая насквозь, стояла Жени. Лицо у нее было бледное, в зеленых глазах читался, хоть и не слишком четко, неподдельный ужас.
- Жени! – Анна подскочила к подруге и взяла ее за плечи. – Что стряслось? Почему ты так напугана?
Девушка не отвечала, лишь шевелила губами.
- ЖЕНИ! – подруга встряхнула ее за плечи.
Женевьева словно очнулась и вцепилась в свою очередь в плечи Анны.
- Там… Он… убил… мама… она… - сбивчиво говорила она. В таком состоянии давно бы уже лились в две реки слезы, как это обычно у девушек, однако на глазах Жени не выступило ни малейшей слезинки.
- Успокойся, Жени… - Анна провела подругу внутрь и усадила ее на диван.
- Черти что… - хмыкнул Томас, закрывая дверь.
Женевьева сбивчиво дышала, периодически шмыгая носом. Ее все еще трясло.
- Тише, тише… - Анна провела рукой по черным волосам девушки. Та перестала дрожать и склонила голову вниз.
- Может, расскажешь, что случилось, Жени? – я присел рядом. У меня было нехорошее предчувствие по поводу всего этого… Блин, да что ж у меня сплошные нехорошие предчувствия?! Та-а-ак, точно что-то будет…
Жени посмотрела на меня. Опять эти несколько неживые глаза… У меня все увиляется подозрение, что она не человек!
- Это произошло так… неожиданно… - медленно проговорила она. – Словно кошмарный сон… который бы лучше никогда не снился…

* * *

Около получаса назад…

Жени шла домой с занятий пения. Дождя пока не было, посему она шла со сложенным зонтом. Господин Де Мари отпустил ее сегодня пораньше, поскольку она сумела сразу спеть ту песню, что он давал ей сегодня. Вообще учитель был ею доволен и, как, в принципе, и другие учителя, называл ее «гениальным ребенком».
Да… «Гениальный ребенок»… Знали бы они ее ма-аленькую тайну, о которой понятия не имела даже она сама… Вот тогда бы началось. Ученые бы просто ахнули. Гуманисты были бы вообще возмущены. Ведь была нарушена всякая мораль о том, что человеческая жизнь священна, и никто не имеет права играть роль Бога…
Жени вообще частенько посмеивалась над тем, что писалось в книгах с содержанием гуманизма. Больше всего же ей нравились старые записи одних из самых мудрых (по ее личному мнению) ученых – алхимиков. Ведь благодаря именно их опытам современные ученые умеют создавать и исследовать новые металлы, знают о строении тела человека, имеют познания в области физики и медицины…
В общем и целом перспектива, что дочь может стать подопытной крысой для всякого рода исследований, не прельщала Фламеля, посему он вместе с женой всегда отговаривался, что они удочерили девочку – Ханна все-таки была уже не в том возрасте, чтобы иметь детей. Вы спросите: «А как же внешнее сходство с родителями? Такое бывает лишь у родных детей…» Николас ответит вам: «В мире вообще часто встречаются похожие люди…»
Спросите – в чем же загвоздка? Что такого особенного в Женевьеве Фламель? Ну, подумайте сами…
Скрипнула входная дверь, и Жени облегченно вздохнула – вот она и дома.
- Па-ап, я вернулась! Господин Де Мари отпустил меня пораньше сегодня… - сказала она, снимая туфли и пальто и проходя в гостиную.
- О-о, надо же… С чего это он вдруг? Обычно этот щеголь даже задерживал тебя, а тут… - отец оторвался от чтения какой-то книги и улыбнулся. Он стоял, склонившись над столом, освещенным тусклым светом небольшой настольной лампы. На столе кроме книги лежали листки бумаги со всяческими зарисовками непонятного содержания – круги, пентаграммы в различных прорисовках…
- Да вот… Смогла сразу выполнить задание, что он мне дал… А что ты делаешь? – с некоторым любопытством спросила Жени.
- Оу, да ничего особенного – пара опытов, как обычно! – усмехнулся Фламель, поправляя очки.
- М-м-м… - с кивком протянула девушка. – А мама где?
Алхимик странно посмотрел на дочь – с некоторой холодностью и подозрением, но потом улыбнулся и ответил:
- Она мне помогает, конечно же… Опыт довольно трудный, поэтому нужен помощник. А твоя мама, сама понимаешь, лучшая помощница в моих делах…
Жени с минуту глядела на своего отца с некоторым удивлением, но потом улыбнулась и кивнула.
- Да, мама всегда помогает тебе… Ладно, если что – я у себя наверху! – сказала она и пошла к лестнице.
- Хорошо, дорогая! – отец снова ткнулся в свои записи…

Женевьева где-то полчаса пролежала на кровати, просто глядя в потолок.
«И все-таки… Чем же занимается отец? Этот его взгляд… До костей пробрало!» - подумала она.
За окном громыхнуло, и послышалось тихое шуршание – начался дождь. Жени вздохнула и села на кровати.
«Все же пойду посмотрю…» - решила она и, встав направилась к лестнице.
Спустившись вниз, девушка обнаружила, что в гостиной отца нет, а дверь в дальнем конце, слева от входной двери и от лестницы, открыта. Запретная дверь – дверь в подвал, а также по совместительству лабораторию отца.
- Стоит ли?.. Посмотрим… - проговорила Жени и подошла к проему. Внизу было темно, ничегошеньки не видать… Глубоко вдохнув, Женевьева ступила сперва на первую ступень ведущей в подвал лестницы, затем на вторую и далее…
По мере прохода от лестницы вглубь подвала Жени привыкала к темноте. Вскоре глаза смогли нормально видеть, и девушка разглядела, что стены, пол и потолок испещрены какими-то странными кругами – такими же, что и на бумагах на столе в гостиной.
*Что это такое?* - с некоторым страхом в голосе прошептала девушка, продолжая идти.
Она обошла стеллаж и увидела отца. Тот чем-то занимался. Чем-то странным… И к тому же один… Жени спряталась за одним из стеллажей и стала наблюдать.
- Так… Теперь вот это… Отлично, дорогая… Теперь от тебя будет куда больше пользы… - сказал алхимик голосом без тени какой-либо эмоции. Вспыхнуло на миг алое свечение, затем так же быстро пропало. Фламель немножко отошел от стола… даже кушетки, на которой он над чем-то работал. Приглядевшись, Женевьева ужаснулась…
На кушетке, бледная, с непонятно откуда взявшимся на бедре странным знаком в виде крылатой, с гексаграммой в центре змеи, заглатывающей свой хвост, с заметно потемневшими волосами лежала ее мать. Глаза закрыты, губы черные. Руки и ноги запачканы чем-то красным – кровью, наверное, если судить по сладковатому запаху в воздухе. Жени не сдержалась и испуганно охнула. Отец вздрогнул и обернулся. В его взгляде внезапно появилась ярость.
- Я же предупреждал тебя: не ходи сюда!!! – крикнул он. – Глупая несносная девчонка!!!
- Монстр!!! Убийца!!! – вскричала Женевьева и опрометью кинулась к лестнице.
Спотыкаясь, она поднялась наверх, нацепила туфли и, забыв надеть пальто, выскочила из дома. Хотелось убежать. Убежать как можно дальше от этого дьявольского места, которое она считала своим домом. Убежать от самого Сатаны, которого она считала своим отцом… Но куда?.. Только в одно место – к друзьям… Только там было спасение…

* * *
Жени закончила свою историю. Ком стоял у нее в горле, руки снова затряслись. Мы же все были в шоке, можно сказать.
- Да что же такое твой отец там творил??? – первая отошла Анна. – Какие-то сатанинские ритуалы…
Сатанинские ритуалы… Смешно даже. Не-е-ет, такое не спутаешь ни с какими церемониями по призыву каких-то там демонов.
- Вовсе нет… Это алхимия, - сказал без всяких стеснений я, скрестив руки на груди.
- Это что ж за такая алхимия? Со странными кругами… - нервно проговорил Том, непонимающе глядя на меня.
- Алхимией всегда считалась та же химия, разве что с некоторым применением анатомии, физики, медицины и доли оккультизма… - протянула его сестра. – Разве существует какая-то другая?
Мы с Алом переглянулись.
- На самом деле существует… У нас вот алхимия - это создание, преобразование и разрушение предметов при помощи энергии души и Круга Преобразования… если говорить упрощенно, разумеется… - сказал Альфонс.
Анна и Том большими от удивления глазами уставились на нас.
- Как понимать «у нас»? Вы что, с Луны свалились? – выдохнул механик.
Да уж, и впрямь… Я косо глянул на брата и укоризненно покачал головой, тем самым говоря, что надо было получше сформулировать фразу. Брат виновато опустил взгляд.
- М-м-м-м… Как бы еще так объяснить, чтоб ты не принял нас за сумасшедших… - нервно усмехнулся я. – В общем, мы родом из о-о-очень далекой страны, в которой есть вот такая своеобразная алхимия…
Том хмыкнул.
- К слову, вы вообще ничего не рассказывали ни о том, откуда вы, ни о вашей родне… - пробормотал он.
Ой-ой, создается неловкая ситуация…
- И кого же, позвольте узнать, сделали из моей матери? – поинтересовалась Жени, спасая наше с Алом положение.
- Ну… Это… - начал было я, но тут мой взгляд зацепился за темное пятно на правом плече девушки, которое проглядывало сквозь мокрую блузку. – А что у тебя с плечом?
- М-м-м… - Женевьева замялась. – Я и сама не знаю… Отец говорил, что это моя особенность. Вроде родимого пятна…
- Не покажешь? – я вопросительно глянул на нее.
Блин, ни стыда, ни совести у меня – одно сплошное любопытство…
- Могу, в общем-то… - девушка без тени смущения расстегнула две верхние пуговицы и аккуратно заголила плечо. На нем красовалась… я чуть не обомлел - уже знакомая змея с крыльями и гексаграммой.
- А Фламель, оказывается, ничем не лучше Данте… - сказал я.
- Да, единственное отличие – Фламель явно искуснее в плане создания гомункулов… - согласился Ал.
- Данте? Гому… кого? – непонимающе спросил Томас.
- Я читала… Гомункулы, или гомункулусы, если по латыни, – искусственно созданные люди… без души… - проговорила Анна, с некоторым изумлением глядя на знак на плече подруги.
- С чего вы взяли, что я гомункул? – с некоторым раздражением спросила Жени.
- Этот знак у тебя на плече – Уроборос. Печать гомункулов… По крайней мере, если рассматривать по нашей алхимии… - сказал я. – Хотя странно… Не пойму, как Фламель тебя создал… Скорее всего, это метод сочетания двух разных типов алхимии… или уж я не знаю…
- То есть, ты хочешь сказать, что я всего-навсего бездушная кукла? – проговорила Женевьева.
- М-м… Грубовато, но… Что-то вроде того… - осторожно протянул Альфонс.
При этом невольно вспомнился Шу Такер… То время, когда Ал еще был доспехом, превращенным в Философский камень… Как Такер пытался вернуть свою дочь Нину за счет оживления химеры с его помощью. И ему это удалось… Но та Нина была словно неживая. Именно что – бездушная кукла…
Ала передернуло. Я заметил это и положил брату руку на плечо. Уж кому-кому, а как не мне понимать, что он ощутил от этих воспоминаний…
- Значит, вот как… И… моя… мать теперь… тоже? – спросила Жени, склонив голову.
- Выходит, что да… Но видимо она была превращена в гомункула с использованием только той алхимии, что знаем мы… Меня вот что удивляет, - пробормотал я. – Как Фламель может пользоваться нашей алхимией? Ведь… только там, откуда мы родом, она работает… или же только с помощью крови тех, кто оттуда родом…
- Видимо, он действительно использует кровь кого-то из нашего же ми… хм, нашей страны… - поправил себя вовремя Ал.
- Забавно – кого же? Отец мертв, а кроме нашей крови больше ничья не подойдет, - хмыкнул я и потянулся. – Ладно! Строить догадки – дело бесполезное…
На пару минут наступило молчание. Тишину нарушил скрип открывшейся с чего-то двери.
- Брат, ты не закрыл дверь как следует… - проговорила Анна.
- А?.. Сейчас… - протянул Том и встал. Он подошел к двери, чтобы закрыть ее…
Тут раздался свист и треск. В стенке в паре миллиметров от головы механика образовалось круглое отверстие.
- Оп-па… Я чуть не остался без мозгов… - после минутного ступора произнес Том.
- Выстрел! На нас, похоже, объявили охоту… - Ал вскочил с кресла, в котором сидел.
- Черт! Неужто Фламель успел организовать? Или это все то же общество Туле?.. - с досадой проговорил я.
Что же делать? Что же… Идея!
- Скорее, уходим! – я подбежал к вешалке и сдернул пальто.
- Уходим? Куда?! – изумленно спросила Анна.
- Не знаю… О, нет, знаю! – сказал я, натягивая пальто. Остальные последовали моему примеру. – Перебазируемся пока в отель. Завтра же наведаемся в дом Фламелей. Все же надо выяснить, в чем там дело!
- С ума сошел?! – Томас смотрел на меня как на самоубийцу.
Я только усмехнулся.
- Возможно, уже давно… С тех пор как стал заниматься алхимией! – сказал я с иронией и подошел к двери. – Все на выход!
Мы в скорости покинули дом и побежали вверх по улице. Отель был в приличном расстоянии, но все же когда жить хочется, то побежишь куда угодно, лишь бы спастись. Ох, госпожа Милиана… Все же вы не соврали! Попали мы в очередную историю…

0

2

Глава четвертая. Возвращение домой – Часть 1: Опасность.

Сентрал-сити, Аместрис, Летоисчисление – середина сентября 1918 года.

Рой Мустанг сидел в своем кабинете и со скучающим видом разглядывал потолок. На белой штукатурке было приличное количество разного рода трещин. Сам Огненный алхимик насчитал уже около пятидесяти штук, каждая разной глубины, длины и с разным числом ответвлений. Зачем ему это занятие? Хм… Ну не сидеть и не разбирать же дурацкие бумаги? Он и раньше-то этого не делал…
- Пятьдесят первая… Глубина… м-м-м, допустим, где-то полмиллиметра… Пара ответвлений, от которых еще по четыре… О господи, что за идиотизм… - рассуждал Мустанг, откинувшись в кресле.
Огненного алхимика после событий прошлого года восстановили в должности и звании полковника. Несмотря на то, что он противился этому… Хотя, противился недолго, в итоге отговорившись: «Хорошо, я соглашусь. Но лишь ради своей страны!». Остальные на это лишь качали головами, думая: «Да-да, кому вы это говорите…».
Впрочем… Мустангу действительно не особо хотелось возвращаться на прежнюю работу. Слишком много плохих воспоминаний было связано у него с этим… Но раз просят… Видимо, так надо…
- Пятьдесят пятая… Глубина… Н-да, так и весь день угробить можно таким тупым занятием… - вздохнул алхимик и сел нормально, перестав рассматривать потолок.
Он скучающим взглядом посмотрел на стопку бумаг, лежащую на столе. После пары минут размышлений полковник взял ручку, подтащил поближе бумаги и начал наконец работать…

- Что делает Мустанг? – зевнув, поинтересовался Бреда. Он, как и другие подчиненные Мустанга, сидели в соседнем кабинете и… скучали. А что еще делать?
- Да как обычно – ничего. А потом в последний момент станет возиться с бумагами, которые ему дали… - не менее скучающим тоном протянул Хавок, сидя на подоконнике.
- М-м… Понятно…
Минутное молчание. Слышно только редкое потявкивание находящегося тут же Черного Хаяте.
- Давненько не происходило ничего такого… Тишь да глушь… - вклинился в разговор Фалман, покачиваясь на стуле.
- А ты хочешь повторения событий прошлого года? Или трехлетней давности, с гомункулами? – с усмешкой поинтересовался Фьюри, сидя рядом с прапорщиком и поглаживая Черного Хаяте.
Военные переглянулись.
- Нет уж, увольте!.. - сказали все хором.
- Второго такого потрясения не переживем ни мы, ни вся страна в целом! – сказал прапорщик, встав и немного пройдясь взад-вперед.
- Да ладно… Никаких потрясений не будет – ведь постоянных виновников сих потрясений-то нет… - выдохнув пару колец сигаретного дыма, протянул лейтенант Хавок.
- Ты это о ком? – вопросительно глянул на него лейтенант Бреда.
- Как о ком? О братьях Элриках, ясное дело!.. Обычно как что-нибудь случалось – так в это обязательно были вовлечены они… - с усмешкой пояснил Джин.
- А-а-а… Кстати, интересный вопрос – куда, собственно, запропали эти братья Элрики? – пробормотал старшина Фьюри, перестав гладить Хаяте и просто откинувшись на стуле.
Снова минутное молчание. У всех военных на лицах прослеживалось то, что в народе называется «тяжелым мыслительным процессом». Только Черный Хаяте сидел и, виляя хвостом, поглядывал на каждого поочередно.
- Толком-то и неизвестно… Как рассказывал полковник, он только на несколько минут видел Стального Алхимика с братом. Потом… э-э-э, там еще врата какие-то были… братья через них куда-то и умотали… - задумчиво произнес Ватто Фалман.
- О-о-о… - протянули остальные.
- Как умотали, так наверняка и вернутся… - сказал Хавок. – Обычно слишком долго от них ни слуху, ни духу не было…
И снова – молчание. Вот что значит ничего не делание. У многих из присутствующих возникла одна и та же мысль: «Скучища, хоть вешайся… Произошло б что-нибудь, что ли?..»
Тут открылась входная дверь. В проеме показалась старший лейтенант Хоукай.
- Старший лейтенант? К чему сей визит? – спросил Фалман.
- В городе ЧП. Полковник уже отбыл на место. Срочно собирайтесь! – командным тоном произнесла Хоукай.
- ЧП?! – все военные вмиг повскакивали со своих мест.
- А что стряслось-то? – поинтересовался старшина Фьюри.
- Нет времени на вопросы! За мной, быстро! – резко сказала старший лейтенант и направилась к выходу из штаба.
- Вот, кажись, и накаркали мы – на тему происшествий… Пожалуйте, ЧП! - протянул Хавок, когда все военные бегом кинулись из кабинета следом за Лизой Хоукай. – Не удивлюсь, если там, на месте, окажутся кое-кто до боли нам знакомые…

* * *

Мюнхен, Германия, Местное летоисчисление – середина сентября 1924 года.

Прозрачные дождевые капли барабанили по оконному стеклу и стекали вниз узкими ручейками. От тепла, идущего из здания отеля, окна с внутренней стороны запотели – картину улиц как бы покрывала белая дымка. Обычно маленькие дети любят пальцами рисовать на запотевших окнах зверушек, дома и прочие картинки, которые им приходят в голову.
В отеле «Времена года» в одном из номеров окно было разрисовано одним и тем же знаком. Жени сидела на подоконнике и вновь и вновь выводила указательным пальцем змею, заглатывающую свой хвост, с крыльями и гексаграммой в центре. Вот и сейчас – круговое движение пальцем, затем пара черточек, движение по треугольнику…
Я, спустившись с верхнего этажа, наблюдал процесс начертания всех знаков. Кроме меня, Ала и Жени в номере никого не было. Анна с Томом решили вернуться за некоторыми вещами к себе домой. После же было решено отправиться на свой страх и риск в дом Фламелей…
Женевьева не обращала особого внимания на меня - лишь коротко поглядывала и снова продолжала выводить очередной Уроборос. Я хмыкнул и присел рядом на стул.
- Знаешь, каково это, когда жизнь была нормальной, даже хорошей, и вдруг все рушится в одночасье?.. Это ужасно… - задумчиво протянула девушка, проведя черту и довершив гексаграмму. – Хотя, наверное, ты не понимаешь…
Ну-ну… Она еще меня толком не знает, а уже такие утверждения…
- Понимаю, и ты даже не знаешь, насколько… - сказал негромко я.
Жени с некоторым недоверием посмотрела на меня. Она подняла было руку, чтобы продолжить рисовать, но передумала.
- Зачем было говорить о том, что я не человек?.. – спросила девушка. Голос немного дрогнул.
Я вздохнул и посмотрел в окно.
- Рано или поздно это стало бы известно… В данном же случае лучше рано… Неизвестно, что бы потом стал с тобой делать твой отец, - протянул я.
М-да, не привык я врать в серьезных разговорах. Обычно говорю все прямо. Пусть это и не всегда нравится собеседникам…
Жени поморщилась и рукой разом стерла несколько нарисованных на окне Уроборосов.
- Неизвестно, что мой… отец делает прямо сейчас… - сказала она.
- Что уж спорить – да… Поэтому как Анна и Том вернутся, мы отправимся к тебе домой. Мне интересно взглянуть на тот подвал… Заодно, может, удастся что-то предпринять для обеспечения нашей безопасности… - проговорил я, встав со стула.
Послышались негромкие шаги со стороны лестницы.
- Анна и Том еще не вернулись? – поинтересовался Ал, спустившись по ступенькам вниз.
- Увы, пока еще нет… Я удивляюсь: у них, что ли, так много жизненно важных инструментов, которые необходимо взять? Или уж я не знаю, за чем тогда им возвращаться… - с некоторой иронией сказал я.
- Всяко бывает… - пожал плечами брат.
- У них есть важные инструменты – те, что Тому отдал дед, Ховард Ренделл, перед тем, как пропал без вести… А еще их семейный фотоальбом… Вот что они собирались забрать, я так думаю, - протянула Жени.
Я удивленно глянул на девушку, но потом кивнул.
- Ясно… Что ж, это действительно важные вещи… - согласился я.
Дверь открылась, и в нее зашли Том с Анной. У механика через плечо была надета большая сумка.
- Ребята, вы идти готовы? – спросила Анна. Она явно волновалась. Впрочем, волновались все – неизвестно, чем может обернуться поход в дом Фламелей.
- Ага, - кивнул я, надевая плащ. Ал последовал моему примеру.
- Жени, а ты что сидишь? – спросил Томас. – Только ты знаешь, где этот подвал…
Женевьева тоскливо вздохнула и встала.
- Идемте… - кивнула она.
Мы вышли из отеля. Дом Фламелей был на приличном расстоянии – на окраине города. Нам удалось поймать машину и поехать в нужное место – время было слишком дорого, чтобы тратить его на поход пешком…

* * *
В доме никого не было. Входная дверь на удивление была незаперта, поэтому мы смогли спокойно пройти внутрь. В прихожей и гостиной царил полумрак, так что разглядеть что-то можно было, только слегка попривыкнув к почти полному отсутствию освещения. Эх, в такой момент позавидуешь кошкам, видящим в темноте все идеально…
- Подозрительно тихо… - протянула Жени, направляясь к двери в подвал. Мы гурьбой шли за ней.
- Мало ли… Может, твой отец ушел куда-то? Мы ж за ним не следили… - пожал плечами Том.
- Отец в последнее время мало куда выходил, ты же знаешь… Раза два от силы он уходил из дома за новыми химическими реактивами и оборудованием… - хмыкнула Женевьева. – Так что такое безлюдье в доме крайне подозрительно…
- М-да, мне это тоже не нравится… - негромко сказал я. – Наверняка Фламель где-нибудь прячется…
- … И в итоге мы попадемся в какую-нибудь ловушку… - довершил мою мысль Ал. – Не хотелось бы! Но это один из вполне возможных вариантов событий…
- Вы всегда такие пессимисты? Давайте лучше думать, что может еще быть, кроме вот такого… - проговорила Анна, теребя ворот плаща.
Жени взялась за ручку двери в подвал и повернула ее. Та поддалась. Раздался щелчок, и дверь со скрипом отворилась.
- Идите за мной… Осторожно, ступеньки здесь довольно старые… Меня они выдерживают, но когда по ним спускается отец, они всегда скрипят и даже чуть потрескивают… - предупредила Женевьева и ступила через проем на лестницу.
- М-да, некоторые из нас в таком случае явно рискуют грохнуться! – усмехнулся Том, идя за ней и косо глянув на меня. Я сперва не очень понял, о чем он, и вопросительно поднял бровь, но затем фыркнул. Нахал…
- Лучше сам гляди под ноги… А то у тебя риск брякнуться не меньше моего! – усмехнулся я в ответ, намекая на тяжелую сумку с инструментами у механика.
- Идите уже, и потише! – шикнула на них Анна.
Вскоре старая лестница была преодолена, и мы шли по темному подвалу. Чем дальше мы продвигались, тем светлее становилось вокруг. Я и Ал с изумлением разглядывали стены подвала, изрисованные разного рода кругами преобразования. Удивительно – Фламель знал доподлинно все существующие круги!
- Странно… - проговорила Жени, подойдя к кушетке, что обнаружилась впереди. – Тела мамы тут больше нет…
- Ничего странного – он вполне мог его и спрятать за все то время, что мы пробыли у нас дома, а потом в отеле! – хмыкнул Том.
Рядом на столе лежали листы с разного рода записями. Я взял один из них. Просмотрев записи, я ужаснулся.
- Жени, да твой отец просто помешался на гомункулах и Философском Камне… - мой голос слегка нервно дрогнул. Я положил листок обратно на стол.
- М-да, неудивительно – все алхимики наверняка в свое время были «сдвинуты по фазе»… - нервно усмехнулся Томас.
Мы с Алом злобно зыркнули на него, так что механик поспешил поправиться:
- Х-хотя, наверное, и не все… Б-были и вполне нормальные!.. Ребят, а чего вы? Я ж не про вас что сказал!
- Ничего… - хором хмуро проговорили мы вдвоем.
Анна с некоторым испугом оглядывала все вокруг. Когда она перевела взгляд вниз, то удивленно подняла бровь.
- Ребят… А что это за черточки такие на полу?.. Тут еще что-то вроде формул на латыни… - сказала девушка.
Мы все устремили взгляды вниз.
- Это же… Алхимический круг, что открывает Врата… - проговорил я. Мы с Алом присели, начав рассматривать круг.
- Интересно… Врата – это что? Дверь в какое-то помещение? Или же что-то типа лазейки в другой мир, что ли? – изумленно спросил Томас, почесывая в затылке.
- Ага, «окно в Европу»… Брат, ну ты придумал! Лазейка в другой мир… Да быть такого не может! – усмехнулась Анна.
- Между прочим, он прав… - произнес чей-то голос со стороны.
Мы разом дернулись и повернулись в ту сторону, откуда шел голос. Постепенно из темноты на свет вышел Николас Фламель собственной персоной.
- Господин Фламель? В-вы что, в это верите? – испуганно пролепетала Анна. Том загородил ее.
- Не верю – я знаю это… - спокойно проговорил Фламель. – И ваши друзья это прекрасно знают… Общество Туле когда-то охотилось за Эдвардом Элриком – его отец, Хоэнхайм, проговорился о том, что можно открыть проход в иной мир… да вот только не захотел этого делать. Ну, раз отец не хочет, то вместо него это вполне может сделать сын. А если и нет, простого мальчишку легко и обмануть… Врата были открыты, но потом их снова закрыли. Кто? Наши братья, кто же еще…
- Для чего же вы нарисовали этот круг здесь? Врата уже не открыть! – сказал, нахмурившись, я.
Николас Фламель нехорошо усмехнулся.
- Для меня нет ничего невозможного! – сказал он. – Я снова открою Врата.
- Зачем вам это? – спросил Ал.
Фламель хмыкнул.
- С чего это я буду вам рассказывать? – он сделал шаг и хлопнул в ладоши.
Мы с Алом напряглись – нам-то как никому было знакомо это движение. Тем более лично мне – сам всегда так совершал преобразования.
- Да? А что же вы тогда делать будете? Мы про вас все расскажем полиции! Вас посадят! – сказал Том.
Алхимик усмехнулся.
- Ничего вы никому не расскажете… - сказал он, присел и коснулся круга.
Тотчас подвал озарила яркая вспышка желтого света. Мы прикрыли глаза.
- Можете помолиться какому-нибудь богу! – хохотнул Фламель. – Ибо с помощью вас я проникну по ту сторону Врат!
Это было последнее, что я услышал. Через миг яркий белый свет ослепил всех нас, и наполнивший подвал гул не давал возможности что-либо расслышать…

Добавлено (28.06.2009, 17:56)
---------------------------------------------
Глава пятая. Возвращение домой – Часть 2. Встреча.

Сентрал-сити, Аместрис, Летоисчисление – середина сентября 1918 года.

Легкий осенний ветер дул, гоняя листья по дороге, и от этого слышался тихий шелест. Сверху слегка погромыхивало, что предвещало скорое начало грозы. Впрочем, гроза уже в принципе началась – с неба слегка накрапывало. Это было довольно неприятно, ибо морось была холодная и частая.
Я продрал глаза первым. Что первым предстало моему взору, так это белые камни какой-то улицы – оказалось, что я не стоял, как ранее, а лежал лицом вниз. Вот те здрасьте… Удивленно похлопав глазами, я провел левой ладонью по мостовой и убедился, что окружающее ему не мерещится.
Так… Я жив, и это не может не радовать… Приподнявшись на руках, я огляделся, дабы узнать, куда я (да и все остальные тоже), собственно, попал. Пейзаж, состоящий из мостовой, зданий вокруг и редких деревьев казался до боли знакомым. Однако почему-то все никак не получалось припомнить, что это за местность… Склеротик я, блин…
- Интересно… - выдохнул я.
- Братишка, что произошло? Где мы? – рядом, потирая голову, подошел очнувшийся Ал.
- М-м, понятия не имею… Где мы, точно не знаю… Но мне это место кажется крайне знакомым… - протянул я и оглянулся на него. – А тебе?
Брат задумался и осмотрелся.
- Знаешь… Может, глаза мои и врут, но это место до боли похоже на Сентрал! – проговорил он несколько изумленно.
- Точно… А это значит, что… - сказал я, все больше удивляясь.
Мы переглянулись.
- То есть, мы дома? – спросил Ал, все еще в непонятках. – Или просто похожий город?
Я пожал плечами.
- Во всяком случае, массовой галлюцинацией это быть точно не может! – с усмешкой сказал я.
Тут где-то неподалеку раздался грохот. Земля дрогнула, и мы еле удержали равновесие.
- Что происходит? – испуганно спросил брат.
За домом слева вспыхнул ряд ярких голубых молний. Я нахмурился и неторопливо зашагал по направлению к месту, где что-то происходило.
- Сейчас узнаем… - произнес я. Ал поспешил следом за мной…
Когда мы пришли на место происшествия, там шло настоящее побоище. Фламель разбушевался не на шутку. И, как оказалось, он получил возможность пользоваться нашей алхимией, почему сразу и приступил к этому: мостовая была разворочена тут и там, и повсюду валялись осколки камней.
- Отец, что ты творишь?! – послышались крики. Жени стояла, загородив Тома, который держал на руках Анну. Девушка была без сознания. - Перестань! Ты всю улицу разрушишь!
- Увы, я не могу тебя послушаться… - алхимик вздохнул. – Я должен избавиться от тех, кто может мне помешать.
- Помешать?! Как мы можем тебе помешать?! Что ты задумал?! – Женевьева встала в позицию защиты.
Фламель стал подходить к дочери. За метр до нее он остановился.
- Ты все равно не поймешь… - повторил он. – А поймешь – не простишь… Поэтому не задавай вопросов, на которые я не могу дать тебе ответа.
Жени с злобой посмотрела на отца. Фламель пустым взглядом смотрел на нее в ответ.
Ну все, пора вмешаться.
- Фламель, прекрати! – крикнул я. Мы с Алом подбежали к друзьям.
- Надо же, и вы двое живы… - хмыкнул Николас. – Это не очень хорошо…
- Что ты задумал, Фламель? – сурово спросил я.
- Он тебе все равно не скажет… - ответила за отца Жени.
Самое интересное было то, что речь ее звучала более эмоционально оживленнее, чем до этого там, в Мюнхене.
- Именно… - кивнул Фламель. – И дабы уже не возникало более никаких вопросов, я избавлюсь от их источников…
Алхимик хлопнул в ладоши. Мы с Алом было тоже собрались это сделать, но тут прозвучал выстрел. Стреляли, слава богу, в воздух. Ну да, еще б стреляли в нас… Все обернулись.
- Никому не двигаться! – произнес громко... ба, какие люди, полковник Мустанг! С ним были его всегдашние подчиненные – лейтенант Хоукай, прапорщик Фалман, лейтенант Хавок, старшина Фьюри и лейтенант Бреда.
- А мы и так никуда не двигаемся… - буркнул Том, поддерживая все еще находящуюся в бессознательном состоянии сестру.
- Еще одни надоеды… - вздохнул Николас Фламель.
- Полковник?! – Ал большими от удивления глазами уставился на Огненного алхимика.
Что ж, ну я тоже был несколько удивлен такой встречей…
Мустанг в свою очередь так же уставился на нас.
- Братья Элрики??? А вы что здесь забыли?! – спросил он.
- Я же говорил – всякие происшествия не могут обойтись без их непосредственного участия, – протянул с вздохом Хавок.
- Н-нэ-э-э-э-э… - брат немного замялся, думая, как бы объяснить все происходящее.
- Эй, это по-вашему мы виноваты во всех бедах людских?! – вспылил я.
Опять на нас бочки катят… Ну не виноваты мы в том, что всегда оказываемся в центре событий!
- Я не имел это в виду… - протянул лейтенант.
- Ну ладно, кончаем с любезностями… - Фламель коснулся мостовой, тут же Мустанг щелкнул пальцами. Раздался взрыв, и в воздух взметнулось облако пыли, снизившее видимость до нуля. Все закашлялись. Спустя несколько секунд дымка рассеялась. Фламель исчез.
- Проклятый старик… - прохрипел я.
- Будем надеяться, он свалил надолго… - откашлялся Томас. Анна уже очнулась и оглядывалась по сторонам.
К нам подошел Мустанг.
- Не ожидал увидеть вас… Что ж… - он кашлянул.
Я усмехнулся. Полковнику, по-моему, как раз таки и не надо удивляться тому, что мы здесь.
- В принципе, мы тоже, можно сказать, рады вас видеть, полковник… - протянул я.
- Да, так можно понять, что мы в самом деле дома… - добавил Ал, встав рядом.
Полковник приулыбнулся.
- А кто это с вами? – он кивком указал на другую часть компании.
Том с Анной встали. Рядом с ними встала Женевьева.
- Это наши знакомые: механик Томас Ренделл, его младшая сестра Анна и Женевьева Фламель… - перечислил я.
- По несчастью дочь того идиота, что только что наделал шуму здесь… - добавила Жени.
- То есть, тоже алхимик? Надо же…. – протянул Хавок. – Девушки-алхимики не так часто встречаются…
На минуту повисло молчание.
- Полковник… Вы случаем не слышали ничего о Уинри? – неуверенно поинтересовался я у Огненного алхимика.
- Кто о ней теперь не слышит – она лучший механик в Сентрале, многие ее почти что боготворят, - усмехнулся тот. – Если хотите, лейтенант Хоукай отвезет вас к ее мастерской.
Оп-па… Уинри уже стала знаменитостью не меньше меня! Молодчина девчонка…
Я коротко кивнул и обернулся к остальным.
- Ну, ребят, отправляемся? – спросил я.
- А что делать? Лишь бы безопасно было… - протянул Том…

* * *
Всю дорогу были сплошные расспросы. Естественно, по адресу нас с Алом и естественно на тему того, где мы пропадали. Нам приходилось отговариваться, что были мы в очень-очень далекой стране, где алхимией, считай, никто не пользуется и где техника развита лучше, чем в Аместрисе. Кроме всего прочего были вопросы к Тому с Анной и Жени. Правда, Женевьева решительно отмалчивалась, показывая этим, что сейчас ни на какие расспросы отвечать не будет. Что ж, ее можно понять…
- Ну вот, прибыли… - сказала лейтенант Хоукай, останавливая машину возле небольшого двухэтажного дома. Возле двери висела вывеска, очень похожая на ту, что была возле дома Рокбеллов в Ризенбурге. Даже надпись почти такая же – «Автопротезы Рокбелл».
- Спасибо большое, лейтенант! – сказал я с улыбкой, когда наша пятерка вышла из машины.
- Всегда пожалуйста, - с улыбкой кивнула лейтенант.
Ребята направились к входу в мастерскую. Я было последовал за ними, но Лиза остановила меня.
- Эдвард, - сказала она. – Думаю, тебе стоит как-нибудь наведаться в штаб… Ты ведь все еще числишься среди государственных алхимиков… К тому же, полковник хочет с тобой поговорить…
Я задумчиво хмыкнул. Вот как… А я думал, что моя карьера великого Стального Алхимика окончена…
- Ясно… Еще раз спасибо, лейтенант… - кивнул я.
- Будьте осторожны, - с улыбкой сказала лейтенант Хоукай и поехала по дороге в сторону штаба. Я же направился следом за остальными в мастерскую, в которой работала Уинри…
- Может, она отошла куда-нибудь? – предположила Анна, когда обнаружилось, что Уинри на месте нет.
- Все может быть… Теперь еще жди ее… - пробурчал недовольно я. Хотя, это только для виду на самом деле…
- Братишка, наверняка она пошла в ближайший магазин запчастей… Подумаешь – ну подождем чуть-чуть… Мы дольше ждали воссоединения друг с другом, так что… - протянул Ал.
- И то верно… Ладно… - с деланной неохотой согласился я и плюхнулся на диванчик.
Жени ходила по помещению и осматривалась. Взгляд ее невольно зацепился за фото в рамке, стоявшее на прилавке.
- Эй… Забавно… Вроде эти двое на вас похожи… - с усмешкой сказала она, взяв фото и присев рядом со мной и братом.
- Это и есть мы, вместе с Уинри… Только о-о-очень давно… - сказал я.
- Да… С тех пор многое изменилось… - проговорил Ал.
- И мы изменились… - добавил негромко я.
Да… Все-таки иногда не замечаешь, как быстро летит время. За днем день, за месяцем месяц, за годом год…
Над дверью звякнул колокольчик, извещая о том, что дверь открылась. Мы с Алом устремили взгляд на проход.
- Ох, вы по делу? Прошу простить за отсутствие, я ходила за кое-какими деталями и инструментами… - безмятежно весело сказала Уинри, держа в руках большую коробку, которая закрывала ей весь обзор.
Я чуть не загыгыкал – она и не углядела, что мы с Алом тут, и посчитала всю нашу компашку за клиентов. Ну, я в принципе и так был ее частым клиентом… Но в данном случае все же забавно.
- Позвольте вам помочь, - Том подошел к ней и забрал у нее из рук коробку.
- Ой, благодарю! Отнесите это вон в ту комнату, пожалуйста, – улыбнулась механик.
Томас улыбнулся ей в ответ и понес коробку в соседнюю комнату. Уинри же обернулась к нам… да так и застыла на месте с изумлением на лице.
- Привет, Уинри, - сказал Ал, улыбаясь.
- Все так же опустошаешь магазины на предмет инструментов, великий механик? – с усмешкой проговорил я.
- Эд?.. Ал??.. Вы… Это вы, ребята! – Уинри наконец-то «разморозилась» и кинулась на шеи нам с Алом.
- Да-да, вроде как мы… Мы тоже рады тебя видеть, - сказал я, с усмешкой приобнимая ее одной рукой.
- Вы… Вы – два дурака! Где вас черти носили целый год?! Пропали, и хоть бы весточку какую о себе подали… Так нет! – в привычной манере стала вредничать механик, «отлипая» от нас и направляясь в мастерскую. – Опять все между собой! Ох уж эти мне мальчишки…
Мы с Алом переглянулись и хохотнули.
- Все в своем стиле… - проговорил брат.
- Да она никогда не изменится, похоже! – усмехнулся я…
… Вечером мы уже рассказывали Уинри о том, где были и чем занимались. Отчего-то особенно яро рвался в разговор Том. Хотя, понятно отчего – ведь ему наконец-то посчастливилось увидеть «великолепного мастера, что сделала такой изумительный механизм», иначе называющийся автопротезами. Уинри сама, однако, тоже интересовалось парнем. Так что главным «виновникам торжества», то есть нам с Алом, приходилось помалкивать. Я иногда похихикивал, глядя на «сладкую парочку помешанных на механизмах». Ну ей-богу два сапога пара!
Когда кончились все разговоры и было уже поздно, мы разместились по комнатам – мальчишки в одной, девчонки в другой. Том заснул сразу, а мы с Алом еще долгое время не спали. Брат сидел на стуле возле стола, а я - на подоконнике и глядел на улицу.
- А все-таки здорово, что мы снова дома… - сказал с улыбкой Ал.
- Да… Я лично не думал даже, что вернусь сюда – уже попривык к тому миру… - протянул я, проводя рукой по оконному стеклу.
- Но ведь скучал по этому… - добро усмехнулся брат.
Я улыбнулся. А ведь он прав, чертенок…
- Что скрывать – скучал… - сказал я. – Даже очень… Особенно по алхимии и всему с ней связанному…
- Ага… В том мире, без нее, довольно трудно… - согласился Ал.
- Но в то же время… Люди там вполне обходятся и без алхимии… - продолжал я. - Точнее, она у них была… но лишь в плане простых химических опытов с веществами… Однако же было аналогичное стремление постичь невозможное – создать Философский камень для обретения бессмертия… И… судя по всему, кое-кто сумел это сделать… и даже больше того…
- Ты… о Фламеле? – спросил осторожно брат.
- О нем самом… Чувствую, скоро начнутся очередные неприятности, к которым приплетены гомункулы… - пробормотал я, прикрыв глаза.
Ал хмыкнул и встал рядом со мной.
- Как думаешь, на этот раз мы выпутаемся? – спросил он.
Я повернулся к нему, открыл глаза и ухмыльнулся.
- Шутишь? Мы и не в такие передряги попадали… Выпутаемся, и даже без таких потерь, что были раньше… - уверенно сказал я…

* * *
(женский голос) - Думаешь, тебе удастся это сделать?..
(мужской голос) - А почему бы и нет?.. С теми возможностями, что открылись мне здесь, особого труда это стоить не будет…
(женский голос) - Но у тебя будет очень большая помеха… Судя по всему, братья Элрики в этом мире – личности весьма известные… Неужто это та самая «Шамбала», куда случайно попали члены общества Туле?
(мужской голос) - Именно… Что ж, на то у меня ты и есть… Жестокость… И не только ты…
(голос юноши) - Хм…
(мужской голос) - Да, Страх, и ты тоже…
(голос юноши) - Отец, ты забыл еще про того заморыша, что ты буквально вырвал из лап общества Туле…
(мужской голос) - А… Как его… Зависть?.. Он тоже будет нам полезен…
(женский голос) - Думаешь, он станет слушать тебя?
(мужской голос) - Хех… Пусть попробует ослушаться – пощады не будет… Мне не нужны бунтари…
(голос юноши) - Ты его не знаешь… Он еще тот орешек…
(мужской голос) - Посмотрим… Я считаю, что он будет согласен с нами… так сказать, сотрудничать…
(женский голос) - Ну да… Ведь Элриков он ненавидит, насколько я знаю… В первые дни восстановления он все время говорил как в бреду: «Эдвард Элрик… Ненавижу… Убью…»…
(мужской голос) - Вот и отлично…
(голос юноши) - Но… Ты забыл еще об одном «но»…
(мужской голос) - О чем же?
(голос юноши) - О ком… О своей дочери… При переходе через Врата что-то случилось…
(мужской голос) - Откуда ты знаешь?
(голос юноши) - Почувствовал… У таких, как я или Жестокость, есть некая связь с междумирием… Что-то на нее повлияло…
(мужской голос) - Интересно…
(женский голос) - А ты и не заметил? Она стала выглядеть старше. На свой возраст – восемнадцать лет…
(мужской голос) - Действительно… Ну что ж… Посмотрим, как будет суть да дело… Определенно этот мир ждут интересные и крайне опасные для его обитателей события…

--------------------------------------------------------------------------------

Часть II. Противостояние.

Глава шестая. Повторение – мать учения… или же нет?

-Эдвард-

Прохладный ветер дул в сторону юго-востока, перегоняя листья по дорогам Сентрала. Погода была… эм-м, ну да повторим кем-то уже ранее сказанное и опишем ее так: погода была прекрасная. А подробнее так: светило солнце, еще довольно прилично грея для осенней поры, на синем небе не было ни облачка, вокруг пели птицы, да и вообще царила благодать…
Что, а вы не думали, что я могу выражать свои мысли так изящно? Ха-ха, ну насмешили…
В общем, все в принципе было от-лич-но. В плане погоды. Что касается предстоящих событий, то я лично точно не знал, что может ожидать меня там, куда я собственно направлялся. А именно – в Главном Военном Штабе Аместриса…
- Делать больше нечего, как в такой прекрасный для прогулки день портить себе настроение лицезрением нахальной физиономии полковника… Эх, а я-то только настраивал себя, что больше никогда не увижу этого типа с лошадиной фамилией… Кстати, идея для шутки за его спиной… Ах, все-таки жизнь воистину прекрасна!
Говорят, не грешно поговорить с умным человеком. Ну, так вот пока я неспешно (ага, сейчас я буду торопиться на встречу с начальством… как бы ни так…) шел по улицам Сентрала, я вел занимательную беседу с самим собой на тему личного бытия… Ну а что, я себя лично дураком никогда не считал… практически…
Вскоре показалось оно. Высокое белое здание с изумрудно-зеленого цвета полотном, на котором изображена белого цвета химера (или это дракон? Не разобрать…) в гексаграмме. Интересно… Я все время гадал – кто мог придумать такой герб для нашей страны? Ну, явно не Шу Такер, хоть и химеры были его, скажем так, профессиональным хобби… Каюсь – в детстве в школе на уроках истории спал. Как, в принципе, и на всех остальных. Вот что значит – изучение книг отца по алхимии допоздна…
Раз ступенька, два ступенька… От отсутствия логичных мыслей в голове опускаешься до простого подсчета ступеней, ведущих ко входу в штаб. Да-а, Эдвард Элрик, до чего ты себя довел… Хм, ну да и что? Иногда стоит позаниматься и таким с виду дурацким занятием, как подсчет ступеней… Ведь инженеры, строившие это здание, когда-то этим занимались…
В общем, за кучей мыслей разной степени глупости… или ума… скорее последнего… я прошел сквозь главный вход внутрь штаба.
Эп-па… Вот что значит давно здесь не был. Забавно, я слегка запутался – в какую сторону нужно идти, чтобы добраться до кабинета полковника?..
- Юноша, вы что-то ищете? – произнес за моей спиной несколько хрипловатый мужской голос. Я обернулся и увидел довольно высокого (опять я ниже… Че-ерт, пропади ты пропадом, мой идиотский комплекс! И даже в девятнадцать никак не избавлюсь…) крепкого мужчину в военной форме. Голова его была седая, как и усы с бородой. Зеленые глаза внимательно смотрели на меня, словно изучая.
- Э-э… Да я… - начал было что-то мямлить я, но тут мужчина подошел ближе и, взяв меня за подбородок, уставился мне в глаза.
- Неужели… Светлые волосы, золотые глаза, невысокий рост… - пробормотал он.
- Эй-эй-эй, прошу быть повежливее! Рост у меня вполне нормальный… - еле сдерживая раздражение, сказал я.
- И нагловатый малость… Неужели вы и есть тот самый Стальной Алхимик? – мужчина наконец-то выпустил меня.
Я потер свой подбородок и хмыкнул.
- Ну, да. Тот самый… - протянул я.
- Не может этого быть… А я о вас столько наслышан! Что вы – гений алхимии, - расплылся в улыбке мужик. – И что вы фактический национальный герой!
Опа… Не, я понимаю – гений алхимии. Так обо мне отзывались еще с тех пор, как я стал государственным алхимиком в двенадцать лет. Но вот национальный герой… Это вызывало смешанное ощущение – одновременно гордость и недоумение.
- Да ну… - я махнул рукой. – Право насчет национального героя перебарщивают… Я самый обычный парень, просто сведущий в алхимии получше любого другого алхимика…
Загнул, ага…Врете, не завышенная у меня самооценка!..
Мужчина довольно хмыкнул.
- А вы еще и скромный, мистер Элрик… Да, с моей стороны невежливо было к вам так лезть… Позвольте представиться, - он протянул руку для рукопожатия. – Мое имя Джеймс Дарвон.
- Рад знакомству… - сказал я, пожимая руку новому знакомому и с усмешкой думая, что его имя подозрительно сходно с Чарльзом Дарвином. Ну да в нашем мире только мы с Алом, да Том с Анной и Жени знают, что это – известный ученый-биолог, который написал труды об эволюции и эволюции человека из обезьяны в то, что он представляет собой сейчас… Бред, по-моему, однако последователей у этой идеи уйма…
- А вы, собственно, кем являетесь? Не государственным алхимиком? Или же из военных... там, полковник, генерал-лейтенант? – поинтересовался я у мистера Дарвона, поглядывая на погоны у него на плечах.
М-де, не разбираюсь я в воинских званиях и звездочках на погонах… Хронический кретинизм, так сказать…
Джеймс рассмеялся.
- Ну-ну, вы, видимо, долгое время отсутствовали в стране… - откуда он узнал?! Хех, вот же соображаловка у людей бывает… - Видите ли, господин алхимик, я новый главнокомандующий армии.
Повторюсь – опа… Сюрприз за сюрпризом. Что еще я нового узнаю о нашей стране? Может, алхимия теперь является частью домашнего обихода? Или еще дурость какая?
Так… Короче, Элрик, подними свою нижнюю челюсть с пола и прекрати таращиться на главнокомандующего как баран на новые ворота. Ибо – мама разве тебя не учила вежливости по отношению к старшим?.. Хотя, это было ой как давно…
- П-простите, я правда не знал… - заикаясь, произнес я, когда снова обрел дар речи.
Мужчина рассмеялся.
- Какая же молодежь все-таки впечатлительная… Итак, что же вы искали, мистер Элрик? – спросил он.
- К-кабинет полковника Мустанга, господин главнокомандующий, - все не переставая заикаться, ответил я. Боже, то в муть всякую лезу без тени страха, а то вот как заяц трясусь перед лицом главнокомандующего. Мораль – я человек непостоянный и с характером, который сложен для человеческого понимания…
- А, это на втором этаже, первая дверь от лестницы… - с благодушной улыбкой сказал главнокомандующий. – Ну-с, ладно, юноша, мне нужно возвращаться в свой кабинет. А вам удачи!
С этим словами мистер Дарвон направился вглубь коридора. Я же, кое-как отойдя от полученного шока, направился к лестнице на второй этаж…

* * *
Итак… Вот она, эта злополучная дверь. Теперь думаем – стоит ли беспардонно войти в кабинет полковника или все же предварительно вежливо постучаться? Душа у меня склонялась к первому варианту. Однако зачатки совести говорили, что все-таки лучше второй вариант. Так и быть… Решил послушать совесть и было поднес руку к двери, дабы постучаться… как дверь открылась, и из проема показалась лейтенант Хоукай.
- О, Эдвард, это ты? Заходи… - приветливо сказала она.
Все же подчиненные полковника мне нравились больше, чем сам полковник. М-да… Я кивнул и вошел внутрь кабинета.
- Ну здравствуй, Стальной! – полковник как всегда в своем репертуаре – видит на своем кресле и с привычной лыбой привычно нахально смотрит на меня единственным целым глазом. Хоть какой-то плюс – нахально смотрит только один глаз, а не два…
- Доброе утро, товарищ полковник… Если это утро можно считать добрым… - пробубнил я последнее уже тише, становясь напротив стола полковника.
- Ну, это с какой ноги встал. Ты, Стальной, похоже, со своей железной встал, раз утро для тебя недоброе… - с иронией в голосе сказал полковник Мустанг. Опять хохмит в мой адрес, ну-ну…
- Лейтенант сказала, что вы хотите со мной поговорить… На тему чего же? – спросил я, делая вид, что не обратил внимание на «невинную шуточку» полковника.
- Ну… Во-первых, вот что… Ты будешь еще работать государственным алхимиком? – в свою очередь поинтересовался у меня полковник Мустанг.
Так… Это заставило меня малость задуматься… С одной стороны, не нужно. Ведь мы с Алом уже более не ищем Философский Камень или что-либо иное – брат теперь в норме… С другой стороны, стоит. Поскольку у нас появился неприятель, не помешало бы быть под хорошей охраной. Заодно может еще чего нового об алхимии узнается…
- Да, буду… - ответил, наконец, я.
- Хорошо… В таком случае тебе нужно будет пересдать экзамен на государственного алхимика. Скоро как раз будет подходящее для этого время… Так что не медли, - сказал Мустанг. – Так… Во-вторых, касаемо того, что было вчера… Ты наверняка знаешь, что это за мужчина. Скажи, кто он? И что он планирует делать?
О как… Сразу же вынь да положь ему всю правду-матку по интересующему предмету…
- Этот мужчина – алхимик. Судя по всему, довольно сильный… - сказал задумчиво я. – Зовут его Николас Фламель… Более я о нем ничего такого не знаю…
Полковник хмыкнул и, поставив руки локтями на стол, ткнулся лицом в ладони. Глаза… точнее, глаз (все никак не привыкну…) при этом смотрел все так же на меня.
- Все понятно… В таком случае есть еще одна причина, кроме тех, что ты себе придумал, по которой ты должен остаться государственным алхимиком: ты будешь узнавать все касаемо этого Фламеля… Ну, и также препятствовать всем его планам, которые как-либо будут угрожать людям и стране в целом… - проговорил Мустанг.
- Как скажете… - отрешенно сказал я. – Еще вопросы ко мне имеются?
По лицу полковника было видно, что он хотел найти еще какой-нибудь повод, чтобы заранее загрузить меня работой.
- Нет, Стальной, можешь идти… - произнес в итоге полковник Мустанг.
Я привычно слегка поклонился и вышел из кабинета…

* * *
- Все-таки какая же нахальная личность этот полковник! – проговорил с вздохом я, уже придя в мастерскую Уинри и сидя на диванчике в комнате приема. Кстати, на заметку – после возврата мне статуса государственного алхимика надо будет переселиться в привычную комнату в армейском общежитии…
- Братишка, ты как всегда слишком уж критичен к полковнику… - произнес Ал. Ну вот, вечно он в этой теме супротив меня! А еще младший брат… Предатель!
- А мне лично он так симпатичным показался… - протянула с улыбкой Анна.
Я косо глянул на девчушку. М-да, женская логика для меня навсегда останется тайной за семью печатями, которую разгадать еще более невозможно, чем тайну Философского Камня. Которая, к слову, уже давно разгадана…
- Полковник Мустанг? Симпатичным? Анна, у тебя явно сдвиг в фазе работы мозга… - усмехнулась Жени. – Одноглазый, старый, да еще и с нехилым самомнением, судя по взгляду… На кой такой нужен?
На Жени я посмотрел еще более удивленными глазами и рассмеялся.
- Твоя правда, Жени! – выдавил я сквозь поток «хи-хи» и «ха-ха».
Женевьева улыбнулась и поклонилась мне.
- Благодарю, мсье Элрик! – с французским картавением проговорила она.
Нет… Определенно после попадания в наш мир с ней произошли изменения. Во-первых, она стала проявлять характер. Во-вторых, глаза стали живыми, да и речь более эмоциональной. В-третьих… У меня галлюцинации, или она стала выглядеть старше? Определенно нет – со зрением у меня все в норме… Теперь Женевьева выглядела не на пятнадцать, как ранее, когда я впервые увидел ее в поезде, а на восемнадцать. И… на мой сугубо мужской взгляд, стала гораздо симпатичней… Ну да в общем вы поняли меня.
- Слушай, а о чем вы там говорили? – спросил Том, который вместе с Уинри занимался изучением механизма автопротеза.
- Да так… Главное в том, что скоро за отцом Жени начнется охота… И я буду к ней причастен… - протянул я.
- Да? И как же? – поинтересовалась Женевьева, присаживаясь рядом со мной.
- А очень просто: я снова войду в ряды «армейских цепных псов». Иначе говоря, буду продолжать работу государственного алхимика… - ответил я.
- Ого… У вас алхимия – это профессия? Причем военная? – изумленно спросила Анна.
- Ну… вроде того… - ответил Ал.
- Серьезная профессия… за которую немало платят, хоть и заставляют порой пахать как проклятого… - добавил я.
Жени судя по всему задумалась. После чего выдала:
- Тогда я, пожалуй, тоже стану государственным алхимиком…
Я чуть не сполз с дивана. КАК ДЕВУШКА, НИЧЕГОШЕНЬКИ НЕ СМЫСЛЯЩАЯ ДАЖЕ В АЗАХ АЛХИМИИ, МОЖЕТ ПОМЫШЛЯТЬ О ТОМ, ЧТОБ СТАТЬ ГОСУДАРСТВЕННЫМ АЛХИМИКОМ??? Так я подумал. Вслух же я сказал… нет, прохрипел:
- Жени… У тебя не по-лу-чит-ся! Берут там не всякого, да и нужно знать фактически все об алхимии!
Женевьева хмыкнула.
- Вот ты и научишь меня всему, что необходимо знать! – сказала она, нахальным взглядом глядя на меня.
О боже… Я не думал, что какой-то взгляд может быть нахальнее мустанговского… Однако может!
- Я? – несколько пискляво протянул я, ошарашено таращась на девушку.
Может, она правда шутит?.. Однако кивок с решительным взглядом убедили меня в обратном, и я с тихим стоном сполз с дивана на пол…
- Братишка, гордиться надо – ты снова попробуешь себя в роли учителя! Не каждый может обучать алхимии, а ты аж второй раз будешь, - сказал, улыбаясь, мой младший брат. Ей-богу, предатель… Когда-нибудь я придушу его и не посмотрю на то, что он – единственный мой живой родственник и что я его люблю!..

* * *
Прошло где-то пять дней. Я думал, что обучение Жени алхимии будет для меня очередной трепкой и без того расшатанных жизнью нервов. Однако я ошибся. Девушка схватывала все налету, как я когда-то, и делала большие успехи. Так мало того – к урокам алхимии присоединилась еще и Анна. У нее, правда, получалось хуже, но тоже очень даже ничего. Я все спрашивал у нее и Тома, не было ли у них в роду алхимиков. Ребята отвечали, что дальше деда по линии матери – механика – никого не знали.
Я еще все время подмечал, что Жени и Анна чем-то напоминают нас с Алом – такая же заинтересованность в алхимии, такая же устремленность к новым познаниям в этой области… и, что самое удивительное, такая же способность совершать преобразование без помощи круга! Видимо, так повлияло перемещение в наш мир – наверняка оно было через Нее. Через Истину, скрытую во Вратах…
Особо подробно описывать не буду прохождение двух этапов экзамена. Скажу только: в тестовой части я ответил на все вопросы, Жени не ответила на последний; во время совещания все было так же, как у меня в первый раз, ну разве что главнокомандующий был другой...
И вот… Наступил день прохождения последнего этапа экзамена. Обстановка была такая же, как и при моем самом первом экзамене – все-все материалы были в распоряжении.
- Итак, господа алхимики, вы прошли на последнюю часть экзамена… Ваша задача – сотворить что-нибудь уникальное, дабы комиссия могла оценить ваши навыки. Думаю, для некоторых из вас не составит особого труда сделать что-нибудь эдакое… - сказал главнокомандующий, при этом на последних словах косо глянув на меня.
Все окружающие закивали головами, говоря, что поняли поставленную перед ними задачу. Мы с Жени, соответственно, тоже.
- Ну-с, приступим! Кто начнет первым? – мистер Дарвон стал оглядывать присутствующих.
Я принципиально не вышел первым. Первым вышел какой-то мужчина. Я не обратил внимания на то, что он сотворил – был погружен в свои мысли. Меня отвлекли через какое-то время.
- Господин Стальной Алхимик, может, вы покажете нам высший класс? – с доброй усмешкой сказал главнокомандующий.
Я пожал плечами и вышел вперед. Недолго думая, я привычно хлопнул в ладоши и коснулся земли. Через пару секунд перед глазами комиссии из земли вырос изящный фонтан в виде девушки с кувшином, из которого лилась вода. Комиссия охнула и зааплодировала. Все, считай, экзамен пройден. Вот как Жени…
Вдруг вокруг моего фонтана выросли небольшие деревца, вокруг которых… стали летать бабочки. Почти не видные, из небольших сгустков энергии. Снова охи со стороны комиссии.
- Мистер Элрик, мисс Фламель, это потрясающе! – восторженно проговорил главнокомандующий. – Итак, я официально заявляю, что Стальной Алхимик Эдвард Элрик восстановлен в своем статусе. А также принята на должность государственного алхимика Женевьева Фламель, которой я дарую второе имя – Чудотворный Алхимик.
Вот так, сразу… Хм-м… Были приняты и некоторые другие, но это было уже не столь важно. Важнее, что мы с Жени стали государственными алхимиками (причем я во второй раз). В конце дня нас, уже имевших свои именные часы и официальный документ от главнокомандующего, уже поздравляли все остальные. И в мастерской Уинри была закачена веселая пирушка.

Скажу одно: это были последние безмятежные для нас дни. Ибо дальше ждало множество опасных, смертельных для наших жизней неприятностей…

Добавлено (28.06.2009, 18:27)
---------------------------------------------
Глава седьмая. Первое нападение.

-Эдвард-

- Бра-ат…
Слышимость, словно в уши напихали ваты. Не, не хочу вставать. Лень. Ну, будем считать, что не слышу.
- Братишка, вставай…
Меня потрепали по голове и чуть дернули одеяло. Так, включаем нахальство на повышенный уровень. Я недовольно промычал и глубже зарылся носом в подушку, закрывшись одеялом.
- Брат, утро уже! Ты на торжественный прием у главнокомандующего опоздать хочешь? Вставай!
Одеяло было сдернуто, и волей-неволей мне пришлось продрать глаза.
- Ал, ну не хочу я туда… Будет нудня какая-нибудь… И вообще – не могли они попозже устроить этот прием? – недовольно пробурчал я.
- Не ной, а вставай. Тебе еще надевать твою новую форму! – Ал стоял рядом с кроватью, уперев руки в бока. – Жени вот уже встала.
- Да ну? – я протер глаза руками и протяжно зевнул.
Альфонс чуть помялся.
- Ну… Ладно, не встала. Ее будит Анна… И вообще, хватит меня забалтывать! Вставай! – он упрямо дернул меня за руку.
Я опять замычал и бухнулся на кровать носом в подушку.
- Не хочу-у-у-у… Такой хороший сон снился. Хочу досмотреть… - пробубнил я капризным тоном сквозь подушку.
Вот это называется, во мне проснулся маленький капризный ребенок… Во вполне взрослом парне девятнадцати… да что там – почти двадцати лет! Смех да и только.
Ал коротко прорычал, взял подушку со своей кровати… и треснул меня по башке. Ну все, это война! Дуэль! Я медленно поднялся, взял свою подушку и с диким кличем треснул младшего брата. Тот не преминул ответить, но на этот раз я увернулся и треснул его подушкой в бок. Ал распалился и, вскочив на кровать, стал меня валить, выставив подушку вперед. Я отбивался и упорно не желал падать.
И вот так война на подушках с дикими криками и хохотом длилась около десяти минут. Пока в комнату не вошла Уинри. Мимо нее просвистела подушка, и механик еле увернулась от «метательного оружия».
- Вы что тут устроили?! – сердито сказала она. – Эд, марш умываться, тебе давно была пора вставать и быть уже одетым в форму!
Тоже мне мамочка нашлась… И чего она пришла? Нам было весело! А она все испортила…
- Уинри, не надо меня воспитывать, я уже не маленький, - недовольно произнес я, вставая на ноги и проходя к двери.
Подруга хмыкнула и достала откуда-то (вообще никак не пойму, откуда он у нее все время берется?!) свой гаечный ключ и угрожающе потрясла им перед моим носом. Я аж встал на цыпочки, отодвигаясь подальше от «еще более грозного метательного холодного оружия».
- Эд… Иди умываться и без всяких комментариев! – с милой улыбкой, но очень угрожающим негромким голосом произнесла Уинри.
Я прошел мимо нее, косо поглядывая на гаечный ключ. Уже в коридоре я сказал:
- Слушаюсь, товарищ Гроза Мужчин и Психованный Механик…
В стену перед моим носом воткнулось все то же «оружие точечного болезненного поражения». Я быстро просчитал в уме, что дальнейшие шуточки и подобные им вяки будут опасны для моей и без того постоянно подвергающейся другим опасностям жизни, и чуть ли не бегом помчался в ванную комнату…

* * *
Я стоял перед большим зеркалом в мастерской и застегивал жакет своей формы. Блин, с виду форма выглядит ничего… но насколько трудно ее на себя надевать! Господи, раньше вполне нормально ходил: в красном плаще, черном жакете с белой каймой, черных штанах, черной майке и черных ботинках на внушительных размеров протекторах. Так нет – теперь нельзя. Парламент, появившийся после моего исчезновения и взявший все правление страной в свои руки, перешерстил многое в армии. Вот одно из изменений – теперь никаких отлыниваний от ношения формы…
- И кто придумал такую сложнейшую в плане надевания форму?! – проговорила Жени, проходя в мастерскую следом и также пытаясь разобраться с жакетом. – Ужас какой-то! То ли дело военная форма в нашем мире – все по-гениальному просто!
- Да уж, что правда, то правда! – согласился я, дозастегнув-таки жакет.
Когда нам с Жени выдавали форму, то было отпущено несколько колкостей в наши адреса. В мой: что еле-еле нашли столь мелкий размер формы. Я осыпал всех гневными выкриками на тему того, что не стоит указывать на мой рост. В адрес Жени же: ей бы вместо штанов мини-юбку. На что она сперва дала по морде тому, кто выдавал форму, и затем уже скромно сказала, что с ее работой мини-юбка бы мешала нормально двигаться. Не девушка, а термояд пострашнее Уинри, похоже…
- Ну, зато виду приличного! И не все же время жакет носить… - сказала Женевьева, дозастегивая жакет и выпихивая меня от зеркала.
Нахальства ей, похоже, не занимать не меньше моего… Ладно, посмотрим, посмотрим.
- Ладно, время не терпит! Уже наверняка выходить пора… - сказал я.
- Разве? А сколько времени? – спросила Жени.
Мы оба глянули на часы, висящие на стене…
- ЧЕРТ!!! ОПАЗДЫВАЕМ!!! – хоровой вопль на всю мастерскую. Я и Жени пулей выскочили из дома и побежали по улице в сторону штаба. М-да, если мы опоздаем на этот прием, то у нас уже будет не самая лучшая репутация! Правда, на нее как-то… но все же…

* * *
-Женевьева-

Я проклинала все на свете, когда мы с Эдом неслись по улицам Сентрала (вроде так называется город… Хм, а пооригинальней ничего не было?) до главного штаба. Надо ж было быть настолько ленивой задницей, чтобы, во-первых, проспать, а во-вторых, запрятать армейскую форму так, чтоб искать ее потом по всей комнате! Все это я, м-да…
Странно, раньше я была более пунктуальной. И в комнате был порядок, в котором все лежало на своих специальных местах… А теперь и в голове бардак, и во всем остальном тоже!
В общем, грозит нам такое свинское опоздание позорными замечаниями и плохой репутацией… Хотя это скорее мне – Эд-то, судя по тому, что я узнала за последнее время, был очень известен и весьма уважаем в армейских, да и обычных людских кругах. Тоже мне, знаменитость и национальный герой… А по нему не сказать. К тому же… Надо будет вывернуться и узнать, как это он умудрился потерять руку и ногу… Знаю, я любопытная! Порой даже не в меру, как говорил отец… Хех, наверняка вот когда служил ранее государственным алхимиком, то и потерял конечности на какой-нибудь войне…
Далее выяснилось, что мне вредно слишком много думать на различные темы. Я споткнулась о выбоину в мостовой и грохнулась. Больно не было – ничего не ушиблено.
- Цела? – Эд подал мне руку, чтоб я могла встать.
- Да уж, чай не старая бабка, чтоб развалиться! – усмехнулась я, поднимаясь.
- Тогда бежим дальше – время-то идет! – сказал парень и побежал дальше. Я естественно за ним…
Однако бежала я не долго. Возле одного переулка я остановилась. Нехорошее предчувствие… Я огляделась по сторонам. Никого.
- Жени! Чего встала как вкопанная? Бежим, нам же головы оторвут! И полковник язвить будет! – Эд подскочил ко мне.
- Тише! – шикнула я на него. – Что-то здесь не так…
- Где? – парень огляделся. – Ничего… Хотя погоди…
Он прошел в переулок. Я намеревалась пойти следом, но Эд остановил меня.
- Постой тут… - коротко сказал он.
- Хм… Как скажете, товарищ майор… - с легкой иронией в голосе сказала я, но все же без возражений осталась стоять на месте…
М-да, ждала я где-то с двадцать минут. Торопиться уже было некуда, да и смысла тоже не было, так что стой и стой да жди этого блондина с глазами цвета как у совы. Кстати, я только недавно заметила, что у Эдварда необычный цвет глаз. Я такие правда только у сов и видела – золотые: ближе к зрачку и на самом краю радужки потемнее, а в центре светлее. Интересные…
Ладно, кончаю думать на эту тему. А то создается впечатление, что я втрескалась в этого парня… НЕТ! Это мой однозначный ответ. Хоть он и редкий случай сочетания симпатичной мордашки и недюжинного ума…
Переключаем мыслительный процесс в другое русло. Только какое?.. Ну, допустим, алхимическое…
Право, когда Эд обучал меня, я все больше и больше удивлялась тому, какая в этом мире алхимия. Не просто химические опыты с веществами. Это что-то, похожее на магию, только основанное чисто на четырех элементах стихий и четырех состояниях веществ. И со своими законами и ограничениями. Хм… Никогда бы не подумала, что алхимикам этого мира нельзя создавать золото. Ведь… Хотя, это только в нашем мире люди, занимавшиеся алхимией, стремились создавать золото из других неблагородных металлов ради личного богатства… Плюс еще и запрещено человеческое преобразование. Что ж… Мой отец – величайший грешник во всем мире, даже двух мирах… Но вот что странно. Гомункулы не могут пользоваться алхимией… Мне сказали, что я гомункул, но почему я могу ей пользоваться, причем не хуже Эда? Явно что-то случилось, когда мы перемещались… В общем, загадок уйма…
А самая главная загадка – это сами Эд и Ал. Анна с Томом мне рассказали, что знали. Но чувствую я, что это лишь мизерная часть того, что касается их. Вот и недавно выяснили, что ребята из другого мира… Веселый факт…
Мои размышления прервал грохот, послышавшийся из того самого переулка, в который пошел Эд. Мне стало не по себе, и я помчалась туда…

* * *
-Эдвард-

Я прошел в переулок, куда указала Жени. Даже я почувствовал что-то неладное там. Хм… Порой интуиция – вещь хорошая. Правда, неприятностей не оберешься из-за нее – ибо она-то их и чует…
Вот и сейчас было устойчивое чувство, что меня ждут серьезные проблемы. И не только оттого, что я пошел в этот переулок…
Прежде всего, неприятности будут из-за того, что мы с Жени не попали на прием к главнокомандующему. И неизвестно, от кого они будут – от самого главнокомандующего или же от полковника Мерина… Ой, что-то я совсем конкретно поизголялся над фамилией начальства. М-да, главное не вякнуть это вслух, а то точно огребу… Мне до сих пор аукается та битва, что была у меня с Мустангом когда-то вместо экзамена на сохранение звания государственного алхимика. Мы тогда разгромили все вокруг. Причем по большей части (если не по всей) полковник. Своими огненными щелчками… М-м… В голову лезут нехорошие мысли… Ладно, об этом подумаю потом, ибо сейчас концентрирую внимание на интуиции…
Я вышел на небольшую улочку. Напротив был проход в тупичок. Недолго думая (а точнее, ВООБЩЕ НЕ думая), я прошел туда…
О-о-о-о, только не это место… Нет-нет-нет…
Я стоял напротив стены. На ней уже совсем-совсем нечетко, но прослеживался буроватый силуэт. Небольшие потеки виднелись и на мостовой…
Сколько лет прошло? М-м, дай бог памяти, лет семь уже… Семь?.. Повторюсь: надо же, быстро летит время…
Я провел левой рукой по стене. Трещин на ней стало больше за семь лет… На руке осталась парочка бурых пятнышек. Кровь… ее… Нины…
Я мотнул головой, отгоняя неприятные воспоминания. Нет, Эдвард… Лить слезы – это уже не по возрасту тебе. Так я сказал себе… К тому же бывали вещи и пострашнее, поболезненней… Да и вообще – к чему ворошить прошлое?
Позади меня послышались тихие, еле слышимые шажки. Я обернулся и увидел… черную кошку. Она легкой поступью шла мимо тупика. А красивая…
Кошка мяукнула. Я слегка улыбнулся. М-да, неужто Ал заразил меня своей любовью к кошкам? Не знаю… Но эта кошка правда была красивая – такая изящная, с черным бархатистым мехом и фиолетовыми глазами… Стоп. Фиолетовыми глазами?! Какого черта?!!
Я напрягся, улыбка ушла моментом.
- Кис-кис-кис… - проговорил я, снимая перчатку с правой руки и обнажая железную ладонь.
Кошка снова мяукнула, а затем… усмехнулась. Да, слух меня не обманул, это была наглая усмешка. Это точно не кошка…
- Плохая киса… - с усмешкой сказал я, привычным жестом преобразовывая правую руку в клинок.
Кошка фыркнула и… стала превращаться в кого-то, габаритами явно больше, чем животное.
- Это еще посмотрим, кто плохой, метр-с-кепкой… - сказала кошка (ну, вообще это уже была не совсем кошка, но описанию это не поддается) до боли знакомым голосом. До боли, потому что у меня в груди тут же неприятно заныло.
Вскоре передо мной стояла уже не кошка, а… Вот уж кого я бы пожелал больше не встретить никогда. Все та же нахальная ухмылка, презрительно-насмешливый взгляд фиолетовых со змеиным зрачком глаз, прическа а-ля пальма, минимум одежды – черные топ, шорты-юбка, полуперчатки и недоноски… Это стандартное описание, что я уяснил для себя про самого мерзкого гомункула.
- Давненько не видались, коротышка, - с кривой ухмылкой проговорил Зависть.
- Не может этого быть… Разве ты не умер тогда? – спросил я, встав в боевую стойку.
- Хех, слава богу, нет. А все спасибо тому старому хрычу, что меня вытащил. Ты кстати уже имел радость с ним познакомиться, - ответил гомункул.
- Фламель… - н-да, действительно старый хрыч. Скоро он у меня в печенках будет…
- Он самый! И знаешь – он говорил, что ты ему мешаешь… Хоть я и гомункул, но с какой-то стороны благодарен ему за сохранение моей дурацкой жизни… Ибо теперь я смогу тебя нормально прикончить! – с этими словами Зависть кинулся ко мне…
Драка продолжалась минут с двадцать. Мне удавалось отражать и уворачиваться от ударов, что наносил мне Зависть. Однако сам по нему я никак не мог попасть. В итоге, отшатнувшись от очередного удара ногой, направленного по моему лицу, я хлопнул в ладоши и попытался вмуровать гомункула в мостовую… Уж не знаю, в чем дело, но раздался взрыв, и мостовую разнесло в куски. Все вокруг заволокло сизой пеленой пыли. Я закашлялся… и тут же получил удар под дых. Вот что называется нельзя расслабляться.
- Что, получил, малявка? А еще хочешь? – Зависть взял меня за ворот и приложил к стене.
- Пусти, гад! – прохрипел я, пытаясь вырваться.
- Как бы ни так… - гомункул приготовился ударить меня кулаком по лицу…
БАБАХ! Очередной взрыв с зеленоватыми искрами, уже разрушивший штукатурку на стене дома. Зависть отскочил, я же рухнул на мостовую.
- Это еще кто?! Шпендик, ты что, телепатии научился, пока торчал в том мире?! – с некоторым изумлением на лице и в голосе крикнул гомункул.
- Эй, ты! – послышался знакомый голос. – Не трогай его.
Я повернул голову. Жени! Она стояла па выходе из тупика. Это она атаковала Зависть.
- Оп-па, еще одна мелочь… Вали отсюда, девоч… Погоди-погоди, - Зависть прищурился, а затем плотоядно ухмыльнулся. – Так это ты Женевьева? Фламель про тебя рассказывал – девушка-гомункул, первая из гомункулов, которая стала наполовину человеком…
- О чем ты? Сам-то ты кто?! – Жени держала ладони близко друг к другу, показывая, что может повторить подрывную деятельность.
Зависть усмехнулся.
- Я такой же, как и ты. Гомункул… Имя мне Зависть, - сказал он.
- Ты не такой же, как я… А точнее – я не такая как ты… - хмуро проговорила Женевьева. – По твоим словам так выходит…
- Ах, это точно… Гомункул с душой – вот ты кто… С душой, чувствами… Ты можешь взрослеть, меняться внешне, использовать алхимию как человек, однако бессмертие и регенерация остались при тебе… - пояснил Зависть и пожал плечами. – Такая вот странность!
По-моему, я впервые за долгое время сильно удивился. Вот теперь что из себя представляет Жени… Главное, чтобы никто из армейских верхов не узнал об этом. Иначе не жить ей спокойно, а пребывать предметом изучения в какой-нибудь армейской лаборатории!
Сама Жени либо не удивилась сказанному, либо не подала виду (непонятно было - внешне она сохраняла спокойствие).
- Во всяком случае, сейчас здесь станет одним гомункулом меньше… - сказала она и хлопнула в ладоши.
- Скорее, одним человеком и одним получеловеком… - хмыкнул Зависть, вставая в защитную позицию.
- Не надейся, Зависть… - я уже стоял на ногах, встав в боевую позицию.
- Ха… Малявка и еще большая малявка… - иронично сказал гомункул.
Атмосфера была крайне напряженная… Тут раздались выстрелы. Зависть стал отпрыгивать все дальше назад, под его ногами появлялись дырки от пуль.
- Стоять, гомункул! – послышался голос со стороны входа в переулок.
Мы с Жени повернули голову.
- Не с места! – в сторону Зависти направился еще один пистолет.
Это были лейтенант Мария Росс и сержант Денни Блок. Старые знакомые, подчиненные майора Армстронга. Ох, что хорошо, так это то, что сам майор на «поле брани» отсутствовал.
- Да так я вас и послушал… Еще свидимся, шпендик! – Зависть пробил мостовую парой ударов и скрылся в каналах под городом.
Лейтенант и сержант подбежали к дыре.
- Смылся… Черт бы его побрал… - с досадой проговорил сержант Блок.
Лейтенант Росс повернулась к нам с Жени и отсалютовала.
- С вами все в порядке, майор Элрик, майор Фламель? – поинтересовалась она.
- Все хорошо, спасибо… - ответила Женевьева.
Я облегченно выдохнул и преобразовал руку в нормальное состояние.
- Сто лет не виделись, господин Стальной Алхимик! – усмехнулся Блок, отрываясь от созерцания дыры в мостовой.
- Да, пожалуй… Года три, не так ли? – усмехнулся в ответ я, а затем спросил: - Кто вас прислал?
- Нас прислал майор Армстронг, - ответила Росс. - В штабе начали беспокоиться, что вы не явились на прием к главнокомандующему. Полковник Мустанг, правда, предположил, что вы могли просто-напросто проспать…
В этот момент мы с Жени переглянулись и нервно хихикнули. Лейтенант прищурилась.
- Неужто вы действительно проспали? – с подозрением спросила она.
- Нет!!! – хором ответили мы с Жени.
- Хм… В общем, главнокомандующий приказал Мустангу прислать за вами конвой, а господин Армстронг предложил нас… - закончила лейтенант Росс.
- Все ясно… Спасибо вам! – улыбнулся я.
Мы вчетвером вышли из переулка и направились к машине, на которой сюда прибыли лейтенант и сержант.
- М-да, снова началась история, связанная с гомункулами… - протянул сержант Блок, когда машина тронулась с места.
- Именно… И на этот раз, чувствую, все будет куда опаснее, чем было в прошлый раз – с Философским Камнем… - протянул я.
- В таком случае, нужно как можно скорее устранить того, кто представляет угрозу, - сказала лейтенант Росс.
- Это непросто… совсем непросто… - прикрыв глаза, произнесла Жени.
- Это даже крайне сложно… Ведь мало того, что врага трудно найти, так он еще и неимоверно силен и неизвестно, что он может предпринять… - добавил я.
- Да уж… - сказали хором все мы четверо.
На минуту воцарилось молчание.
- Вас, кстати, ждет нагоняй от полковника за пропущенный прием… - нарушила тишину Росс.
Мы с Жени переглянулись.
- БЛИ-ИН!!! – хоровой крик слышался из машины на всю улицу…

0

3

Глава восьмая. Черный Убийца. Часть 1 – Убийство в штабе.

-Эдвард-

Итак… Нагоняй, да?.. М-м… Когда мы пришли в кабинет полковника, тот со скучающим видом сказал нам, что ничего такого мы не пропустили, и прогнал нас с глаз долой. Под предлогом «Идите служить, рядовые»…
Служить… А что нам, собственно, такого делать? Из города пока не отпускают. Да и мы сами не знаем. Короче, пока что жизнь скучна и однообразна…
Хотя, нет. Это неправда. Прошло лишь два дня, и началось что-то странное…
Мы с Жени как обычно прибыли в штаб, дабы попытать Мустанга на тему того, будут ли нам даны какие-либо задания. И удивились тому, насколько в штабе было оживленно.
- Э… Сегодня что, какая-то большая проверка? – выдала вопрос после двухминутного ступора Жени.
- Не знаю… Не слишком похоже на подготовку к этому мероприятию… - протянул я.
Мы поднялись на второй этаж к кабинету полковника. Войдя в него, мы обнаружили, что там собрались все подчиненные Мустанга (ну, теперь-то да – включая нас).
- О, Стальной, Чудотворная, хорошо, что вы пришли… - произнес полковник, отворачиваясь от окна.
- Сэр, что-то случилось? Весь штаб на ушах стоит, - поинтересовалась Жени.
Мустанг прикрыл глаз.
- Да, случилось… В городе появился серийный убийца. Причем похлеще Барри-мясника… - проговорил он. – Это даже Барри-мясник и Шрам в одном лице… Насколько нами было выяснено, этот человек убивает людей алхимией…
Вот тебе и раз… Убийца-алхимик… Помню, в одиннадцать я и поверить не мог, что алхимия может быть использована из злых целей. Теперь я уже не удивляюсь. Наоборот – мне несколько совестно на душе становится…
- И это все, что известно? – спросил я.
- Хм… Было выяснено, что у этого человека нет одной руки… - добавил лейтенант Хавок.
- Наверняка у него есть что-то, что помогает ему совершать преобразование, не утруждая себя начертанием круга… - задумчиво сказал я.
- Это что-то было обнаружено в качестве улики на одном из мест преступлений… - сказала лейтенант Хоукай, доставая из стола пакет и протягивая нам.
В прозрачном пакете лежал небольшой серебряный браслет. По всей поверхности были начерчены круги преобразования и формулы.
- Умно… - разглядывая со мной улику, сказала Жени.
- Убийцей может быть как мужчина, так и женщина… - протянул полковник Мустанг, садясь за стол и подперев голову рукой. – Нам поручено найти его и арестовать. Парламент потом проведет суд…
Я хмыкнул, продолжая рассматривать браслет.
- Полковник, можно на время забрать улику? Я хочу поподробнее рассмотреть браслет… Возможно, я смогу найти что-то, что поможет выследить убийцу… - высказал я.
Это я сказал? Добровольно предложил загрузить меня работой??.. Ладно, сошлемся на мой интерес к тому, что же это за алхимик такой…
Мустанг коротко кивнул.
- Хорошо, Стальной. Вы с Чудотворной займетесь браслетом. Бреда, Фалман, Хавок, вы будете опрашивать всех свидетелей. Если что, будете сообщать Стальному и Чудотворной какие-либо факты, что могут им помочь… Хоукай, Фьюри, вы со мной будете вести осмотр мест происшествия… Всем все ясно? – сказал он.
- Так точно, сэр! – все присутствующие отдали честь полковнику. Мы с Жени также…

* * *
- Ох и работенку нам подсунули… Аж мурашки по телу, - проговорила Жени, когда мы сидели в армейской столовой.
- Да уж… Наверное, полковник, вызвав нас, уповал немного на то, что я когда-то раскрыл дело о серийном убийце Барри-мяснике… - задумчиво протянул я, глядя на браслет.
- Оу… Так ты герой? – с усмешкой сказала Женевьева.
- Да нет… Это вышло случайно… - я убрал браслет в карман. – Череда событий… Ко мне в штаб приезжала повидаться Уинри. Но она пропала. Когда я вышел ее встречать, я обнаружил следы колес на дороге. На вопрос о том, не останавливалась ли тут какая машина, мне ответили, что здесь был только автохолодильник, возивший продукты для армейской кухни. И меня осенило, что Уинри похитили. Я пошел по следу… Так я и набрел, собственно, на Барри. Но он чуть не прикончил меня… Было очень страшно. Его взгляд я наверняка никогда не забуду… - я поморщился. – Этот безумный, жаждущий крови взгляд мужчины, растерявшего все человеческое…
Жени опустила взгляд, а затем дотронулась до моего плеча.
- Нужно было иметь много мужества, чтобы противостоять ему… Ты жив – значит, ты сумел выстоять против этого маньяка, - сказала она.
- Да ну… Я просто банально боялся умирать… Животный инстинкт самосохранения… - отмахнулся я. – Мне было-то двенадцать лет…
- М-да… - протянула Женевьева.
На минуту повисло молчание, фоновым звуком которого был шум в столовой.
- Извините… Можно к вам подсесть? – молчание прервала стройная девушка лет двадцати с небольшим на вид, с длинными рыжими волосами, убранными в косу до пояса. Карие глаза вопрошающе глядели из-за больших неказистых круглых очков, которые не слишком уж шли узковатому лицу девушки.
- А… Ну, в принципе можно, - кивнула Жени. – Да, Эд?
- Конечно… - оторвался я от осмотра девушки и тоже согласно кивнул.
- Спасибо большое, - девушка улыбнулась и села напротив нас. – А то везде места заняты…
Тут она смолкла и принялась пристально рассматривать нас.
- Я… Я не ошибаюсь? В-вы государственные алхимики? Причем… вы… - рыжая указала на меня. – Всем известный Стальной Алхимик… Это вы, да?
- Ну… Откровенно говоря, да… - усмехнулся я. Ох, скоро придется носить черные очки и шляпу, чтоб скрываться от фанатиков…
- Это вы! Боже мой, как я рада видеть вас вживую!!! – девушка просияла и протянула руку для рукопожатия. – Мое имя Кортни. Кортни Чемберз. Я работаю под началом майора Армстронга. Я новенькая…
- Дайте угадаю – майор рассказывал обо мне с братом уйму всякого, и вы прониклись этой историей? – сказал я, с улыбкой пожимая руку девушки.
- О да! У вас была такая тяжелая жизнь… Я так вам сочувствую… - Кортни сделала вид, что всплакнула.
- Да н-не стоит… - пожал я плечами. О боже, идея насчет очков и шляпы скоро точно претворится в жизнь…
Кортни с широкой улыбкой смотрела на меня. Затем перевела взгляд на Жени.
- А вы ведь Чудотворный Алхимик, да? Которая на экзамене выпускала бабочек? – спросила девушка.
- Ну, да… - улыбнулась Жени.
- ВЫ МОЙ ИДОЛ! – Кортни перегнулась через стол с сияющими глазами. Я нервно закашлялся. Вот ничего себе… - В армии так мало девушек-государственных алхимиков! А вы… Пробились-таки! Вы гениальна!
Эй, меня лишают лавров гения! Нес-пра-вед-ли-во! Требую свое звание назад!.. Шутка, шутка, никуда от меня звание гения не денется…
- Скажите, а чем вы на данный момент занимаетесь? – Кортни села обратно и внимательно уставилась на нас.
Мы с Жени переглянулись. Стоит ли говорить?.. В принципе, это дело лично наше как подчиненных полковника… Но с другой стороны, все ведь слышали об этом убийце?
- Мы расследуем дело об одном серийном убийце… - проговорил я. – Том, который в городе сейчас при помощи алхимии выкашивает людей…
Кортни ахнула.
- Вы о Черном Убийце? – сказала она. – Об этом весь Сентрал говорит! Люди скоро будут бояться выходить на улицы… - девушка коротко огляделась по сторонам, затем заговорщицким шепотом продолжила. – Говорят, что убийца – женщина, даже молодая девушка…
- Правда? – изумилась Жени. – А каковы доказательства?
- Ну… - Кортни сняла очки и стала протирать их. – Я виделась с подругой. Так она была свидетельницей убийства в исполнении Черного Убийцы. Как она мне сказала, у убийцы был слишком внушительный бюст, чтобы перепутать ее с мужчиной…
Мы с Жени коротко нервно кашлянули. Наверное, в этот момент у нас в головах хором пронеслось «Оригинальный аргумент».
- Да и общий план фигуры в облегающей черной одежде позволял угадать, что это девушка… - добавила Кортни.
- Все понятно… Значит, девушка… - задумчиво протянул я. – Что ж… Почему-то я так и подумал…
- Да уж. Браслет-улика явно слишком изящен и узковат для мужского запястья… - согласилась Жени.
- Браслет? А что за браслет?.. Нет, вы, конечно, можете не показывать мне… - скромно сказал Кортни, теребя в пальцах дужки очков. – Но мало ли – вдруг я смогу чем-то помочь…
Я глянул на Жени. Взгляд мой говорил: «Как думаешь, стоит показывать?». Жени подумала и коротко кивнула, взглядом дав понять: «Она ничем не опасна. Покажем – вдруг какая помощь будет…». М-да, удивлен – учимся говорить взглядами. Тоже мне телепатия на расстояние…
Я достал из кармана пакет с браслетом и протянул его Кортни. Та взяла его и внимательно оглядела.
- Где-то я похожий уже видела… но не помню где… Жаль, ничего не могу сказать! – она вернула браслет мне. – Его нашли на месте преступления?
- Да… Итак, на данный момент описание убийцы по собранным данным таково: девушка с внушительным бюстом и одной рукой, одетая в черную облегающую одежду… - сказала Жени.
М-да, прозвучало глупо, но пока у нас просто нет иных зацепок.
- Ладно… прошу извинить, но мне пора идти, - Кортни встала и поклонилась нам. – Удачи вам с расследованием! Если что – обращайтесь!
Она ушла. Мы с Жени еще недолго посидели в армейской столовой и потом тоже ушли…

* * *
Я протяжно зевнул. Было уже очень поздно. Мы с Жени недавно решили оторваться от рассматривания браслета и уйти, наконец, из штаба в свои комнаты в казармах. Предварительно мы сообщили полковнику все, что смогли разузнать на тему убийцы… Нет, мы сказали несколько иными словами, нежели ранее Жени – убрали реплику про бюст...
- Эд… Как считаешь, удастся нам найти убийцу до того, как она доберется до нас? Ведь она может… - задумчиво спросила Жени, когда мы спускались со второго этажа по лестнице.
- Надеюсь, что удастся… Но во всяком случае не хотелось бы, чтоб на этот раз «повезло» так же, как и при раскрытии дела о Барри-мяснике… - ответил я. – Ну да тут мы четко этим занимаемся и не поодиночке…
Женевьева кивнула.
Мы спустились на первый этаж и прошли в фойе. Тут мой взгляд упал на что-то черноватое возле входа в кабинет главнокомандующего.
- Стой… Глянь туда… Пошли-ка посмотрим, что это, - остановил я Жени и пошел к дверям кабинета главнокомандующего. Она пошла следом за мной. Когда же мы дошли до дверей, то…
- О боже! – Жени закрыла рукой рот.
На полу лежал полусгоревший труп какой-то девушки. М-да, от одного вида у меня встал ком в горле, но я решил посмотреть поближе, чтоб понять, кто это. При ближайшем рассмотрении выяснилось, что труп – это… наша недавняя знакомая, Кортни Чемберз. Долго смотреть я не мог, потому судорожно сглотнул и быстро отодвинулся подальше.
- Кто мог это сделать? – ошарашено спросила Жени.
- Понятия не имею… - несколько хрипло проговорил я. – Похоже на то, что к нам проникла Черный Убийца… Пошли доложим полковнику, пока он не ушел…
Никакого ответа. Я обернулся… и вовремя успел пригнуться и поставить в защиту правую руку. По металлу прошелся клинок кинжала. Я отскочил в сторону.
Да, это была она. Черный Убийца. Все как по описанию Кортни: облегающая черная одежда, причем лицо также скрыто - черной маской, одна рука… Хм-м, ну, на тему бюста я комментариев лучше давать не буду. Во всяком случае, в голове на миг возник вопрос: и не тяжело так бегать?..
Ладно, я отвлекаюсь. Оглядев эту убийцу, я хмыкнул и с усмешкой сказал:
- Так вот на кого мы открыли охоту… Однако!
- Не обольщайся, парень… Тебе не поймать меня. Тебе и твоей подружке… - сказала Черный Убийца.
Голос у нее был низкий, грудной. Необычный для девушки. Ну да какие только в природе не встречаются голоса. Бывает, что и мужики фальцетом пищат…
Жени в это время встала, потирая затылок.
- Ты, гадина… Нечестно подбираться со спины. Хотя, кому я это говорю? Убийце! – усмехнулась она.
- Быстро же ты очнулась. Ну, держитесь, ребятишки… - Убийца приготовилась атаковать.
В этот момент в здание вбежали военные и направили на убийцу пистолеты.
- Не с места, Черный Убийца! – крикнул какой-то командир. – Сдавайся!
Черный Убийца хмыкнула.
- Какие же вы все-таки идиоты, армейские псы… - проговорила она и коснулась пола.
Все вокруг озарила яркая алая вспышка.
- Потолок!!! – крикнул кто-то.
Я вовремя успел подхватить Жени и отскочить подальше. На то место, где я раньше стоял, рухнул крупных размеров (и без сомнения тяжеленный) кусок потолка.
- Останься я там, мог бы стать на несколько сантиметров ниже… - с иронией в голосе проговорил я.
- И это еще самое малое, что могло бы случиться… - выдохнула Жени. – Надо выбираться отсюда!
Взявшись за руки, мы побежали сквозь осыпающиеся осколки потолка к выходу. Все остальные военные уже давно выбрались, поскольку были близко к выходу. Тут прямо перед дверью выхода упал еще один большой кусок потолка, преградив проход на свободу.
- И что теперь? – спросила, глядя на меня, Жени.
- Что-что? Если нет выхода – сделай его сам! – сказал я и, хлопнув в ладоши, пробил брешь в стене рядом, создав проход. Мы вдвоем выскочили через него на воздух. Перед штабом была суматоха.
- Майор Элрик, майор Фламель, с вами все в порядке? – спросил у нас подошедший командир.
- Да, не беспокойтесь, - ответил я.
Мужчина кивнул и отошел. Я оглянулся на штаб и… увидел на крыше убийцу. Она помахала нам с Жени рукой и исчезла.
- Что теперь будем делать? – спросила подруга, глядя в ту же сторону.
- Искать. Я уж теперь точно не успокоюсь, пока мы не отыщем эту маньячку… - проговорил я.

Добавлено (28.06.2009, 18:36)
---------------------------------------------
Глава девятая. Черный Убийца. Часть 2 – Новые улики. Охота продолжается.

-Эдвард-

*Убийца? Какого черта?! С ума сошли вы оба?!* – слышались гневные крики из трубки.
Уинри позвонила на следующее утро после инцидента в штабе. Ей хотелось узнать, в порядке ли мы с Жени, и в связи с чем произошло все это.
- Уинри, не кричи… Это наша работа, - пытаясь сохранить хотя бы остатки спокойствия в голосе и не показать страха перед «Великой и Ужасной Повелительницей Гаечных Ключей», ответил я. – Вся команда полковника Мустанга занимается делом Черного Убийцы. Следовательно, мы не можем от этого отлынивать…
*И слышать ничего не желаю!!! Два идиота! Чтоб никаким образом не лезли в это дело!* – после гневной тирады послышались короткие гудки.
Я тяжело вздохнул и положил трубку на рычаги.
- Братишка, не вздыхай так. Уинри же за вас беспокоится… - протянул Ал. Мы оба жили в одной комнате в казармах, как и раньше.
- Мне было бы легче, если б она не беспокоилась. Ну или во всяком случае беспокоилась не так сильно… Мои нервы не железные, своим криком она может испортить мне последние из оставшихся… - проворчал я, плюхаясь на диванчик.
- Это не в ее привычке – не беспокоиться, - усмехнулся младший брат.
- Да уж… - согласился я и устремил взгляд в потолок.
Над лампой вилась ночная бабочка. И чего ей не спится осенью?.. Хотя с таким же успехом, пожалуй, можно было спросить меня «И чего тебе не живется спокойно?».
- Ладно… Вот расквитаюсь с этой убийцей – и можно будет спать спокойно… - сказал я, нарушая тишину.
- Ее еще найти надо, брат… - протянул Ал.
- Найдем… Я хоть увидеть ее смог. К тому же у нас ее браслет… - махнул рукой я.
- Хм… Есть надежда… - Ал взял в руки браслет и в который раз с того момента, как я притащил его, стал рассматривать его.
- Обязательно найдем… - я чуть поморщился. – Подлая убийца… Использовать как оружие для убийства алхимию…
В дверь постучали, и потом в проеме показались Анна и Жени.
- Слыхали новость? – спросила Анна, усаживаясь рядом с Алом.
- Например? – поинтересовался я. Где, как я слышал из известной шутки, обычно отвечают вопросом на вопрос?.. Хотя, нет, это в том мире…
- Произошло еще два убийства… - ответила Жени. – Пока мы прохлаждались, убили еще двух армейских. Чую я, что так убийца предупреждает нас, чтоб мы типа не совали нос куда, по ее мнению, не стоит…
О-го-го… Двое военных… А дамочка-то не шутит! Ну да и мы не лыком шиты. Она представляет хоть, с кем связалась?..
- Мы типа сделаем вид, что ее не слушаем, и будем продолжать расследование… - проговорил я.
- Вы рискуете! Вас же убить могут! – испуганно сказала Анна.
- Кто не рискует, тот не пьет шампанского! Да и в принципе не живет по-человечески, - усмехнулся я.
- В таком случае, мы присоединимся к расследованию! – решительно сказал Ал.
Ну вот, опять он за мной… Мало одного Элрика, вляпывающегося в истории… Ну да как показывает практика, спорить и отговаривать бесполезно…
- Ладно уж… - согласился я, проведя ладонью по лицу. – Ал, ты и Анна, вы будете нашими помощниками. К тому же вам первое задание – продолжить исследование браслета.
- О господи, еще и меня втянули… - простонала Анна, сползая с дивана.
- Привыкай, подруга. Связались с братьями Элриками, - усмехнулась Жени и отошла от окна, около которого стояла. – А это значит – привет неприятностям!
Анна глянула на Женевьеву и с еще более страдальческим стоном сползла полностью на пол…

* * *
-Женевьева-

Итак, была дана команда – расследование продолжать! Что ж, продолжать так продолжать. Хотя я Эду не сказала, что полковник отдал приказ никому из его подчиненных не действовать, пока не разберутся с убийством в штабе… Ну да как будто наш Великий и Ужасный алхимик стал бы слушать приказа какого-то полковника с лошадиной фамилией. Однозначно нет… Впрочем, в этом я была с Эдом согласна. Чем бездействовать и топтаться на одном месте, уж лучше планомерно продолжать расследование.
Чем мы и занялись. Ал и Анна продолжали изучать браслет, а мы с Эдом тем временем занялись тем, что до нас делали остальные члены команды Мустанга и он сам – а именно, осматривали места происшествий и опрашивали свидетелей…
За полдня обойдя где-то большую часть мест убийств и опросив кучу свидетелей (некоторые из них просто гнали нас с гневными криками: «Вчера военные, сегодня опять военные… Спокойной жизни нету в этом городе! Уже бы поймали убийцу скорее!»), мы ничего толком не выяснили. Только то, что убийца – правша. Хм, забавно, что мы с Эдом не заметили, какая точно рука отсутствует у убийцы… Хотя, тогда было не до того…
- Так, мисс Шепердсон, семьдесят девять лет. Посетили… - пометила я в списке свидетелей фамилию недавно посещенной нами женщины. Кстати, дубликат списка находился у Анны и Ала. – Милая старушка, однако удивительно, что до сих пор не замужем…
- Хм, а, по-моему, с такой заботой это неудивительно – она вполне могла заласкать всех своих бывших парней и мужчин… - протянул Эд, вздыхая.
Я хмыкнула. Вообще мисс Шепердсон была на редкость милой женщиной. Ну… чересчур милой, правда… Я б даже согласилась с Эдом и определила ее как «убийственно милую». Толком ничего не рассказав по делу, эта пожилая леди упорно пыталась запичкать нас своим печеньем (с молоком – Эд от этого выскочил из дома со скоростью пули), а также… Ну, в общем, мы поспешили ретироваться…
- Кто у нас там дальше по списку? – спросил Эдвард.
- М-м-м… - я просмотрела список. – Знаешь, Эд, тут фамилий еще много… У меня есть предложение пойти к родственникам последней жертвы – Кортни.
- Зачем? – непонимающе посмотрел на меня парень.
- А вот зачем: в списке свидетелей числится ее сестра, Тори, - пояснила я, показывая ему в списке фамилию «Чемберз». – К тому же, мне вдруг стало интересно… Эта Кортни… Я узнала от Лизы, она пыталась в прошлом году стать государственным алхимиком. И стала… Но затем что-то произошло, что опорочило ее имя, и ее выгнали из государственных алхимиков, понизив до подчиненной Армстронга… Вот мне и стало интересно: что такого произошло год назад, что ее сняли с должности?..
Эд задумчиво хмыкнул.
- Однако… Ты права – стоит заглянуть к ее родичам… - согласился он. – Поспрашиваем их насчет Кортни… А заодно и допросим ее сестру на тему убийцы… Какой адрес?
- Здесь недалеко – вон там, за ограждением, их дом… - указала я на внушительного вида особняк, видневшийся неподалеку за металлическим забором.
- Отлично. Идем… - сказал парень, и мы направились в сторону особняка…

* * *
-Эдвард-

Бли-ин… Меня вид всех огромных домов будет так удивлять, а? И все оттого, что сам в детстве жил не в шикарном поместье…
- Эд, подбери челюсть, а? А то смотреть смешно… - сказала Жени, захлопнув ладонью мой открывшийся от изумления рот.
- Ой… Да ну тебя, - сказал я, потирая подбородок. – Ты, небось, в куче подобного рода домов была. А я от силы в двух-трех…
- Ну, вообще-то нет. Я так же, как и ты, была только в паре-тройке… Однако я так рот не разеваю, когда вижу огромный дом, - хихикнула девушка. – Ладно, пошли.
Я хмыкнул и пошел за ней к входу в дом. После двухминутного стука дверь открылась, и в проеме показалась невысокая худощавая женщина преклонного возраста. На ней был пепельно-розового цвета халат. Каштановые с проседью волосы убраны сзади в пучок.
- Ну, и что же может понадобиться в моем доме армейским собакам? – недовольным хрипловатым голосом спросила она.
- Кхм… Миссис Чемберз, я полагаю? – сказала Жени.
- Верно полагаешь… Господи, они уже совсем детей вербуют в свои ряды, шакалы проклятые… - миссис Чемберз глянула на меня и несколько удивилась. – А, а тебя я знаю. Тоже лихой: в двенадцать лет – и уже в армию… Дома не сиделось, что ли? С родителями поругался да ушел бродить по миру?
Я внутренне вскипел. Да как ОНА смеет говорить ТАКОЕ?! Так и вырвал бы поганый язык… Внешне я постарался сохранить спокойствие.
- Во-первых, мать тогда моя умерла, а отец ушел из дома и того раньше… - слегка подрагивающим от злости голосом пояснил я. – Во-вторых, дома тогда уже тоже не было – он сгорел… В-третьих, я пошел тогда в государственные алхимики, чтобы помочь младшему брату… И закроем эту тему…
Миссис Чемберз, судя по ее вытянувшемуся лицу, была очень удивлена. Ха, вот так вот, старая перечница…
- Так вот… Миссис Чемберз, мы порасспрашивать вашу вторую дочь, Тори… - договорил я уже более спокойно.
Женщина открыла дверь пошире и отошла в сторону.
- Проходите, пожалуйста… - сказала она, пропуская нас внутрь.
Внутри дом был не менее шикарным. Но на этот раз у меня хватило мозгов не разевать варежку от удивления. Просто молча прошел в гостиную следом за Жени.
В гостиной на одном из кресел, стоявших рядом с диваном, сидела девушка и читала книгу. Увидев ее, я аж остолбенел.
- Э-э-э… Кортни? – изумленно спросила Жени, стоя в столбняке, как и я.
Девушка подняла голову от книги и посмотрела на нас. Кортни ли это? М-м, не понятно – у этой девушки волосы распущенны, и очков у нее нет.
- Нет, вы ошиблись, - добродушно сказала она. – Я Тори. Кортни – моя сестра…
- Мои дочери – близняшки, - пояснила миссис Чемберз, проходя за нами.
- А-а… - протянул я и слегка смутился. – Простите, не знали…
Тори отложила книгу.
- Вы пришли меня допросить, да? До вас уже приходили… Причем дважды… - она убрала прядь волос со лба.
- Ну… Вроде того, - сказала Жени. – Нам нужно поспрашивать вас о Черном Убийце. А еще… нам бы хотелось побольше узнать о вашей сестре, Кортни.
Девушка кивнула и встала с кресла.
- Пройдемте в нашу с сестрой комнату… - сказала она и направилась к лестнице.
Мы с Жени направились за ней…

* * *
- Итак… Каковы будут ваши вопросы? – Тори села на стул. Мы же с Жени расположились на кровати напротив.
- Ну… Сперва интересно было бы узнать насчет Черного Убийцы… Насколько хорошо рассмотрели ее вы? – поинтересовалась Жени.
Тори хмыкнула и проговорила:
- Не думаю, что вам дадут что-то новое мои показания… Средний рост, карие глаза… Одежда черная, облегающая. Маска с шапкой, закрывающая лицо и волосы… Фигура крепкая, женская… Нет левой руки. Следовательно, правша… Алхимик, причем очень умелый… Совершает преобразования при помощи браслета…
Мы с Жени переглянулись.
- Как вам удалость настолько подробно ее разглядеть? – спросил я.
Тори фыркнула.
- Она напала на меня однажды… - она оперлась правой рукой о стол, положив на нее голову. Левую же она положила на колено. При этом послышался странный скрип… - Когда я пыталась сбежать с места очередного убийства… Мне еле удалось спастись, однако я успела запомнить ее облик…
Жени кивнула. Я же прикрыл глаза и задал такой вопрос:
- Простите за нескромность… У вас одна рука – протез?
Женевьева глянула на меня недоуменно. Тори же усмехнулась.
- А вы наблюдательны… - сказала она. - Да, у меня нет левой руки… От рождения так. Видите ли, у нас с Кортни были сросшиеся руки. От самого плеча… Однако со временем врачам удалось разделить нас… Правда, обеим пришлось делать искусственные руки… Протезы установили только пару месяцев назад…
- Сиамские близнецы… Интересно… - протянула Жени. - А расскажите нам о своей сестре поподробнее. Я слышала, она когда-то была государственным алхимиком…
Тори кивнула, убрав прядь волос за ухо.
- Черный Алхимик – таким было ее второе имя… А все потому, что лучше всего из алхимии у нее получалось заставлять человека заживо истлевать. Причем внешне выглядит так, словно человек сгорел… - сказала она. – Из-за этой ее способности у нее случились большие проблемы… Потому ее и лишили статуса государственного алхимика…
- А что именно за проблемы у нее были? – спросил я.
- Понятия не имею… Она мне не говорила… - пожала плечами Тори.
Я вздохнул. М-да, однако же… Судя по всем данным показаниям, убийцей вполне могла быть Кортни. Но если б не одно но – она мертва. К тому же неизвестно, какой руки у нее не было… Отсюда можно вывести, что убийцей может быть и Тори. Но какие у нее могут быть мотивы? К тому же неизвестно, может ли она пользоваться алхимией… Эх, жаль, что браслет остался у Ала с Анной… Стоп.
- Тори… Ваша сестра… она как совершала преобразования? У нее были какие-либо… ну, вспомогательные средства? – задал я вопрос.
- Ну… она пользовалась браслетом… как и я. Я ведь тоже обучена алхимии, - сказала Тори. – У нас у обеих был маленький серебряный браслет с кругами преобразования… Свой, правда, я к сожалению потеряла…
Так и знал… Теперь достаточно доказательств.
- Что ж… Спасибо вам, мы пойдем, - сказал я, вставая и направляясь к двери. Жени последовала за мной.
- Не за что… - протянула Тори…

* * *
- Все, теперь абсолютно точно, - сказала Жени, когда мы уже шли по улице к штабу. – Тори и есть черный Убийца.
- Не гони лошадей… По канонам детективов, убийцей оказывается тот, кого меньше всего ожидаешь… - задумчиво протянул я. – Конечно, по всем показаниям получается Тори… но мотивов у нее нет для того, чтобы совершать столь изощренные убийства…
- А месть за сестру сойдет за мотив? – спросила Женевьева.
- М-м… В принципе сойдет… Но есть кое-что, чего мы не знаем, - ответил я.
- А, по-моему, мы знаем вполне достаточно… - пожала плечами Жени.
Мы прошли вниз по улице и свернули. Было уже поздно, на улице царила темень. Странно, что фонари не горят… Может, сломались? Или забыли включить?
Жени прижалась поближе ко мне.
- Ты чего? – я глянул на нее и усмехнулся. – Темноты боишься?
- А тебе что, не страшно идти по абсолютно темной и пустынной улице? – спросила она. Голос ее слегка подрагивал от страха.
- Тю-ю… Не страшно. Если кто и нападет, я сам всем накостыляю… - нагловато сказал я.
- О да, великий герой… - с иронией сказала Жени.
Мы все шли, а включенных фонарей так и не попадалось. Теперь это становилось действительно пугающим…
Вдруг… мне почудилось, или мостовая начала уходить из-под ног? Я глянул вниз… И понял, что мы с Жени попались. Блин… ну что я за тормоз?! Теперь мы оба были вмурованы в мостовую по щиколотку.
- Все никак не угомонитесь? – из темноты показалась… да-да, Черный Убийца. Рот искривлен в нахальной, несколько кровожадной ухмылке. Как у Барри-мясника… Ухмылка маньяка-убийцы… Все-таки ее голос слишком низкий для Тори Чемберз. У той был невысокий, да, но не настолько…
- Да вот никак, все за тобой охотимся! – приняв нахальный вид и хлопнув в ладоши, ответил я.
Убийца вытянула правую руку. Браслет выдал красную искру.
- Даже и не думай… Я успею быстрее тебя прикончить, чем ты сможешь выбраться из ловушки… - угрожающим тоном произнесла она.
Я досадно фыркнул и опустил руки.
- И что же ты будешь делать? Убьешь нас? – спросила Жени.
Убийца хмыкнула и плотоядно осклабилась. Взгляд же, однако, был обычным, глаза слегка прищурены.
- Ну… Сперва я буду вас пытать… А потом… медленно убью, дабы насладиться вашими криками и мольбами прикончить поскорее… - задумчиво протянула она.
Я поморщился. Вот это называется маньяк-садист… Боже, да Барри-мясник по сравнению с ней карапуз с ножичком!
Жени сложила руки и прикрыла глаза, начав что-то шептать. Я решил отвлечь на себя внимание убийцы – мало ли, вдруг Жени делает что-то для нашего вызволения…
- Интересный метод избавления от лишних людей, - с нахальной ухмылкой сказал я. – А ты слышала о Барри-мяснике?
Черный Убийца хмыкнула и поморщилась.
- Мелкая сошка… - презрительно фыркнула она. Ха, и эта купилась на стандартную уловку под названием «Заговаривание зубов». И чего все злодеи такие наивные? Закон жанра? – Что такое – порубить человека на кусочки в темном переулке? Это слишком уж быстрая смерть для жертвы… К тому же, слишком много крови - это некрасиво… Вот когда тело медленно, постепенно истлевает – вот это красиво. Наблюдать, как человек кричит от боли, корчится в агонии, а его кожа постепенно бледнеет, затем становясь чернее угля… Вот это истинное блаженство!
Убийца маниакально захохотала. Черт… Я, считай, прошел огонь и воду… но все равно боюсь… Эти все убийцы… Помню, у меня мурашки бегали по коже, когда я случайно нашел и стал читать старую статью про Джека-Потрошителя… Вот тоже маньяк… Черт, что за жизнь?! Вечно кто-то хочет убить!
Тем временем Жени что-то завершила и разняла ладони. Позади убийцы что-то замерцало, и стали слышаться взрывы.
- Что за черт?! – Черный Убийца обернулась и стала закрываться.
Вот он, шанс! Я хлопнул в ладоши и высвободил нас с Жени из мостовой.
- Прости, но на сегодня удовольствия для тебя закончатся! – повторно хлопнув в ладоши и коснувшись мостовой, я вмуровал убийцу в него с руками, так что она торчала из мостовой наполовину.
- Ах вы, чертовы сопляки!!! – гневно вскричала Черный Убийца. – Вы!!! Да как вы посмели?!
- Бежим! – Жени дернула меня за руку.
Что ж, ее правда. В данной ситуации лучше всего ретироваться с поля боя, пока эта сумасшедшая не выкопалась и не сделала из нас две мумии без предварительного забинтовывания…
Мы вдвоем бросились бежать окольным путем до штаба. Нужно было немедленно сообщить все, что мы выяснили касательно Черной Убийцы…

--------------------------------------------------------------------------------

Глава десятая. Черный Убийца. Часть 3 – Ставка больше, чем одна жизнь.

-Эдвард-

- Как вы посмели ослушаться моего приказа?! – крикнул полковник, ударив кулаком по столу. У-у, таким злющим я его никогда не видел… Кирдык… - Разве я не говорил вам, Чудотворная, что я запрещаю моим подчиненным что-либо делать, пока не разберутся с убийством в штабе?!
Я косо глянул на Жени, недоумевая внутренне и внешне.
- Говорили, сэр… - потупив взгляд, протянула с вздохом та.
ЧТО-О?! И она молчала?! Ну все… Порву, как небезызвестный песик Тузик небезызвестную тряпку… И пусть потом не обижается и не говорит, что я злыдень!
Полковник с рычанием вздохнул и сел на стул. Ну, сейчас будут еще большие нотации…
- Все-таки, Стальной, ты плохо влияешь на людей… Они становятся такими же безбашенными, как и ты… - проговорил Мустанг.
Что?! Значит, опять во всем виноват, да?! Эх… Была б моя воля, я бы вам врезал, полковник Коняга…
- Значит так… Все, что вы узнали, - очень полезно… Теперь мы сможем спокойно определить убийцу… - со вздохом продолжал полковник Мустанг. – Но! До тех пор, пока мы не арестуем Черного Убийцу, вы НИЧЕГО НЕ БУДЕТЕ ПРЕДПРИНИМАТЬ! Ясно? Ни-че-го! Укройтесь где-нибудь до разрешения ситуации… На этом все. Свободны.
- Да, сэр! – мы с Жени отсалютовали полковнику и вышли за дверь…
- Жени… - протянул я угрожающим тоном, стоило нам спуститься вниз.
Девушка на миг замерла, но затем продолжила спуск в ускоренном темпе.
- Же-ни-и… - я стал спускаться в том же темпе следом. Мой звенящий голос не предвещал для подруги ничего хорошего.
- Эд, да успокойся ты, все же обошлось! – нервно хихикнула Женевьева, останавливаясь и оборачиваясь ко мне. – Убийцу скоро поймают, а до этих пор мы мирно посидим в сторонке!
Я мотнул головой, слегка хлестанув себя по щеке хвостом волос. Наверное, мой взгляд был испепеляюще-гневным, ибо Жени вздрогнула и нервно сглотнула.
- Почему… ты… не… сказала… мне… О ПРИКАЗЕ?!!! – наверняка мой вопль был слышен даже снаружи.
- Тише, тише, Эдечка, милый! – запричитала Женевьева, взяв меня за плечи. – Нервные клетки не восстанавливаются! Успокойся…
Итак… Тактика: ввод противника в заблуждение. Активация…
Я вздохнул и миролюбиво улыбнулся. Жени выдохнула и тоже улыбнулась.
- Вот и хорошо. Видишь? Все отлично! – сказала она уже более бодро.
Я завел руки за спину и с той же улыбкой закивал. За спиной же я тихонько хлопнул в ладоши и преобразовал правую руку в клинок.
- Жени… - начал я, улыбаясь.
- Да, Эд? – спросила девушка, глядя на меня.
Заблуждение – полное. Приказ: атаковать без пощады. Не поддаваться ни на какие мольбы и уловки…
Моя улыбка резко стала плотоядным оскалом, взгляд снова испепелял.
- МОЛИЛАСЬ ЛИ ТЫ НА НОЧЬ, ДЕЗДЕМОННА!!! – взревел я, взмахнув рукой-клинком. А что – пока делать было нечего, я успел почитать Шекспира…
Жени вскрикнула и пулей понеслась через коридор. Я с диким хохотом побежал следом за ней, размахивая рукой-клинком. Да-а, месть сладка…

* * *
-Женевьева-

- МАНЬЯК!!! САДИСТ!!! СТАЛЬНОЙ ШИЗОФРЕНИК!!! – истошно орала я на самых высоких децибелах, какие только могли позволить мои голосовые связки.
Эд гнался следом за мной, нисколечко не отставая и даже медленно, но верно нагоняя.
- Сама виновата!!! – гневно крикнул он, размахивая клинком.
- Да я… Это все ты!!! Ты, ты и только ты!!! Все твой треклятый авантюризм!!! – стала переводить стрелки я. – Какого черта ты задумал эту авантюру?!! Псих ненормальный!!!
- ОТ ТАКОЙ ЖЕ СЛЫШУ!!! – Эд сумел-таки догнать меня и цапнуть за руку.
А тут… опс, порог… Я споткнулась и рухнула на пол, утянув за собой и Эда. Было несколько больно, я аж зажмурилась.
- Эй, Эд, а ты молоток! – послышался сверху голос Хавока. – Так девушек кадрить даже я не пробовал!
Что? Это он о чем? Я медленно открыла глаза…
Хоровой вопль огласил все здание штаба.
- Слазь с меня, идиотка!!! – крикнул Эд.
- Сперва отпусти меня, маньяк!!! – в ответ крикнула я.
И ведь правда – этот идиот сцепил руки на моей талии сзади, так что я не могла выбраться из его железных объятий.
- Да пожалуйста! – парень расцепил руки.
Я кое-как встала, поправляя на себе форму. Эд встал следом, потирая затылок. Видимо, ушибся, пока мы падали. Когда я навела порядок, я подошла к Элрику и… не-а, это была не пощечина. Это был просто удар кулаком в челюсть.
- Придурок! – поставила я точку и, гордо хмыкнув, направилась по коридору к выходу…

* * *
-Эдвард-

- И это я придурок?!! Я?!!! Да кем она себя мнит?!!! Ишь ты… Сама дура!!!
Я, кипя не хуже любого парового котла и потирая слегка ушибленную (м-да, у Жени слабенький удар, но очень жесткие костяшки) щеку, вышел из штаба и, стащив с себя армейский жакет, пошел по ступенькам вниз.
- О, господин Стальной Алхимик, - окликнул меня сзади кто-то.
Кого еще тут ветром принесло?! Я обернулся… и вся моя злоба ушла, будто ее и не было.
- Г-господин главнокомандующий, сэр! – я отсалютовал мистеру Дарвону. – Здравствуйте.
- Здравствуй, здравствуй, Эдвард Элрик, - с добродушной улыбкой проговорил главнокомандующий. – Давненько не видел тебя… Ах да, ты же, как и вся команда полковника Мустанга, занимаешься делом Черной Убийцы, не так ли?
Я кивнул.
- Да, сэр… Дело, считай, скоро будет закрытым… - ответил я. – Мы выяснили все, что необходимо для поимки и ареста убийцы…
- Молодцы! Как только все это закончится, полковника Мустанга и всех его подчиненных повысят, - улыбаясь, сказал главнокомандующий.
Ох ты… Впервые за всю службу в армии я буду повышен в звании! И ведь неизвестно, насколько меня повысят… Ладно, надо еще во всем разобраться, а потом уже думать о повышении.
- Ну, ладно, - мистер Дарвон похлопал меня по плечу. – Бывай, Стальной Алхимик. Еще свидимся, думаю…
С этими словами он направился в сторону входа в штаб. Я хмыкнул и направился по уже намеченному маршруту – вниз по ступенькам…

* * *
Я прошел в комнату в казармах и шумно плюхнулся на диван. Ал сидел как раз на нем и не успел увернуться, так что я плюхнулся лицом ему в колени. Слава богу, нос, как в принципе и лицо в общем, остался целым. Анна сидела рядом с братом.
- Ну, как прошел разговор с полковником, братишка? – спросил Ал.
Я простонал и перевернулся.
- Ужасно… Жени зараза. Она не сказала, что полковник отдавал приказ не предпринимать никаких действий относительно дела о Черном убийце… - проговорил я. – Мне досталось по полной…
- Что, наорали? – с пониманием в голосе спросила Анна, начав гладить меня по голове.
М-м, так успокаивает. Хорошо-о…
- Да… Побесился полковник, покричал… Да ладно, плевать я на него хотел… Он дал приказ отсиживаться до тех пор, пока убийцу не поймают… - сказал я, прикрыв глаза.
- Это хорошо… - с улыбкой сказал младший брат.
- Ничего хорошего, Ал… - фыркнул я. – Ты же знаешь, что я…
- … терпеть не можешь сидеть без дела. Знаю, - довершил за меня Ал и усмехнулся.
- Ну и вот… - я вздохнул. – К тому же, еще толком не ясно, кто на самом деле является Черным Убийцей…
- В принципе, вариант с Кортни Чемберз наиболее вероятен… Мы с Алом разглядели на внутренней стороне браслета инициалы «К.Ч.», что определенно значит «Кортни Чемберз». Эд, тебе было бы неплохо наведаться в архив, наверное… Вдруг там есть информация о том инциденте, произошедшем год назад? – высказала Анна.
- Хм-м… В принципе, можно… да только полковник опять ерничать будет, что я лезу куда не надо… Ладно, - я поднялся и поправил хвост волос. – Отправляемся в архив. Надеюсь, мы сможем там что-нибудь найти…
Ал кивнул, и мы вдвоем отправились к архиву штаба. Анна решила остаться на случай возвращения Жени…
- Записи по делу Кортни Чемберз… 1917 год… - задумчиво протянула Шеска, роясь среди документов на полках.
- Да, именно… Таковые есть? – поинтересовался я.
- Да, есть. Я точно помню, как с ними работала, - с улыбкой проговорила Шеска, отворачиваясь от полки на секунду. – Ох и шумиха была тогда. Все эти реформы парламента, а тут еще и проблемы внутри армии…
Девушка снова зарылась в многочисленные папки дел.
- Скажи, Шеска… А какого рода были эти проблемы? Что именно произошло тогда? Раз ты работала с этими записями, то должна помнить, - поинтересовался я.
Я всегда верил в Шескину память. Ибо она у нее поистине феноменальная – помнить где-то свыше тысячи, если не больше, книг…
- М-м… Тогда, в 1917 году, произошел несчастный случай… - задумчиво протянула Шеска, а затем хлопнула в ладоши. – Вот! Нашла!
Она положила перед нами на стол приличного вида папку, на которой было выведено «Дело № (номер много раз перечеркнут, что очень странно…). Убийство двух новобранцев». Раскрыв папку, Шеска вытащила листок, к которой скрепкой была прикреплена фотография Кортни. Причем на фотографии у девушки был несколько другой вид, чем когда мы видели ее с Жени – волосы растрепаны, челка прикрывает один глаз, взгляд испепеляющий и отчасти безумный.
- Значит вот… - Шеска откашлялась и стала читать. – «Осень, 1917 год. На смотрах в присутствии главнокомандующего и трех представителей парламента были зверски убиты двое новобранцев – двадцатитрехлетняя Сибил Дорнет и тридцатилетний Эрик Мейсон. Убийцей была девятнадцатилетняя Кортни Чемберз, именуемая также Черным Алхимиком и являющаяся государственным алхимиком. Причина убийства: неконтролируемая вспышка гнева. По показаниям, Кортни Чемберз была чрезмерно агрессивна и жестока. Имела устойчивую ненависть к людям. После инцидента девушка была помещена в госпиталь для душевнобольных, но через пять месяцев была выпущена в связи с успешным выздоровлением…». Это все…
В который раз я уже серьезно удивляюсь? Ладно, считать не буду… Но в этот раз я опять же очень удивился. Даже был несколько напуган, что мои догадки подтвердились – ведь именно с этой девушкой мы с Жени разговаривали не так давно в армейской столовой!.. Но она ведь мертва. Мы с Жени видели ее труп… О нет! Как же я раньше не подумал об этом!
- Ага… - протянул я. – Что ж… Мустанг все равно меня не послушает… одного меня… Надо найти Жени и с ней вдвоем уже ломиться в его кабинет… Идем, Ал, - я развернулся и направился к двери выхода. На секунду я остановился. - Да, Шеска, огромное спасибо за помощь! Я твой должник.
- Да ладно, Эд! – Шеска добродушно улыбнулась. – Это я буду твоей вечной должницей – за устройство на такую работу.
- Не стоит. Ладно, до встречи, - я помахал рукой и вместе с Алом вышел из архива…
- То есть как «ее нет с того момента, как она уходила с тобой в штаб»? – недоуменно спросил я у Анны, когда мы с Алом пришли в комнату.
Оказалось, что Жени не заходила с той поры, как мы с ней разругались в штабе. Это очень странно…
- А вот так – нет и нет, - пожала плечами Анна. – Я волнуюсь… Эд, а не может она быть у Уинри? Ты знаешь телефон ее мастерской – позвони ей.
- Хм… Неплохая идея. Ладно, позвоню… - согласно кивнул я и присел рядом с телефоном.
Взяв трубку, я набрал номер мастерской Уинри и стал ждать ответа. После серии длинных гудков послышался щелчок снимаемой трубки на том конце, и голос Уинри произнес:
*Мастерская автопротезов Рокбелл. Уинри Рокбелл вас слушает*.
- Алло, Уинри, это я, Эд, - сказал я.
*Эд? В чем дело? Ты опять сломал протезы?! Сколько раз я должна тебе повторять…* - начала было генерить механик.
- Эй, эй, потише, Уинри! Целы мои протезы, не беспокойся, - заверил я ее. – Не потому звоню. Послушай… У нас тут дилемма… Жени не у тебя с Томом? – спросил я.
*Жени? М-м, нет…* - несколько удивленно ответил голос в трубке.
- Ясно… А она к вам не заходила? – задал я другой вопрос.
*Тоже нет. А что, что-то случилось?* - задала мне встречный вопрос Уинри.
- Да вот… Она с момента ухода из штаба не появлялась в своей комнате в казарме. Уже поздний вечер, а ее все нет. Ума не приложим, куда она могла запропаститься… - ответил я.
*Ясно… Ну, мало ли, может, она выполняет какое-то поручение, просто забыла сказать? Или просто гуляет? Попробуйте ее поискать*, - высказала свое мнение Уинри.
- Ладно, попробуем… Спасибо, Уинри, - поблагодарил я подругу.
*Не за что! Ладно, до встречи. У нас тут работа стоит…* - на том конце что-то щелкнуло, и послышались короткие гудки. Я повесил трубку.
- Ну? – Анна выжидательно смотрела на меня.
- Ее нет в мастерской. Даже не заходила… - ответил я, пожимая плечами.
- Хм… Не могла ли она отправиться в дом Чемберзов, чтоб… еще кое-что спросить, допустим? – предположил Ал.
- Могла… Ладно, я пойду ее искать. Вы же не выходите никуда. Только если я пропаду, звоните в штаб – может, я там… А если нет – оповестите Мустанга, - сказал я и вышел за дверь…

* * *
-Женевьева-

(некоторое время назад…)

Я шла и кипела от злости, как чайник. Даже хуже. Этот нахальный парень… У-ух, как я его ненавижу! Эдвард Элрик – вспыльчивый, нахальный мальчишка с ярко выраженным синдромом Наполеона (т.е. с завышенной самооценкой при мелком росте). Гр-р-р-р, пусть только попадется мне за сегодня еще раз – врежу похлеще, чем в штабе!
Так, ладно, успокойся, Женевьева, нервы дороже. К тому же, сейчас необходимо сосредоточить свое внимание на кое-чем поважнее, чем Эдвард Элрик…
Итак, я шла по улице и размышляла о том, что бы можно было еще предпринять, чтобы выяснить окончательно, кто такая Черный Убийца. По всем статьям на данный момент подходила Тори Чемберз… Но все же Эд был прав – надо было бы по-хорошему выяснить о том инциденте, что произошел год назад и в который была вовлечена Кортни Чемберз… Но вот незадача: сестра не знает ничего об этом происшествии… Хм, тогда поспрашиваем мать!
С этими мыслями я направилась в сторону особняка Чемберз…
Забавно. Дверь была открыта нараспашку. Я придержала хлопающую от ветра дверь рукой и прошла внутрь. В доме было пусто.
- Ау! Миссис Чемберз? Тори? Прошу простить, что без стука! Я бы хотела еще кое-что у вас спросить… - прокричала я, чтоб было слышно на весь дом.
Никто не ответил. Хм, очень странно… Я проверила все комнаты на первом этаже – то есть, гостиную, кухню, столовую. Никого… Далее я пошла на второй этаж. Там опять же никого…
- Куда же все подевались?.. – задала я вопрос в пустоту, спускаясь обратно на первый этаж.
М-да… Что ж… Мало ли, куда все могли деться. Может, в магазин ушли… или уехали куда-то… Хотя, возникает вопрос: отчего же дверь нараспашку? Неужели трудно запереть дом на время отсутствия? Или замок у них не в порядке?.. Да нет, когда я зашла в дом и закрыла за собой дверь, замок исправно защелкнулся…
Пока я шла и думала, я не следила толком, куда иду. Итог: я поскользнулась и бухнулась на пол.
- Ай-й… Черт, что за… - ругнулась я, поставив руку на пол, дабы подняться.
Рука чуть проскользнула по чему-то жидкому и чуть вязковатому. Гр-р, час от часу не легче. Небось, еще и форму испачкала… Я глянула на свою руку… да так и обомлела. Так вот что за сладковатый запах я чувствовала в воздухе… До тошноты знакомый запах… Запах крови…
Я судорожно вытерла руку о ковер, что был рядом постелен на полу (ага, ни стыда, ни совести в чужом доме), и поднялась на ноги. Оказалось, я плюхнулась рядом с довольно большой лужей крови. Неужели… здесь было убийство? Ну да, Шерлок, конечно было! Если на полу пятно крови, то что это еще может значить? Кто-то пролил томатный сок?..
От лужи отходили кровавые полосы, ведя куда-то вглубь дома. Похоже, жертву тащили… Скрепив нервы, я пошла по направлению этих полос. Ох, авантюризм мой когда-нибудь меня не доведет до добра… Впрочем, как будет далее понятно, это когда-то наступило очень скоро…
Полосы крови уходили по лестнице в подвал дома. Дверь была распахнута настежь, внизу ее виднелись красные отпечатки ладоней. Похоже, жертва была еще жива, пока ее тащили… Вот я гений дедукции, блин, ничего не скажешь…
Я осторожно спустилась по ступенькам вниз. В подвале было темно, будто здесь была вечная ночь… Эх, надо было взять с собой что-нибудь вроде фонаря, чтоб хоть что-то было видно… Ладно, поздно что-либо говорить…
Я шла по темному подвалу, осторожно ступая по скрипящему полу и стараясь никуда не провалиться или не споткнуться. Вот почему подвалы обязательно должны быть темнющими? Обычно это не предвещает ничего хорошего…
И… как водится говорить, «предчувствие ее не обмануло». Стоило мне пройти еще пару шагов, как что-то ударило меня по затылку, и я грохнулась на пол. Мой разум перед тем, как кануть в забытье, уловил негромкий хохот в темноте. А затем – забытье…
Очнулась я не знаю спустя сколько времени. Затылок болел ужасно – следовательно, будет синяк… если там не рана…
Следующее, что я обнаружила – это то, что я являюсь подвешенной к потолку в центре какой-то странной комнаты. Подвешенной следующим образом: руки связаны, ноги также, талия обмотана цепью, и вот эта самая цепь закреплена на крюке на потолке. Ужас…
Но самый большой ужас составляла комната, в которой я висела. Большая, с серыми в потеках бетонными стенами, тусклым красноватым освещением, люком в полу подо мной. Этот люк доверия явно не внушает, м-м… Вокруг также стояли высокие стеллажи с какими-то колбами. Как-то все это напоминало подвальную лабораторию моего отца…
Где-то послышался скрип. Я повернула голову, но дверь нигде так и не углядела. Видимо, ее закрывали стеллажи…
- Оу, ты уже пришла в себя? – послышался знакомый голос, и из-за стеллажей показалась… Черный Убийца собственной персоной.
- А ты уже успела меня приволочь черти куда… - хмуро ответила я. – Что это за место?
Убийца хмыкнула.
- Не скажу… Хотя… ты все равно умрешь… - протянула она. – Это одна из камер пятой лаборатории. Когда-то здесь проводились исследования в области человеческого преобразования и Философского Камня… Эта комната – архив. Но до этого тут было несколько иное помещение…
- Неужели пыточная? – с язвительностью в голосе спросила я.
Черный Убийца фыркнула.
- Догадливая… Что-то потипу того… - проговорила она.
- Так и знала… - скучающе выдохнула я.
Убийца взяла какую-то колбу с полки, оглядела и поставила на место.
- Может, перед смертью явишь мне свое личико, а? – спросила я, покачиваясь на цепи.
- Хм… Многого просишь, алхимик… - сказала убийца, дернув цепь.
Это отдалось некоторой болью в талии, и я чуть поморщилась.
- Ладно, ты мне надоела… - Черный Убийца встала напротив меня и нажала на какую-то кнопку на полу.
Тут же открылся люк. Внизу, как мне удалось разглядеть, плескалась какая-то жидкость.
- Это одна из таких кислот, которые разъедают медленно и постепенно… Моя личная придумка кстати. Я буду опускать тебя неспеша, так что смерть будет долгая и мучительная… - с явным плотоядством в голосе сказала убийца. – Или предпочтешь умереть чисто от моих рук? Медленно истлев, при этом испытывая адскую боль?
- А у меня еще и выбор есть? А красиво умереть можно? – со злой усмешкой спросила я.
На самом деле мне сейчас было до чертиков страшно. Хоть я и по идее бессмертный гомункул, умереть-то я могу, если мое тело будет уничтожено.
- Красиво только самоубийцы умирают! Ты умрешь так, как я захочу!!! – громко воскликнула убийца и загоготала.
Ну все, прощай, жизнь. Ты была так коротка…

* * *
-Эдвард-

Когда я пришел к дому Чемберз, там уже была куча военных. Своих среди них как-то не наблюдалось. Не сумев-таки зайти внутрь, я дернул одного из военных и спросил:
- Извините, что тут произошло?
- О, это вы, господин алхимик… Да тут убийство произошло, - ответил тот. – Мы нашли в подвале труп Майи Чемберз, хозяйки дома. Тори Чемберз, младшая из дочерей-близняшек хозяйки, найдена не была… Также говорят, что рядом с домом видели мисс Женевьеву Фламель. Однако ее мы тоже не нашли…
Вот черт! Похоже, Жени круто вляпалась… Эх, и это я-то дурак… Сама идиотка! Сунулась…
- Все ясно… Что-нибудь как улики было найдено? – задал я еще один вопрос.
Военный достал прозрачный пакет, в котором лежала бирка на цепочке.
- Вот это нашли вместе с переломанной пополам доской… Видимо, кого-то глушили… - сказал он, протягивая мне пакет.
Я взял пакет и вынул бирку. Повертев ее в руках, я обнаружил на одной стороне номер «4335628», а на другой – надпись «5 лаб.». Ага! Похоже на то, что Жени жива, и ее увели в пятую лабораторию! Да-а, мой мозг гениален как всегда…
- Спасибо, - поблагодарил я военного и побежал по улице в уже известную сторону – в сторону пятой лаборатории…
… Знакомое полуразрушенное здание. М-да, когда-то мы с Алом навели здесь порядочно шума…
Я поднялся по колючей проволоке, что свешивалась с ограждения с тех самых пор, как я ее спустил в первый раз, дабы Ал смог забраться на стену. Спрыгнув вниз, я направился в сторону главного входа. Тот, на мое удивление, был распечатан и открыт.
Внутри никаких подвохов не обнаружилось. Видимо, Черный Убийца разблокировала все ловушки для своего удобства. Что ж, тем лучше для меня… Пробежав пару-тройку коридоров, я обнаружил дверь с номером, который был указан на бирке. Ага, значит, бирка упала с ключа (гениальный вывод)… Я осторожно протиснулся внутрь (дверь была стальной и очень тугой – видать, петли заржавели) и спрятался за одним из стеллажей. Слегка выглянув, я увидел такую картину: Жени связана и подвешена к потолку за цепь, которая обмотана вокруг ее талии, а напротив стоит сама Черный Убийца.
- А красиво умереть можно? – бросила Женевьева, покачиваясь на цепи.
- Красиво умирают только самоубийцы! Ты умрешь так, как я захочу!!! – воскликнула Черный Убийца, загоготав.
Боже, какой противный у нее смех… Скорее даже пугающий…
- Не будем тянуть. Приятно было познакомиться и увидимся в Аду, Чудотворный Алхимик! – убийца взялась за цепь правой рукой.
На секунду вспыхнула красная молния, а затем цепочка начала оплавляться. Нельзя было терять ни минуты!
Я хлопнул в ладоши и коснулся пола. Люк, который был в полу, теперь был полностью запечатан. Цепь обломилась, и Жени упала на пол.
- Что за черт?! Кто здесь?! – Черный Убийца стала оглядываться по сторонам.
Я снова спрятался в свое укрытие. Теперь нужно было думать, что делать дальше. Если промедлить, то убийца схватит и меня, а это будет означать плохой конец… А по канонам жанра, главные герои не должны умирать, если история только началась! Так что…
Я стал медленно пробираться между стеллажей, стараясь ступать бесшумно. Хотя в армейских сапогах это довольно тяжело… Но как говорится, хочешь жить – умей вертеться! Вот я и вертелся… точнее, ступал фактически на цыпочках. Со стороны выглядело это оригинально. Ну да кто смотрит?..
Один из стеллажей вдруг накренился и стал заваливаться. М-м, на то, чтоб судорожно поставить его на место, не было возможности, и я быстро проскочил к следующему стеллажу, чтоб не пришибло.
Тут меня цапнули за правую руку. Я обернулся…
- Все равно не скроешься, Стальной Алхимик… - Черный Убийца со своей излюбленной ухмылкой «а я шизанутая дочка мясника» сжала механическое запястье.
Все та же красная вспышка преобразования. Я выдернул руку и отскочил подальше.
Щелк! Кисть правой руки безжизненно повисла. Черт, все же она успела подпортить механизм… Ну да благо всей руки не лишила!
- Не стоит сопротивляться, все равно вас уже никто не спасет! – убийца стащила с Жени цепь и преобразовала ее в меч.
- Ну и пусть не спасет – сами спасемся! Не хочется прерывать жизнь, когда тебе еще не успело стукнуть двадцать, - с усмешкой сказал я, преобразуя правую кисть в клинок. Хоть она и была недвижима сама по себе, рука в целом двигалась исправно, поэтому воевать можно было.
- Жаль, но никто твоего мнения тут не спрашивает! – Черный Убийца рванулась вперед, замахиваясь мечом.
Я увернулся и сделал ответный удар. Клинок прошелся по клинку, высеклась парочка искр. Снова удар, снова искры. Увернувшись от еще одного удара убийцы, я ударил ее ногой по руке. Меч со звоном упал на пол.
- Тварь… - прошипела Черный Убийца, отшатываясь назад.
- От не меньшей твари слышу… - криво ухмыльнулся я.
- Я доберусь-таки до тебя! Посмотрим, что будет, если у тебя останется одна рука, - убийца подняла меч и снова начала атаковать.
Повторение схемы – уворот, удар, снова уворот, блок, удар… Слава богу, за все пребывание в другом мире я не растерял боевые навыки. Ну да когда Ал оказался со мной, мы возобновили наши периодические тренировки. Правда, на этот раз я старался бить не слишком сильно – Ал-то ведь был уже не доспехом, а у меня железные конечности остались. Хотя брат все время возмущался, что я поддаюсь ему, действуя не в полную силу. Балбес, я ж не хочу его покалечить…
Ладно, это было лирическое отступление. А в настоящем… В настоящем же мне успели уже понасадить царапин. Некоторые удары меча убийцы при блокировке проходили вскользь по металлической руке и задевали то щеки, то левую руку или плечо. Ну да ладно, это все ерунда…
Однако не ерунда случилась потом. После очередного уворота я попытался атаковать. Убийца увернулась и, выпустив меч, схватила меня за правое предплечье.
- А теперь – долгожданный эксперимент! – с усмешкой произнесла она.
Вспыхнула красная молния, и… ну, тут уже повторение пройденного – моя правая рука разлетелась на винтики. Хм, ну, не только винтики – еще осколки, пружинки и прочие детали, которые составляют механизм… Я отшатнулся, еле удерживая равновесие.
- Что же будешь делать теперь? Без одной руки ты ноль! – торжествующе произнесла Черный Убийца.
Я пару минут постоял, а потом поднял взгляд на убийцу.
- Во-первых, автопротез стоит недешево. Я очень огорчен, что придется делать новый… - медленно проговорил я. – Во-вторых, мой механик будет в ярости, когда увидит, что стало с ее творением. И жаль, что убивать она будет меня, а не тебя. И в-третьих… - я ухмыльнулся и подзакатал рукав левой руки, обнажая… серебряный браслет на запястье. – Помнишь эту вещицу?
Торжествующая улыбка моментом сошла с лица убийцы, сменившись удивлением, а затем досадой.
- Что?.. Черт, как я могла забыть про него?.. Моя ошибка… - усмехнулась Черный Убийца.
- Еще какая… - усмехнулся в ответ я. – Причем первой твоей ошибкой было его потерять… Кортни Чемберз…
Убийца дернулась, потом вздохнула и сняла с себя маску с шапкой. Рыжая коса распрямилась, челка прикрыла один глаз. Жени, все это время валявшаяся связанная на полу, раскрыла от изумления рот.
- А ты и вправду гений, как о тебе говорят… или наоборот, мозгов у тебя нету, раз в авантюры лезешь… Сразу догадался или постепенно? – безразличным тоном спросила Кортни.
- В принципе постепенно. После разговора с твоей сестрицей Тори многое выяснилось, - ответил я. – Хотя, конечно, вполне можно было подумать на нее саму… Однако когда я выяснил про инцидент годовалой давности и вспомнил про фальшивый труп, все сомнения исчезли… - я хмыкнул. – Какой чайник учил тебя алхимии? Надо уметь делать трупы более правдоподобными – с одной живой рукой…
Девушка раздраженно прорычала.
- Не учи меня, что как делать, молокосос… Ты не знаешь, что мне приходилось пережить в детстве! - сказала она с презрением в голосе. – Унижение, постоянное попрекание и сравнивание с сестрой. «Она не ты, она лучше тебя, более прилежная. А ты кто? Бунтарка! Девушке не положено быть такой. И заниматься алхимией тем более!»… А потом еще и издевательства со стороны отчима… - лицо Кортни исказила гримаса безумия. Прощай, крыша… - Я наконец-то смогла отомстить им. Этой старой перечнице, которую я называла «мама», и этому старому козлу, которого меня принудили называть «папой». И прочим недоброжелателям!
- Алхимия дана не для того, чтобы с ее помощью убивать людей, - сухо сказал я.
Девушка загоготала.
- Наивный же ты… Или тебе такое сказал твой учитель? Какая глупость… - сказала она.
Кортни приблизилась ко мне на пару шагов, я же отступил столько назад… и уперся спиной в стену. Ай-ай, а вот это плохо.
- Неужели тебе за всю свою жизнь не хотелось поэкспериментировать с человеческими жизнями? – более-менее спокойным тоном, но при этом с безумным взглядом протянула убийца. Кого-то мне это напоминает… Ну да, Такер. – Ведь столько возможностей есть… Хотя подожди… - она заглянула мне в глаза. О боже, как противно… - Твоя рука и нога… Майор Армстронг рассказывал, что ты с братом пытался воскресить мать… А потом спас брата, прикрепив его душу к доспехам… Так что мы с тобой в чем-то схожи.
- Не смей сравнивать нас… - скривившись, злобно сказал я. – Я не убивал никого из мести. И то, что делал я, уж никак не имело под собой злых умыслов…
- Пытаешься сделать себя идеальным? Ха-ха… Ладно, - Кортни с хмурым видом приблизилась, приперев меня к стенке.
Заметка – рост одинаковый… Тьфу, о чем я думаю?! Меня убивать собираются, а я все по больной теме…
- Все вы, военные, уже у меня в печенках… Убью сперва тебя, затем уж дорасправлюсь с девчонкой… - скучающим тоном проговорила убийца, положив руку на мое левое плечо и сжав его.
Черт… Левую руку не поднять… Что она сделала?!
На лице Кортни появилась все та же садистская улыбка. Она сдавила мое плечо еще сильнее.
- Ощущаешь? Рука немеет… - негромко произнесла девушка. – Вот что такое сила Черного Алхимика… А через некоторое время ты ее больше никогда не сможешь чувствовать, и придется тебе ставить второй протез.
- Чтоб тебя… - процедил я сквозь зубы.
Вдруг… Браслет на запястье Кортни заискрил. Девушка вскрикнула и выпустила мое плечо.
- Что, отдача пошла? Похоже, это не мне придется протез второй руки ставить… - усмехнулся я.
- Как же такое может быть? Браслет же хорошо сделанный… - корчась от боли и хватаясь за запястье, недоуменно проговорила убийца.
- Твой да. А вот у сестренки твоей… Потому-то она его не носила все время, - хмыкнул я, отлипая от стены. Рука не двигалась – надо будет потом глянуть, что с ней (если выживу). – Я узнал, что при создании второго браслета произошел небольшой брак, и Тори было запрещено его долго носить. Иначе могла последовать вот такая отдача…
Черный Убийца посмотрела на меня. Глаза ее теперь изображали не маниакальный голод, не презрительную насмешку, а недоумение и страх. Все, один - ноль, Кортни Чемберз…
- Сдавайся, Черный Убийца… - прищурившись, произнес я.
- НИ ЗА ЧТО!!! – снова во взгляде зажглось прежнее безумие.
Кортни схватила меч и, превозмогая боль, начала старую песню. Я сплоховал… Первый удар пришелся мне по торсу, оставив глубокую длинную царапину. Ну да благо я успел хоть немного увернуться, так что лезвие не прошло слишком глубоко и внутренние органы задеты не были.
- Я не позволю тебе победить, Стальной Алхимик!!! Я не проиграю ТЕБЕ!!! – истошно кричала убийца, нанося удары один за другим.
Ого, вот это рвение… Я еле-еле уворачивался от серебристого клинка.
- Не проиграю… Не проиграю… Не проиграю!!! – причитала Кортни.
Атаки становились все реже и слабее. Видимо, отдача от браслета дала серьезный удар по силам девушки, и ей становилось все хуже. В конце концов, убийца бессильно осела на колени, выронив меч, и зарыдала.
Вот тебе и грозный убийца… Жалкое зрелище представляют из себя все маньяки, когда их загонят в угол, а сил на отпор у них нет…
Через пару минут прибыли военные. Причем смешно кто… Мустанговская ватага в полном составе… Ну и другие, естественно…
Кортни арестовали и, посадив в машину, увезли в тюрьму. Мы с Жени сидели вдвоем на выходе из пятой лаборатории. На улице начался дождь, поэтому кроме того, что мы были в синяках и царапинах, мы еще и промокли.
- Ну что, довольны собой? – раздался голос над нашими головами.
Жени ткнулась лицом мне в плечо. Я же поднял голову и встретился со взглядом полковника.
- О чем вы только оба думали? И главное - чем? Уж явно не головами… - проговорил Мустанг.
- Полковник… Скажите спасибо, что так удалось покончить с Черной Убийцей… - хрипловато сказал я.
Мустанг хмыкнул.
- Скажите спасибо судьбе за то, что живы остались… Думаете, мне охота лишаться подчиненных? – произнес он. – Стальной, тебе б так по-хорошему в больницу пойти. С такими травмами…
- Обойдусь… Заживет и так… - отвернулся я.
Полковник отошел к другим что-то выяснять. Мы с Жени остались сидеть вдвоем.
- Эд… Теперь я понимаю… что ты ощущал, когда боролся с Барри-мясником… - негромко проговорила Жени.
- Да уж… - выдохнул я.
- Думаешь… дальше все будет тоже так – на грани жизни и смерти?.. – спросила она.
Я прикрыл глаза.
- Все возможно, Жени. Все возможно… - сказал я.

С этой поры начались тяжелые дни. Снова уйма врагов. Снова уйма проблем. Снова считанное количество решений. И жизнь висит на волоске… И… как и в прошлый раз – ставка больше, чем одна жизнь…

--------------------------------------------------------------------------------

0

4

---------------------------------------------
Глава одиннадцатая. Повышение и похищение.

-Эдвард-

В больницу - а точнее, в армейский госпиталь – я все-таки пошел. На следующий день, после драки с убийцей и ночевки в архиве. В госпитале мне забинтовали рану на торсе и подлечили царапины. С левой рукой все оказалось нормально. Когда я вышел из здания, внизу на ступеньках кто-то сидел. Приглядевшись, я удивился – это был Ал.
- Ал? Что ты тут делаешь? – спросил я, спускаясь.
Брат обернулся и встал.
- А, да… я… Просто решил тебя встретить, - сбивчиво проговорил он, улыбнувшись.
Мы вдвоем пошли по улице от больницы. Я поглядывал на Ала. Он это заметил и посмотрел на меня.
- Что-то не так, братишка? – спросил брат.
- Да… Ты волновался за меня, да? – поинтересовался в свою очередь я.
- Нет, что ты! – усмехнулся Ал. – Я же тебя знаю. Ты любому убийце, даже убийце-алхимику, дашь сто очков вперед!
Я вздохнул. Глупый. Будто я не замечаю…
- Ал… У тебя усталый вид… - протянул я.
Брат перестал улыбаться и стыдливо опустил взгляд.
- М-м… Извини… - проговорил он. – Когда ты стал отсутствовать слишком долго, я вместо звонка пошел вместе с Анной прямо в штаб. Там я пытался выяснить, где ты и что с тобой… Потом позвонили и сказали, что убийца напала на вас с Жени… Полковник перед отъездом предположил, что с вами может случиться… Анна в слезы, я ее успокаивал… ну и сам переволновался… Ночью не спал…
Я прервал Ала, ласково потрепав его по голове.
- Прости, что заставил беспокоиться… - с улыбкой сказал я.
Брат улыбнулся мне в ответ.
- Да ничего… - ответил он.
Не знаю, с чего, но я вдруг рассмеялся. Ал стал смеяться вместе со мной. Я приобнял его рукой сзади за плечи. Так мы и шли, смеясь, всю дорогу, пока не пришли туда, куда я, собственно, направлялся – к мастерской Уинри.
- Ох, братишка… Устроит тебе Уинри за очередной сломанный протез! – усмехнулся Ал.
- М-да… Ал, - я легонько сжал плечо брата.
Тот вопросительно глянул на меня.
- Запомни меня таким, какой я сейчас… Ибо смерть моя близка… - загробным тоном проговорил я.

* * *
- ЧТО-О-О?!!! – Уинри ошарашено таращилась на меня. Точнее, на то место, где у меня правая рука. А если быть совсем точным – на ее отсутствие.
- Как так – на мелкие кусочки??? – Томас смотрел на меня не менее ошарашено.
- Да вот так… Скажите спасибо еще, что к вам пришел я, а не мои останки в коробке… - пробурчал я.
Уинри со стоном сползла по стенке.
- Очередное творение… в куски… - жалобно проговорила она.
Ну да, сейчас начнется старая программа: я получаю гаечным ключом по башке, выслушиваю гневную тираду по поводу того, как я халатно отношусь к своим искусственным конечностям и так далее по списку…
Механик взяла гаечный ключ в руки. Я слегка вжал голову в плечи, готовясь к худшей участи.
- Ладно, вот уж правда хорошо, что хоть ты сам цел… - проговорила она, положив ключ обратно на стол. – Протез-то запросто можно сделать новый… а тебя не сделаешь заново – ты ведь один-единственный такой…
Уинри усмехнулась и направилась в подвальчик – наверное, за сантиметром и прочими нужными инструментами. Томас пошел за ней, чтобы помочь.
У меня аж рот от удивления открылся. Причем не у меня одного – Ал тоже изумился такому поведению Уинри. Что, никаких ключей? Никакой ругани?..
В мою голову закралась мысль, не подменили ли Уинри. Ну, там, не превратился ли в нее Зависть… Хотя… может, она просто выросла из таких выходок?.. М-да, милая, женственная Уинри – это что-то новое…
Звякнул колокольчик, открылась входная дверь.
- Всем привет! – непринужденно радостно, словно вчера не висев на волоске от гибели, произнесла Жени, заходя внутрь. За ней вошла Анна, приветливо улыбнувшись. – И живым, и полутрупам!
- А полутрупы – это тонкий намек на меня? – спросил я.
- Не тонкий – прямой! – нахально сказала Женевьева, плюхаясь на диванчик рядом со мной.
- Сама не лучше, - хмыкнул я.
- Еще как лучше – у меня обе руки на месте! Ой… - Жени прикрыла рот рукой.
- Во-во, помалкивай… - хмуро сказал я.
Интересно, а молчаливые паузы – это тоже канон жанра? Брр, молчание убивает, когда оно не является знаком согласия…
- Вам вообще больше не следует ввязываться в подобные дела! Вы же чуть оба не погибли! – возмутилась Уинри, возвращаясь из подвала с сантиметром и сумкой с инструментами. Том вышел за ней, неся через плечо автопротез руки. М-да, пилежка все-таки будет…
- Уинри, такова работа наша, - вперед меня сказала Жени. – Что ты еще хочешь? Чтоб мы сидели под замком?
- А пусть и так – всяко безопасней, чем эта ваша «работа», - все так же возмущенно сказала механик, замеряя мою левую руку, чтоб установить подходящую правую.
- Между прочим, нам было обещано повышение от самого главнокомандующего. Так что дело того стоило, - как бы между прочим сказал я.
У всех рты пооткрывались. Хм, как будто я сказал нечто из ряда вон выходящее…
- Повышение? Это же впервые за всю твою службу государственным алхимиком! – Уинри мигом забыла об опасностях моей работы, аж засияв от радости. – А до какого ранга повысят? И когда?
- Я еще не знаю… Ни первого, ни второго, - ответил я.
- М-м… Ну ладно, - махнула рукой механик. Она смотала сантиметр. – Что ж, отлично. Я подобрала верную руку. Даже делать не придется – уже готовая есть.
Том кивнул. Далее была привычная возня с присоединением… И вот дошло дело до присоединения нервов. Ой-ой, я уже поотвык малость – чай целый год не надо было менять протез…
- Так, на счет три подсоединяем нервы… - сказал Уинри, держа рычажки. Я глубоко вдохнул. Сейчас будет больно… очень… очень-очень… просто адски…
- Раз… Три! – пропустив двойку, Том защелкнул клапаны, а Уинри потянула рычажки. Проскочила искра, и подсоединение было завершено.
- Уй-й-йя-а-а-а!!! – интересно, на каком радиусе был слышен мой вопль? Наверняка на приличном – кричу я очень громко. Особенно от боли. Особенно от ТАКОЙ боли…
- Господи, неужели подсоединять эти протезы так болезненно? – спросила Жени, вынимая пальцы из ушей.
- Как видишь! К тому же сама знаешь – очень больно получать по тем местам, вплотную к которым подходят нервные окончания… А здесь прямое подсоединение к ним, - проговорил Томас, убирая инструменты.
- О-о-о… - протянула Женевьева.
- Кто-нибудь, пристрелите меня-я-я… - простонал я.
Боль действительно была ужаснейшая. Вот что значит долго не устанавливать новый протез…
- Извини, можно только гаечным ключом прибить, - с усмешкой произнесла подруга.
- Тогда я лучше потерплю… - с хмурым видом сказал я.

* * *
Пришлось денек отлежаться, прежде чем боль полностью сошла на нет. Когда же все прошло, я решил опробовать новый протез известным образом – потренироваться. Естественно, в паре с Алом.
- Эй, Ал, может, наденешь доспехи, дабы я ненароком не зашиб тебя? – с усмешкой спросил я, когда мы оба вышли на площадку за армейскими казармами.
- Издеваешься, да? Нет уж – чтоб все по-честному! – ответил брат.
- Ну ладно. Тогда я буду стараться бить не сильно! – с улыбкой произнес я.
- Братишка, ну я же просил… - начал было Ал, но я не дал ему закончить, уже начиная наносить удары.
А он молодец, увернулся… Ну и по привычной схеме: я наношу удары, он либо уворачивается, либо блокирует и наносит ответные удары. Там уже в свою очередь начинаю уворачиваться я.
Очередной удар, и Ал упал на землю.
- Ай! – он поморщился, взявшись за ногу.
- Ой, я слишком сильно ударил? Извини, - я протянул руку брату, чтобы помочь встать.
Ал было собрался взяться за мою руку… но извернулся и подсек меня снизу. Я бухнулся на землю рядом с ним.
- Эй, обманщик! – возмутился я.
- В борьбе все средства хороши! Особенно против тебя, - засмеялся брат.
Ну что с него возьмешь? Я и сам порой нечестные приемы применяю… Я тоже рассмеялся.
М-да, хорошее дело – лежать на желтоватой осенней траве, устремив взгляд вверх в небесную синеву. Конечно, я не любил просто так валяться и ничего не делать, но порой подобные минуты доставляли удовольствие. Никаких тебе опасностей, никаких маньяков-убийц… К слову об убийцах – в тот день, когда мне установили новый протез, Кортни Чемберз казнили. Хм… неужто парламент вынес такой приговор? Или опять темнят?.. Ничего, потом выяснится…
- Братишка, а ты знаешь, чего я хочу? – нарушив тишину, задал вопрос Ал.
Хм, вот тебе и вопросец… Не, в принципе я знаю… Ну да ладно, построю из себя незнающего.
- Нет, Ал. Чего же? – я перевернулся на живот и наклонился над братом.
- Спокойной жизни… - ответил он. – Тихой, без опасностей…
- … а значит, без приключений… Ал, это скучно! – усмехнулся я.
- Зато нет риска, что ты можешь погибнуть во время «очередного приключения»… - парировал Ал.
Я вздохнул и улыбнулся.
- Пока ты со мной, этот риск и так минимален… - сказал я, слегка дернув прядь волос брата, упрямо торчащую вверх.
Как у меня… забавно… Правда, у меня торчит выше. Ну да это чтоб повыше казаться… хоть чуть-чуть…
Ал улыбнулся мне. О боже, где-то семь лет я мечтал увидеть эту улыбку… Теперь каждый раз, как я ее вижу, - еще одна капелька счастья.
- Уж я не позволю тебе пропасть неизвестно куда во второй раз, - сказал брат.
- Да я и не денусь никуда… - заверил я его.
Редкие облака проносились в вышине. Да-а, чудесное дело отдых…
- Братишка… У тебя скоро День Рождения… - сказал Ал после некоторой паузы.
- А? А, ну да, точно… - задумчиво протянул я. – Хотя все равно ждать еще месяцы… М-м… сколько ж мне лет будет?
- Д… двадцать, братишка… Так много! – с восхищением в голосе произнес брат.
Хо-хо, неужели я дожил до такой цифры? Даже не верится…
- У-у, эдак я совсем старый буду! – вслух хохотнул я.
- Не старый, а взрослый! – с легким возмущением сказал Ал, притом смеясь. – Братик, ну и шуточки у тебя!
- Да ладно тебе, Ал! – сквозь смех произнес я. Затем перестал смеяться и, просто улыбаясь, устремил взгляд в небо. – А вообще… Я и не заметил, что так быстро повзрослел…
- Так всегда, братишка… Вот мы дети, а вот - уже взрослые… - протянул брат.
- Это точно… - согласился я.
М-да уж… Главное – не забыть про день рождения Ала. А то сколько лет не праздновал его! Да и я хорош – то забывал, то не знал, что подарить, и притворялся, что забыл… Стыд и позор мне, старший брат называется… Ну да на этот раз будет все – и торт, и подарки. В общем, нормальный день рождения, каким ему полагается быть.
Я вздохнул и встал с травы, чуть отряхнувшись.
- Ладно. Мне еще идти получать повышение… Пойдем-ка в комнату, - сказал я.
Ал кивнул и поднялся. Мы вдвоем направились к казармам. Пока мы шли, я невольно поглядывал на брата.
Все-таки он тоже повзрослел… И вырос. Эх, все равно будет выше меня, хотя мой рост перевалил за 160 сантиметров. Если быть точным, он составлял 165 сантиметров – по крайней мере, так сказал врач в поликлинике Мюнхена, когда я в последний раз проходил обследование… Но Ал уже наверняка догнал меня (если не перегнал)…
А собственно… это должно меня волновать? Главное, что он со мной, притом не в качестве души в доспехах, а живой, способный улыбаться мне…
- Братишка… Наверное, на твое двадцатилетие я подарю тебе… ботинки на подошве в 10 сантиметров высотой! – хихикнул Ал, выдергивая меня из размышлений.
- Ал, - я хохотнул. – Мне и мои армейские ботинки ничего, прибавляют тройку сантиметров. К тому же я давно уже не такой невысокий, каким был лет в пятнадцать…
- Да? М-м, тогда мне придется думать… Ну ладно! – махнул рукой брат.
Смеясь, мы дошли до штаба и вернулись в комнату. Мне еще надо было переодеться, чтобы пойти получать повышение…

* * *
-Альфонс-

- Так… Да погоди, не крутись так!
- Ал, уже время поджимает. Застегивай быстрее!
- Стараюсь, как могу! Потерпи!
- Да скорее!
- Сейча-ас!.. Все, готово!
Я застегнул последнюю застежку на армейском жакете брата. Самому ему было это делать трудно, потому теперь он стал просить делать это меня.
- Отлично! Как пройдет это повышение – сразу же сниму… - выдохнул братишка.
- А сумеешь? – не сдержавшись, хихикнул я.
- Шутишь, что ли? Да я снимаю его быстрее и ловчее, нежели надеваю! – хмыкнул Эд.
- Ладно, верю, - добро усмехнулся я.
Братишка улыбнулся. Ура, не обиделся.
- Ну-с, Ал, спасибо еще раз! Я побежал, ибо и так почти опаздываю, - сказал он, помахал мне рукой и вышел из комнаты.
Я сел на кровать и стал думать, чем заняться в отсутствие брата. Можно пойти прогуляться по Сентралу в принципе… или остаться здесь и что-нибудь почитать.
Хотя… Я косо глянул на календарь, что уговорил повесить брата несколько дней назад… Точно! Уже завтра! Вот теперь есть причина для выхода. Я цапнул свой синий плащ и быстрым темпом направился на выход.
Пройдя уже полпути до магазина, я резко остановился. Стоп… Я же так и не придумал, что подарю брату на день рождения! Блин! Я досадно выдохнул.
- А-Ал! – послышался позади меня девичий голос.
Я обернулся и увидел бегущую ко мне Анну.
- Куда спешишь, Ал? – спросила она у меня, когда подошла.
- Да вот… Завтра день рождения брата… - начал было я.
- Ух ты! Завтра! А у Жени тоже! – хохотнула девушка. – Ей будет… э-э… девятнадцать. А Эду сколько?
- Ну, ему исполнится двадцать, - ответил я. Мы неторопливо направились дальше к магазину.
- Надо же, совсем взрослый! Поравняется по возрасту с моим братцем, - улыбаясь, сказала Анна.
- Да уж… - усмехнулся я.
Господи, эта девчонка то неисчерпаемый источник веселья, то прямо наоборот… Забавная.
- А ты уже придумал, что подаришь Эду? – спросила девушка, накручивая на палец прядь рыжих волос.
- Э-э… - я замялся. – В этом-то и проблема… Никак не могу придумать.
Анна положила руку мне на плечо.
- Тогда я тебе помогу в этом! Вроде у меня даже сейчас появилась кое-какая идейка на этот счет… - сказала она.
- Правда? Здорово! Тогда пошли скорее! – радостно произнес я и помчался в магазин, утягивая за собой за руку Анну…

* * *
- М-м… Нет, этот не подойдет… - задумчиво протянула я, рассматривая очередной кулон в витрине.
- А как тебе во-он тот? – Анна ткнула пальцем на позолоченный кулон в форме сердца.
- Хм, боюсь, если я подарю такое брату, он может не то подумать… - проговорил я.
Не, я, конечно, мог бы и этот… но… правда, он не слишком, даже совсем не подходит как подарок взрослому парню – скорее для девушки сойдет.
- Ох уж эти мужчины… - вздохнула девушка. – Тогда я возьму его для Жени. Уж ей-то точно сойдет как подарок…
Я вздохнул. М-да, все-таки сложное дело – выбрать подарок старшему брату. Тем более на двадцатилетие. Ведь он уже взрослый, нужно и подарок выбрать соответствующий возрасту. Да заодно чтоб и понравился…
- Эй, Ал! Вон то, что подойдет, - Анна дернула меня за рукав плаща и подтянула в другой витрине.
Там на фиолетовой подушечке лежал небольшой круглый серебряный медальон. По центру крышка была прозрачной – видимо, медальон открывался, и внутрь можно было вставить фотографию. Цепочка медальона была сделана в виде переплетенных листьев.
- Здорово… - выдохнул я.
Медальон был просто потрясающим.
- Отлично! Мы его тоже берем, - сказала Анна продавцу, протягивая деньги.
Через пару минут мы вышли из магазина. Я был безмерно счастлив, что смог купить подарок братишке. Уверен – ему понравится!
- Анна, спасибо тебе большое за помощь, - радостно поблагодарил девушку я. – Сам бы я ни за что не…
- Да ладно тебе, Ал, - махнула рукой с усмешкой Анна. – Уверена, что ты сам бы выбрал своему брату подарок не хуже. Ведь ты его любишь, я вижу.
- Да… - кивнул я.
- Вы вообще такие замечательные братья. Я впервые вижу, чтоб два брата были столь дружными… - протянула девушка. - Обычно ведь как бывает: братья частенько ссорятся, дерутся… А вы двое прям не разлей вода!
- Ну… - я усмехнулся. – В детстве мы как раз часто дрались. По разным причинам…
- Да ну? И кто побеждал в драках? – поинтересовалась Анна.
- Вообще-то я. Хотя, пару раз побеждал братишка, - призадумавшись, сказал я. – Но обычно мы после драк быстро мирились, и все было хорошо.
- Здорово… - девушка убрала руки за голову и устремила взгляд вверх. – Как думаешь, ребят высоко повысят?
- Ну… Может на одну ступень… или выше… - предположил я.
Вообще я был не силен в воинских званиях. Потому не особо представлял себе, кто там после кого идет… Ну да главное, чтоб братишка был доволен.
Внезапно я почувствовал угрозу. А заодно услышал сзади негромкие шаги.
- Кто-то идет за нами… Причем этому кому-то явно что-то нужно от нас. Что-то нехорошее… - негромко проговорила Анна, оглядываясь назад.
- Надо ускорить темп… - сказал я и пошел побыстрее. Анна последовала моему примеру и тоже убыстрила шаг.
Шаги позади нас стали чаще. Я обернулся, чтоб посмотреть, кто следует за нами. Неизвестный был одет в серое пальто с высоким воротом. Шляпа на голове в сочетании с этим воротом полностью скрывала лицо. Хм… такое одеяние присуще либо детективам, либо похитителям, либо просто убийцам… Первое в данном случае точно отпадает.
Незнакомец резко вынул из кармана пистолет и направил в нашу сторону.
- Берегись! – я притормозил, толкнув Анну в сторону и отпрыгнув в противоположную.
Раздался выстрел, в мостовой появилась дырка от пули. Хорошо, что у меня быстрая реакция – а то… Ой, лучше не думать…
- Ал! – девушка поднялась с мостовой, но тут позади нее показалась еще одна такая же фигура.
- Сза… - я не успел сказать. Меня ударили по затылку чем-то твердым, и я упал на мостовую.
- Альфонс! Ал! Ал! – крик Анны слышался, словно сквозь вату.
Перед потерей сознания я увидел, как ей заткнули рот, приложив к лицу какую-то тряпку. Через пару мгновений девушка перестала вырываться и повисла на руках у похитителя. А затем в беспамятство ушел и я…

Добавлено (29.06.2009, 19:47)
---------------------------------------------
Глава двенадцатая. Круг врагов ширится. Старая знакомая.

-Эдвард-

- КАК ЭТО НЕ МОЖЕТЕ НАЙТИ?!! – гневно орал я. - ИЩИТЕ ПОТЩАТЕЛЬНЕЕ!!! ДВА ЧЕЛОВЕКА НЕ МОГЛИ ПРОСТО ИСЧЕЗНУТЬ!!!
- П-простите, полковник Элрик, н-но мы уже сколько времени прочесываем весь Сентрал – никак не можем найти ни вашего брата, ни Анну Ренделл, - дрожащим от испуга голосом пролепетал какой-то военный.
- Никак не могут найти! ТАК ИЩИТЕ, ПОКА НЕ ОТЫЩЕТЕ!!! – рявкнул я и вышел из кабинета, громко хлопнув дверью.
Черт… Черт, черт, ЧЕРТ!!! Снова… Я со всей силы стукнул кулаком в стену от досады. Только вот не правым – потому скривился от боли и потер ушибленные костяшки пальцев.
Ал… Черт… Не стоило мне идти никуда! Если б я только знал… Ты бы сейчас был со мной, и Анна была бы тоже с нами, и мы бы шумно отпраздновали наше с Жени повышение до звания полковника…
Так нет – какие-то незнакомцы похитили вас, утащив в неизвестном направлении. И теперь вас никак не найти…
- Эд? – меня легонько тронули за левое плечо.
Я вздрогнул и обернулся. Это была Жени. Вид у нее был довольно усталый. И немудрено – мы со вчерашнего вечера искали ребят. Ночь не спали…
- Ты в порядке? – спросила она.
Я со вздохом провел рукой по лицу.
- Думаю, что не лучше твоего, Жени… - с горькой усмешкой произнес я, глядя на девушку.
Та покачала головой и кивнула.
- Думаю, ты прав… Эд, тебе надо отдохнуть… - Женевьева положила мне руки на плечи. – Мы уже который час ищем ребят, и все впустую… Надо сделать перерыв и дать себе отдых…
Я резко сбросил ее руки с плеч. Глупая… просто непроходимо…
- Пока мы будем прохлаждаться, их могут убить, - сказал я. Голос звучал жестко. – Неужто ты не понимаешь? Ведь мы толком не знаем, где они, кто их похитил!
- Вот именно… - спокойно проговорила Жени. – Мало ли – они могут быть и в безопасности…
Я с рычанием сжал руки в кулаки.
- Все-таки порой ты полная дура… - негромко проговорил я сквозь зубы и направился к выходу из штаба.
На улице шел проливной дождь. Вот уж когда пожалеешь, что не взял с собой зонт… Да до зонта ли мне было?! Ал пропал!.. Ал… братец…
Я поднял голову вверх. Холодные капли осеннего дождя падали мне на лицо, стекая ручьями. Одежда уже давно промокла. Тем более я ведь давно снял жакет, оставшись в одной черной водолазке. А и плевать…
Мысли разбежались куда-то. Голова опустела, оставив вместо ума один лишь вакуум. И только в груди ощущение, словно на нее положили тяжеленный камень, да еще и периодически давят сверху…
М-да, вот что значит иметь младшего брата. Стоит ему потеряться, как ты с ума сходишь, начинаешь метаться, повсюду разыскивая его. А если его еще и похитил кто-то… Сердце вообще не на месте. Особенно если знаешь, что кроме тебя ему некому больше помочь. Если рядом нет кого-то, кто мог бы утешить и помочь в поисках…
Ощущаю себя маленьким ребенком в безвыходном положении. Хочется рыдать и звать маму или папу… Противно… А ведь я уже взрослый… И мамы с папой давно уже нет рядом… Считай, никогда не было…
В реальность из раздумий меня вернул черный зонт, нависший над моей головой. Я наклонил голову и посмотрел на того, кто его держит.
- Полко… то есть, генерал-майор? – хрипловато спросил я, увидев Мустанга.
- Стальной, не дело стоять под осенним ливнем с непокрытой головой, - с усмешкой сказал генерал-майор (господи, теперь привыкай его так называть). – Так недолго и простуду схватить. Я уж не говорю о чем-то посерьезней…
- Не стройте из себя папашу, вам это не идет… - хмуро проговорил я.
Мустанг хмыкнул.
- А ты не пытайся строить из себя сильного… - произнес он. – Тебе нужен отдых. Так вот: сперва тебе неплохо бы сделать перерыв в поисках, а потом как следует обдумать все возможные варианты выхода из сложившейся ситуации. Причем спокойно, без лишних нервов.
Я фыркнул и отвел взгляд в сторону. Вот еще, он будет ука… Хотя, он мой начальник… От осознания этого только хуже становится.
- Ладно, так и быть… Мне правда надо прилечь… - я провел рукой по лицу.
- То-то же… - Мустанг положил мне руку на плечо. Я слегка вздрогнул. – Не волнуйся – твой брат обязательно найдется.
Я несколько изумленно глянул на генерал-майора. Мустанг приулыбнулся и кивнул.
Хм, забавно, что он ко мне столь дружелюбен. Я до сих пор помню, как мы с ним прощались около четырех лет назад, когда я направлялся в логово Данте, а он – к фюреру Кингу Бредли. Он протянул мне руку для пожатия, будто бы был мне не начальником, а приятелем или даже другом… Может, Ал все-таки прав, и я зря столь негативно и критично отношусь к генерал-майору?.. Надо будет на досуге разобраться…
Я вздохнул, чуть улыбнулся и кивнул Мустангу в ответ. Затем направился дальше по улице до казарм. Дойдя до них и поднявшись до своей комнаты, я вошел и прямо так в мокрой одежде рухнул на диван. Остатки сил иссякли, и я просто отключился, закрыв глаза…

* * *
-Альфонс-

- Интересно, эти двое очнутся когда-нибудь? – приглушенно послышался низкий женский голос.
- Естественно… Просто надо было думать, прежде чем столь сильно бить их… - протянул также женский голос, только повыше предыдущего.
- Кто же знал, что они такие неженки… - язвительным тоном протянула первая женщина.
- Спокойно … Не дело ссориться между собой, иначе наши планы не осуществятся… - произнесла вторая женщина.
Я приоткрыл глаза. В затылке жутко ныло. И неудивительно – так приложили… Помещение, в котором я оказался вместе с Анной (она, к ее счастью, не очнулась пока), было чем-то похоже на храм бога Лето, разве что без большой статуи этого бога и скамей для прихожан.
- О, мальчик, ты уже очнулся? Ну, с добрым утром… - с усмешкой сказали у меня за спиной, когда я приподнялся. Обернувшись, я увидел двух женщин. Одна из них – молодая, скорее девушка, чем женщина, с медными волосами, одетая в черный топ, короткие черные шорты с ремнем на поясе, высокие черные сапоги и длинные черные перчатки без пальцев - была похожа на Черного Убийцу, о которой недавно говорил весь Сентрал и за которой вел охоту мой брат. Но… вот же парадокс… Ее по идее поймали и казнили! Так что не верится, что это она…
Я был немало удивлен, когда под левым глазом у этой женщины обнаружилась знакомая татуировка. Крылатая, заглатывающая свой хвост, змея с гексаграммой по центру. Уроборос. И глаза… Фиолетовые со змеиным зрачком - таких глаз не бывает у нормальных людей. Ну… вот в миру и стало на одного гомункула больше…
Вторая женщина была мне совершенно незнакома – бледная, со светлыми слегка вьющимися волосами до плеч, серо-зелеными глазами, худым лицом и тонкими губами. На ней было надето длинное серое платье с белыми манжетами и воротом.
- Твое имя Альфонс Элрик, не так ли? – девушка-гомункул приблизилась и наклонилась ко мне.
- В-вы… - перед глазами все еще немного плыло, но вскоре взгляду вернулась четкость.
- Твой брат наверняка меня отлично помнит… Ведь мне почти удалось убить его. Жаль, правда, что почти, - протянула она.
Неужели это действительно Черный Убийца? Нет... Многие в свое время хотели убить моего брата, так что мало ли… Хотя, Фламель запросто мог создать нового гомункула из тела убитой Кортни Чемберз. Если это его рук дело…
Я поднялся на ноги и отошел подальше.
- Что вам нужно?.. - проговорил я.
- В прятки поиграть, - с иронией в голосе сказала девушка, поднимаясь. – Так мы тебе все рассказали… Может еще и во всех деталях разъяснить?
Я фыркнул.
- Расскажи нам про Николаса Фламеля, - потребовала она. – Все, что знаешь. Живо.
- Я ничего не знаю… Отпустите нас, - отрезал я. – Не то пожалеете.
- Альфонс Элрик… - гомункул подошла ближе, прижав меня к стене и крепко взяв за одно плечо. – Это еще можно поспорить, кто из нас пожалеет. Ведь у меня еще счеты со Стальным Алхимиком…
Она сжала мое плечо. Я поморщился – по всей руке прошла колющая боль, словно через конечность пропустили электрический разряд.
- Говори сейчас же, - прошипела девушка. – А не то лишишься руки и будешь, как твой братец.
- Я. Ничего. Не. Знаю, - с паузами после каждого слова проговорил я.
Гомункул прорычала и швырнула меня на пол.
- Гаденыш, думаешь, что сможешь все утаить от меня? Так я применю радикальные меры… - жестким тоном сказала она.
- Двуличность, не смей убивать его… - строго сказала светловолосая женщина. – Альфонс Элрик нужен нам живым. Раз он ничего не знает о Фламеле, то отпустим его и его подружку. Спрос держать надо с его братца, я же тебе говорила…
- Отпустим? – Двуличность обернулась к ней. – Не легче ли прикончить его и девчонку? Так Стальной и Чудотворная точно расколются!
- Дура! – женщина соединила ладони, и в тот же миг рядом с Двуличностью из пола выросла плеть, отшвырнувшая гомункула от меня. Она подошла и наклонилась над гомункулом. – Братья Элрики – самые знаменитые и самые искусные алхимики в Аместрисе. Они нам нужны живыми оба! И их подружки-алхимики тоже.
- Зачем? – кашлянув, спросила Двуличность.
- Сами Элрики нужны госпоже. Для чего – не знаю… – пояснила светловолосая. – А вот девушки… Сила их душ велика. Не только из-за того, что они алхимики – одна из них очень необычная… Они могут пригодиться…
- Мелисента… Ты темнишь, - с недоверчивостью во взгляде проговорила девушка-гомункул. – Неужто они нужны этой ведьме?
Что-то подозрительно все это… О чем они говорят? И… кто эта «ведьма», о которой упомянула Двуличность?
Женщина, которую звали Мелисента, хмыкнула.
- Не смей называть госпожу «ведьмой». Она, между прочим, создала тебя. Изволь относиться к ней с должным почтением… - протянула она.
- Да чтоб она провалилась, эта вонючая карга… - прошипела сквозь зубы гомункул.
Мелисента фыркнула и подошла ко мне.
- Мальчик, ты понял? Береги себя и своего братца. А также ваших подружек. В будущем вы сыграете немаловажную роль… - она провела ладонью по моей щеке. Я поморщился.
- А что делать с Фламелем? Наверняка у него другие планы… - спросила Двуличность, вставая на ноги. – Я знаю, что он хотел убить обоих братьев с их дружками и забрать дочь…
- Попробуем договориться с ним, - пожала плечами женщина-алхимик. – Нам пригодится сильный союзник… А пока Двуличность, будь добра… - Мелисента отошла, махнув рукой. - Деткам пришла пора спать. Им не положено знать дорогу сюда.
Гомункул кивнула и снова подошла ко мне. Я поднялся и встал в боевую стойку, дабы иметь возможность дать отпор.
- Не заводись, парниша, - сказала Двуличность, вытянув вперед руку. – Сказано было – малышам пора баиньки. Так что будь паинькой…
В тот же миг я почувствовал, что земля уходит из-под ног. Я упал на пол, не в силах стоять.
- Скоро на карте не станет еще одного города… - с усмешкой сказала женщина-алхимик…

* * *
-Эдвард-

Назойливый стук в дверь вывел меня из состояния дремы. Я приоткрыл один глаз и глянул на часы. Половина шестого. Однако… От усталости я проспал почти что весь день. Да и был не против, чтобы продолжить, посему закрыл глаз и устроился поуютней.
Однако стук в дверь все не прекращался. Ну кому я так срочно понадобился? Отвяжитесь, я устал…
- Никого нет дома, отстаньте… - полусонно протянул я, переворачиваясь на левый бок.
- Полковник Элрик? Полковник, откройте! Есть хорошие новости! – раздался голос майора Хоукай.
Заслышав о «хороших новостях», я подскочил и кинулся к двери. Открыв ее, я вышел к майору и спросил:
- Да? Что за новости?
- Нашелся ваш брат вместе с Анной Ренделл, - ответила она. – Оба целы и невредимы.
Неужели… Я вмиг просиял.
- Правда? А где они сейчас? – задал я второй вопрос.
- Они в госпитале, - сказала майор. – Я думаю, вам стоит повидать их. Полковник Фламель уже там.
- Да, конечно, - кивнул я.
- Жду вас у входа, - майор Хоукай отсалютовала мне и пошла к лестнице.
Я облегченно вздохнул. Ну слава богу, с Алом и Анной все в порядке… Я уже начинал терять надежду найти их…
Закрыв комнату, я отправился вниз следом за майором. Мы вышли и сели в машину.
- Все же ты слишком сильно волновался, Эдвард, - проговорила Хоукай уже обычным, неофициальным, тоном. – Взять да поднять чуть ли не всю армию на уши…
- Да, пожалуй, вы правы… - усмехнулся я. – Я переборщил.
- Ну, теперь ты можешь успокоиться, - с улыбкой сказала майор.
- Не уверен… - протянул я, скрестив руки на груди. – Необходимо выяснить, кто похищал Ала и Анну и что они задумали. Ведь наверняка все это не просто так…
- Хм… Ты прав… Но этим уже займется генерал-майор, - согласно кивнула Хоукай.
- Навряд ли у него получится… - хмыкнул я.
Майор выдохнула.
- Эдвард… Тебе пора бы уже научиться принимать помощь других, - проговорила она. – Человеческие силы и возможности не безграничны. Не будь ребенком…
- Я давно уже не ребенок, майор… - отрезал я.
- Но порой ведешь себя именно так. Хотя бы этим «я все смогу сам», - продолжила Хоукай. – Самостоятельность – это, конечно, похвально… но не когда она доходит до замкнутости…
Я вздохнул. Конечно, майор была права… Но что поделать – меня уже не перевоспитаешь. Возраст не тот… Да и я упрямый…
Мы наконец-то доехали до госпиталя. Меня провели в палату, где находились Ал и Анна. Вместе с ними там находилась и Жени. Стоило мне пройти внутрь…
- Братишка! – Ал повис у меня на шее.
- Ал, слава богу, ты цел! – я обнял брата. – Я так волновался, - я чуть отстранил Ала от себя и посмотрел ему в глаза. – Где вы были? Кто вас похитил?
- Это… Мы были в каком-то странном соборе, - протянул задумчиво брат. – А те, кто нас похитил… Гомункул и алхимик. Причем гомункул подозрительно похожа на Кортни Чемберз…
Я изумился. Неужели кто-то… выкрал тело и сделал из убийцы гомункула? М-да, такой вариант очень опасен…
- А алхимик? – спросил я.
- Светловолосая женщина, - пояснил Ал. – Ее имя… м-м… Мел… Мелисента. Она прислуживает какой-то госпоже…
- Понятно… А что им было нужно от вас? – задал другой вопрос я.
- Они хотели разузнать о моем отце, - ответила вместо брата Жени. – Но не смогли ничего узнать. А отпустили… потому что ребята нужны им живыми. Как и мы с тобой…
- Вон оно что… - задумчиво протянул я.
Однако… Это получается как при Данте – гомункулы делали все, чтоб мы с Алом оставались живыми. И все для того, чтобы мы создали Философский Камень. Но в итоге все сделал Шрам, и Ал сам стал камнем… А камень – для того, чтобы Данте сменила тело… Настораживает меня такое сходство…
- Причем… им нужны наши с Анной души. А вы с Алом нужны вообще, - добавила Женевьева.
- Все понятно… Похоже, повторяется история с Философским Камнем… - проговорил я. – Как не вовремя… И это при наличии еще одной не менее крупной проблемы – Фламеля…
- В общем, придется что-то делать с обоими случаями… - сказала с вздохом Жени.
- Сперва необходимо точно выяснить, что им всем нужно – Фламелю и этой Мелисенте… а вот потом уже что-то предпринимать, - поправила ее Анна.
- Это точно… - согласился я. – Ну-с, ладно, время покажет… чем завершится это противостояние…

* * *
Мы с Алом неторопливо шли по дороге неподалеку от казарм. Была уже ночь, однако ни одному из нас не спалось, и мы решили пойти прогуляться.
С неба начал срываться первый снег и уже тонким одеялом укрыл мостовые города. Все же как-никак поздняя осень… В последние дни стало заметно холодать. Однако все еще было недостаточно холодно, чтобы снег шел стабильно – периодически вместо него шел дождь. Как сегодня с утра.
- Братишка… - негромко проговорил Ал.
- М? Да, Ал? – я повернул голову и посмотрел на брата.
- Прости, что так вышло… - сказал тот.
Я усмехнулся.
- Не бери в голову, Ал, - махнул я рукой. – Ведь с тобой все в порядке…
- Братишка, ты забыл? – прервав меня, спросил брат.
- А? О чем? – я недоуменно посмотрел на него.
Ал закопошился рукой в кармане. Через пару минут он извлек оттуда что-то, взял мою левую руку и вложил в нее это. На ладони почувствовался легкий холодок. Я посмотрел… и увидел небольшой круглый серебряный медальон на цепочке в виде перевитых листьев.
- Ч… Зачем это? – до меня все никак не могло дойти, почему брат отдал мне это.
- Братишка… С двадцатилетием тебя, - с улыбкой проговорил Ал.
Я медленно улыбнулся.
- Спасибо, Ал… - произнес я.

--------------------------------------------------------------------------------

0

5

Глава тринадцатая, или глава-отступление первая. Огненный против Стального – реванш, или партнеры.

-Эдвард-

Миновало некоторое время. Наступила зима. Однако природа в этом году поскупилась на снег, лишь слегка присыпав улицы Сентрала. Ну зато хоть было не холодно…
Итак, близился один довольно важный день. А именно – день пересдачи аттестации на звание государственного алхимика. Жени несколько нервничала, а я был спокоен как удав. А чего бояться?.. Вот-вот, совершенно нечего.
- Интересно, каковой будет пересдача на этот раз? – задумчиво протянул я, когда мы с Женевьевой возвращались с очередного рейда по городу. После повышения нашей основной работой была разборка документов и проверка города. Скукота, в общем…
- Без понятия. Лишь бы не столь трудно, сколь был когда-то экзамен… - проговорила Жени, просматривая написанный мной отчет.
- Не должен. Хотя кому как, - усмехнулся я.
Женевьева косо глянула на меня.
- Все язвишь, Стальной шизик? – хмыкнула она. – Посмотрю я на тебя, когда ты завалишь аттестацию…
Опять она за свое. Невозможная девчонка!
- Или как это сделаешь ты, Чудаковатая! – я показал в ответ язык.
Жени прорычала и оглоушила меня папкой с отчетом. При этом листки вывалились наружу. Спохватившись, девушка стала их подбирать. Тут уже я завладел папкой и оглоушил Женевьеву. Затем кинулся драпать со всех ног. Ибо через миг раздался гневный вопль, и я услышал по хрусту снега, что за мной началась погоня. Итак, дубль два, только жертва теперь я?
- Психи на свободе-е-е-е-е! – с диким хохотом возопил я, удирая от Жени.
Наверное, прохожие подумали, что так оно и есть – ибо погоня выглядела комично и безумно.
- ЭДВАРД ЭЛРИК, ТРУС НЕСЧАСТНЫЙ!!! СТОЯТЬ!!! – вопила Женевьева.
- Не-а!!! Мне жизнь дорога!!! – весело кричал я.
- ОНА СКОРО ЗАКОНЧИТСЯ!!! – грозно проревела девушка, продолжая погоню за мной.
- Сперва поймай!!! – все так же невозмутимо отвечал я, добегая до входа в штаб.
В общем, погоня в целом продолжалась до дверей кабинета Мустанга. Добежав до них, мы мало-помалу угомонились и уже спокойно вошли в кабинет начальства…

* * *
- Эд…
- …
- Э-Эд…
- …!
- Эдвард…
- Отвяжись…
- Сам успокойся…
- Гр-р-р!
Сей диалог был между мной и Жени, когда мы шли уже от Мустанга к казармам. Как обычно, генерал-майор не преминул случаем и поизголялся надо мной вдоволь… Р-р-р, как же все-таки он меня бесит!.. Мало ли, что я там думал, пока Ал пропал! Бесит, и точка!
- Самодовольный, высокомерный, наглющий тип с фамилией представителя семейства лошадиных! Не-на-ви-жу! – рычал я, спускаясь вниз по лестнице.
- Заметь, у него много общего с тобой… - хохотнула язвительно Женевьева.
Я испепеляюще глянул на нее и продолжил спуск. Когда-нибудь я ее удавлю… или утоплю… или убью, а труп закопаю под каким-нибудь деревом…
- У-у-у-у, какие мы грозные! – продолжала ломать комедию девушка.
- Не буди во мне зверя… - прошипел я сквозь зубы.
- А я не боюсь хомячков… - ехидно усмехнулась Жени.
Боже, и почему я с ней дружу?..
- Господин Стальной Алхимик! – так, в который раз я слышу этот голос?
- Главнокомандующий Дарвон, сэр! – мы с Жени вытянулись в струнку.
- О, и вы здесь, Чудотворная, - улыбнулся главнокомандующий. – Надо же, два из трех лучших государственных алхимиков…
Лучших? Вот так польстили… Я думал, что лучшим кроме меня считается только Мустанг…
- Скоро аттестация, вы, надеюсь, помните об этом? – спросил господин Дарвон.
- Да, сэр… - ответила Жени. – Мы сейчас обсудили последние задания с генерал-майором Мустангом и начнем готовиться.
При упоминании Мустанга у меня невольно сжались руки в кулаки. Видимо, это не прошло мимо внимания главнокомандующего, потому что на мое удивление он выдал:
- А не хотели бы вы, господин Стальной Алхимик, в качестве аттестации на продление лицензии государственного алхимика сразиться с Огненным Алхимиком? Я слышал, что вы вроде один раз уже так сдавали…
- А… Д-да, сэр. Буду рад, сэр, - улыбнулся я.
- Ну вот и отлично. В таком случае я обговорю все с Парламентом, и вам будет предоставлено поле для боя, - с этими словами господин Дарвон направился мимо нас вверх по лестнице.
Мой рот медленно расплылся в плотоядной ухмылке. Да! Ну, Мустанг, держись! Близок твой час позора, ибо на этот раз я не проиграю тебе! И не будет никакой ничьей, что была в прошлый раз!
- Судя по твоей ухмыляющейся физиономии, идея главнокомандующего тебе по душе… - усмехнулась Жени.
- Более чем, более чем… - проговорил я с ухмылкой…

* * *
На следующий день уже весь штаб гудел по поводу нашей с генерал-майором битвы. Жени относилась к этому скептически. Ну и фиг с ней…
- Братишка, опять ты за свое? – проговорил Ал, следуя за мной по коридору к плацу, на котором будет битва.
- Ты о чем, Ал? – спросил я.
- О твоих мечтах накостылять генерал-майору… - сказал брат. – Все как маленький, ей-богу!
- Но на этот раз Я ТАКИ НАБЬЮ МУСТАНГУ ЕГО НАГЛУЮ ХАРЮ! – проговорил я, сжав руку в кулак.
Ал тяжко выдохнул. Эх, все-таки не понять ему иногда меня! Слишком уж мы разные…
Наверняка, Мустанг, когда узнал о бое, то возмущался: «Что? Да чтоб я дрался с ребенком? Увольте!» Хотя, так было, когда я дрался с ним в первый раз… А это было добрых четыре года назад. Если уже не больше… Так что сейчас я уже далеко не ребенок, посему даже и не хватает фантазии придумать, как мог бы отпираться Мустанг от боя. Тем более – отпереться ему бы так и так не получилось, хе-хе-хе…
Итак, вот и он – открытый, широкий плац. Похоже даже, тот самый. Только хорошо отремонтированный. Ну конечно – мы ведь с Мустангом тогда его и убирали…
- Итак, господа военные! – закричал в микрофон какой-то рядовой. – Сегодня вашему вниманию предстоит грандиозное событие!
- Не грандиознее, чем было четырьмя годами ранее… - подходя к центру площадки, фыркнул я, собственно ни к кому не обращаясь. Ал отошел в ряды зрителей. Жени я заприметил там же, вместе с Анной, Томом и Уинри. Уинри?! О нет, если… меня убью-ю-ют… Это я понял по тому, как механик демонстративно достала гаечный ключ и покачала им с нехорошим ледяным взглядом.
Генерал-майор встал напротив меня. Вид у него был откровенно скучающий и недовольный. Вот что называется «принудительный бой». Ну извините, идея не моя, я только согласился на предложение…
- Грандиозный, умопомрачительный, незабываемый, великий бой между двумя величайшими государственными алхимиками армии Аместриса! – воскликнул рядовой.
- Ну что, Стальной, доволен удовлетворением своей просьбы? – хмыкнул Мустанг.
- Ну… - протянул я. – Видите ли, не моей инициативой было устроение этого боя. Все это идея господина главнокомандующего.
- Да-да, конечно… - закатил глаза генерал-майор.
- Но это не все! - неожиданно продолжил рядовой. – По приказу господина главнокомандующего, удовлетворенного парламентом, это будет не дуэль, а командный бой!
- ЧТО-О-О?!! – у нас с Мустангом одновременно отвалились челюсти от шока. Причем не только у нас – у всех зрителей аналогично.
- Да-да! – продолжал парень. Он указал в сторону генерал-майора. – Ита-а-а-ак, по левую руку от меня – гроза многих в аместрийской армии, прошедший Ишварскую войну, инцидент с гомункулами и Философским Камнем, а также нападение на Сентрал, недавно повышенный до звания генерал-майора Огненный Алхимик Рой Мустанг!!!
Трибуны заликовали. Хотя, через миг я расслышал, что это были все те же вопли в стиле «Верни мою подружку!» или «Бабник чертов, чтоб тебя!». М-да, все же у Мустанга была не лучшая репутация, хы-хы…
- Его партнером в битве выступит новобранец в почетном строю государственных алхимиков, - все декламировал рядовой, - чья фамилия может вселить некоторый страх в душу. Знакомьтесь, красотка с умопомрачительным бюстом, рыжими волосами и… да-да, одной протезированной рукой, Смертоносный Алхимик Тори Чемберз!!!
Услышав первую часть – про красотку с… ну, вы поняли… - я нервно кашлянул. Однако когда было названо имя, вот тут меня действительно пробрало. Да и не только меня – всех зрителей. Разве что Мустанг отчего-то оставался спокоен… Ладно, потом все выясним.
- По правую руку от меня, - парень теперь обратил внимание зрителей на мой угол, - человек, имя и фамилия которого навечно отпечатались в истории Аместриса. Его и его младшего брата. Тот, кому не писаны никакие законы. Переживший вместе с братом инцидент с гомункулами и Философским Камнем, будучи одним из главных действующих лиц этой истории, великий юноша, которого когда-то можно было узнать по красному плащу со своеобразным крестом, светлой косе волос, невысокому росту… А-А-А!!! – в парня полетел камень, что я выдернул из площадки плаца.
СНОВА!!! СНОВА ПРО МОЙ РОСТ!!! ВСЕХ УБЬЮ!!! СКОЛЬКО МОЖНО УЖЕ?!!
- В-вобщем, вот он, великий и грозный гений алхимии, ставший государственным алхимиком в возрасте двенадцати лет, Стальной Алхимик Эдвард Элрик!!! – пропищал из-за баррикады в виде толпы зрителей рядовой.
Толпа взревела бурными аплодисментами и криками ликования. Ладно, я остыл и уже с приветливой улыбкой махал зрителям рукой. Неужто народ так меня любит?..
- Его партнером будет тоже новичок среди государственных алхимиков, - продолжал вещание из укрытия рядовой. – Недавно раскрывшая напару со Стальным Алхимиком дело о Черном Убийце, ростом не выше оного, с не слишком выдающимся бюстом…
Да что ж они все помешались на этом… На сей раз парень не смог увернуться от метко брошенного ему прямо в лоб… женского ботинка! Я глянул назад.
- Так-то, в яблочко! – хмыкнула Женевьева.
- А почему надо было кидать именно мой ботинок? – со всхлипом произнесла Анна, поднимаясь на ноги.
- Потому что мне драться, как выяснилось. Альфонс, подержи Анну на руках, будь джентльменом, - кинула черноволосая девушка через плечо.
- А почему я?! – возмутился Ал.
- Ничего, не надорвешься! – сказала Жени и, подойдя, поравнялась со мной.
*Воякам лишь бы о женских прелестях болтать, мужланы неотесанные…* - услышал я ее недовольное бурчание.
- ДА ЧТО ВЫ ВСЕ, СГОВОРИЛИСЬ СЕГОДНЯ, ЧТО ЛИ?!! – потирая нехилую шишку, горе-комментатор поднялся на ноги. – Короче, напарница Стального Алхимика, не менее гениальная, чем он, зеленоокая и черноволосая Чудотворный Алхимик Женевьева Фламель!!!
Видать, среди зрителей кроме Анны и Уинри были еще представительницы прекрасного пола, ибо овации были не хуже, чем когда представляли меня.
- Противники, приготовились к битве! Ну-с, один… два… - комментатор был уже на какой-то вышке подалее, чем поле, отведенное для битвы. – ТРИ!!! НАЧАЛИ!!!
БАБАХ! Генерал-майор, это уже устарело. Я отскочил от места, куда Мустанг направил взрыв. Все вокруг окуталось сизой дымкой. Рядом послышался взрыв поменьше – наверное, Тори атаковала Жени. Итак, мужчины против мужчин, женщины против женщин? Что ж, это по-честному.
Я преобразовал руку в клинок. Итак, тактика проста как дважды два – подобраться как можно ближе к генерал-майору и одним движением клинка нарушить круг преобразования. Ну, теперь-то мы знаем, что перчаток две, и попотеть придется с удвоенной силой…
Я направился к толпе и, перемахнув через ограду, направился сквозь массы людей.
- Как всегда прячешься, Стальной? – усмехнулся Мустанг. Дымка рассеялась, и я мог видеть его нахальную физиономию. - Как я и говорил, по такой мелкой цели трудно попасть…
Я скрипнул зубами, но стерпел оскорбление в свой адрес. Дважды на один и те же грабли наступать нельзя! Ведь именно этого и добивается этот… Жеребец в погонах…
О-хо-хо, Эдвард Элрик, на какие еще извращения над фамилией столь «трепетно любимого» начальства способен твой гениальный мозг?..
БАХ! Мустанг не пожалел столь любящей его аудитории и пальнул прямо в толпу. Народ врассыпную… в смысле, россыпью попадал на поле битвы, слава богу, из своих никого не оказалось, и меня в том числе. Ну-с, продолжаем стратегию петляния!..

* * *
-Женевьева-

Вообще, меня немало удивил тот факт, что я буду участвовать в этой битве. Тем более в качестве партнерши Эда. Ладно, мы уже изначально вроде как напарники, так что не привыкать… Но это задумывалось как чисто дуэль между Мустангом и Элриком. Так чего меня приплетать? А заодно и Тори Чемберз, которая, как мне казалось, была убита своей сестрой. Эх, мужчин никогда не поймешь… Хотя, судя по реакции Эда, он сам не ожидал такого варианта событий. Так что мы вдвоем были «шлангами» в этой игре…
Когда было объявлено начало битвы, Мустанг пальнул в сторону Эдварда. От взрыва поднялась туча пыли, снизив видимость почти до нуля. Я задергалась, начав озираться по сторонам. Эх, черт, меня никогда не учили бою! Беда… Попросить Эда научить потом, что ли? Я периодически наблюдала за тем, как они с Алом вдвоем тренируются на заднем дворе казарм…
Пока я размышляла (мне вредно много думать – доказано многолетней практикой), меня сзади треснули по затылку. Мне каким-то чудом хватило равновесия (или удачливости), чтобы устоять на ногах. Я обернулась, но никого не увидела. Видимо, Тори действовала под прикрытием дымки. Что ж, играем!
Я развела руки в стороны, предварительно хлопнув в ладоши. Пошли зеленоватые всполохи, и через пару мгновений дымка рассеялась.
Не успела я опустить руки, как меня во второй раз огрели по затылку. И снова я чудом устояла на ногах.
- А у тебя неплохая выдержка, девочка. Я поражена, - послышался голос за спиной.
Я, пошатываясь, повернулась к Тори Чемберз.
- Ты многого не знаешь обо мне, Чемберз, - усмехнулась я.
Я старалась держаться бодро, хотя перед глазами все расплывалось, будто я нехило набралась.
- Аналогично, - Тори перешла в атаку, нанося удары неизвестно откуда (хотя, успела алхимией из камня плаца заделать, наверное) взявшимся копьем.
Я еле успевала уворачиваться или переводить удары клинка на конце копья на тыльные части рук. Что ж, быть наполовину гомункулом выгодно – все раны и царапины моментально заживали. Да и общее состояние улучшилось – больше общая картина перед глазами не расплывалась.
- Смотрю, ты мгновенно регенерируешь. Как такое может быть? – с паузой через каждое слово спросила недоуменно Тори.
- Это секрет, - ответила я, уворачиваясь от очередного удара и делая подсечку. Ее мне сделать удалось – алхимик упала на плац.
В это время Мустанг направил в мою сторону свою «смертоносную щепу». Я еле успела отскочить в сторону, прежде чем генерал-майор щелкнул пальцами. Раздался взрыв. Пострадала куча зрителей, и Тори в том числе – ее полуподжаренный полутруп валялся среди остальных. Однако своих, вроде, не наблюдалось. Эда тоже нигде не было видно. Я отбежала подальше и скрылась за остатками зрителей. Тут-то я и столкнулась нос к носу с Эдвардом.
- Ты как? – спросил он.
- В норме. А ты? – задала в ответ вопрос я.
- Тоже, - ответил парень.
- Тори нейтрализована. Что с Мустангом будем делать? – я глянула через ряды ног зрителей на генерал-майора.
- Ну… Здесь два выхода его нейтрализации, схожие по сути – либо порвать ему перчатки, либо намочить их, - проговорил Эд. – Оба трудновыполнимые, но иначе никак…
- Действуем в команде? – я с хитрой улыбкой глянула на Эдварда.
Парень ответил мне лукавым взглядом и не менее хитрой ухмылкой.
- Естественно! – кивнул он. – Значит так – я его отвлеку, а ты постараешься сделать все, чтобы он лишился возможности атаковать.
- Ясно, - кивнула я.
На счет три мы стартовали. Я понеслась сквозь толпу, дабы забежать за спину Мустанга. Эд же выскочил из укрытия и напрямую, с рукой-клинком наизготовку, понесся к генерал-майору.
- Слишком наивно, Стальной, - Мустанг щелкнул пальцами, высекая очередную искру.
Когда очередная дымка почти рассеялась, перед генерал-майором виднелась какая-то фигура. Мустанг с усмешкой «пальнул» еще раз. Фигура рассыпалась в прах, однако где-то рядом послышался звонкий мальчишеский смех.
- Вы снова проштрафились, генерал-майор! Жени, действуй! – фраза Эда стала сигналом к действию.
Так, и что теперь? Порвать или намочить? Глаза бегали туда-сюда и вдруг зацепились за знакомый предмет с ручкой. Кружка!
- Простите, я это позаимствую! – я выхватила у кого-то из зрителей кружку и выскочила из укрытия. Хлопнув в ладоши, я плеснула в воздух содержимое кружки и направила алхимическую энергию на дымку. Дымка преобразовалась в небольшую тучу, из которой тут же пошел дождь.
- Чайный дождь – забавное явление! – усмехнулся Эд, который теперь был в поле зрения, находясь в метре от Мустанга.
- Вы меня провели. Неплохо… - хмыкнул генерал-майор, поправляя повязку на глазу.
- Мистер Элрик, мисс Фламель, отличная работа! – к нам, хлопая в ладоши, подошел главнокомандующий. Рот его под усами расплылся в широченной довольной улыбке.
- Спасибо, господин Дарвон, - я вежливо поклонилась, встав поближе к Эду.
- Все-таки правильно сделал парламент, что утвердил вас как напарников, - усмехнулся мистер Дарвон. – Вы просто идеально подходите друг другу! Слаженная работа, взаимопонимание.
Так, а вот это прозвучало двусмысленно… Мы с Эдвардом хмуро покосились друг на друга. Видимо, наши мысли сошлись… Это делало все только ужаснее.
- Ну-с, ребятки, продолжайте в том же духе! – главнокомандующий похлопал нас по плечам. – Обоим зачитывается сдача аттестации и продлевается лицензия государственных алхимиков! Можете идти по домам. Ну а генерал-майор вместе с майором будет убирать тут все в качестве небольшого штрафа. Хотя и им тоже зачитывается аттестация…
Закончив, главнокомандующий Дарвон развернулся и направился прочь от плаца к штабу.
- М-да, теперь мы вечные партнеры… - выдохнула я. – Ладно, может и правда у нас напару все отлично получается…
- Судя по всему да, - согласился Эд.
На минуту повисло молчание.
- Ну что, двойное пять? – Эдвард посмотрел на меня.
- А почему двойное? – поинтересовалась я.
- За снайперскую точность в деле метания ботинок, - усмехнулся он.
Я улыбнулась, и затем мы звонко хлопнули в ладоши друг друга…

Добавлено (29.06.2009, 22:17)
---------------------------------------------
Глава четырнадцатая. Возвращение в Лиор. Большая стычка.

-Эдвард-

- Уйя! Блин, а поаккуратней можно?!
- Я ж говорила тебе, надо ехать на поезде!
- Так короче!
- А еще дешевле.
(хор) - АГА, ЗАТО ЖАРА ПРОСТО УБИЙСТВЕННАЯ!
(второй хор) – А ЧТО МЫ ПОДЕЛАТЬ МОЖЕМ?! МЫ ПРЕДУПРЕЖДАЛИ – НАДО ОДЕВАТЬСЯ ПОЛЕГЧЕ И БРАТЬ ПОБОЛЬШЕ ВОДЫ!
(хор, язвительно) – МАЛЬЧИШКИ!!!
(второй хор, не менее язвительно) – ДЕВЧОНКИ!!!

Этот перелай стоял, пока мы вчетвером – я, Жени, Ал и Анна – отправлялись в Лиор через пустыню на машине. Девчонки, видите ли, ожидали что-то класса люкс, блин… И чего они все такие неженки?! Не понимаю тех парней, которые в них влюбляются…
- Ребятки, вы б не кричали так, а?.. – вставил свое слово водитель.
- А ВАС ВООБЩЕ НИКТО НЕ СПРАШИВАЕТ!!! – рявкнули мы все вчетвером на мужика. Тот вжал голову в плечи и в итоге не произнес ни звука до конца поездки.
Судя по всему, генерал-майор отправил нас в Лиор в отместку за поражение в битве. Хм, ну и пускай, все равно штаб от этого не перестанет болтать о нашей с Жени победе! Да и хорошо, что в Лиор – повидаемся с Розой. Ведь когда я ее в последний раз видел? Четыре года назад, перед тем, как исчезнуть из этого мира… Так что я вроде как соскучился даже! Хе-хе…
Итак, хмурые и озлобленные, мы доехали до Лиора и в городе выгрузились из злополучной машины, не забыв поблагодарить водителя за то, что он нас терпел.
- Значит, это и есть Лиор? Хм… Интересное местечко… - проговорила Жени, оглядываясь вокруг.
- Не интереснее, чем многие другие города Аместриса. Когда-нибудь мы свозим вас по многим из них, заодно и в Ризенбург… - сказал я, направляясь в сторону старой знакомой уличной кафешки.
- А что за Ризенбург? – поинтересовалась Анна, следуя за мной, как и остальные.
- Городок, больше похожий на деревню, на юго-востоке, - пояснил Ал. – Наша с братом родина.
- О-оу. Чувствую, там хорошо… - улыбнулась Женевьева.
- На самом деле скучновато… но все же… Да, там хорошо. Там есть то, чего нет в городах крупнее, - с улыбкой сказал я, присаживаясь на один из стульев.
- Понятно. Тогда беру с тебя слово, Эдвард Элрик – когда будет отпуск, ты и твой брат свозите нас с Анной в Ризенбург и все-все покажете, - усмехнулась Жени.
- Заметано! – кивнул я.
- Чем могу помочь, ребята? – старый знакомый продавец подошел к нам.
- Здравствуйте, сэр. Нам бы что-нибудь попить, а то в дорогу взяли мало, и в конце пути ничего не осталось, - попросил я.
- Хорошо, - продавец было отправился за заказанным, но остановился и посмотрел на меня. – Погоди-ка… Ты же… Эдвард Элрик?
Ну вот, а собирался было расстраиваться, что меня не узнали. Я улыбнулся и кивнул.
- Да, сэр. Помните? Мы много раз виделись когда-то, - сказал я.
- Уж такого, как ты, пожалуй, забудешь, - усмехнулся продавец. – Давненько тебя не видел! А ты повзрослел. И вырос, похоже, тоже.
- Что значит «похоже»? – хотел было я начать новую гневную тираду.
- ЭД, АЛ!!! – крикнули сзади.
Наша четверка обернулась. Нам с Алом на шеи накинулась Роза.
- Как же я рада вас видеть! – сказала она.
- Мы тоже рады тебя видеть, Роза, - с усмешкой произнес я, когда девушка отцепилась от нас.
- Эд, а я всегда говорила, что ты сумеешь вырасти! – хихикнула Роза.
- Ну так естественно! – гордо хмыкнул я.
- Однако Ал, похоже, все равно выше тебя, - девушка перевела взгляд на брата.
Жени и Анна засмеялись, Ал смутился. Я же… а что я? Устал я уже от подколов по этому адресу. Ладно, будем считать, что ничего не слышали.
- А что это за девушки? Ваши новые знакомые? – Роза перевела взгляд на наших с Алом спутниц.
- Я Анна, а это моя подруга Женевьева, - представилась Анна за двоих.
- Можешь звать меня Жени. В Сентрале я известна как Чудотворный Алхимик, - добавила Женевьева.
- О, еще один государственный алхимик? Да к тому же девушка? Необычно, - усмехнулась Роза. – Мое имя Роза.
- Смотрю, вроде никаких неприятностей больше не происходило в Лиоре с прошлого года, - протянул я, оглядываясь.
- Да, и слава богу. Слишком уж много их было в последние времена… - проговорил продавец. – То обман Корнелло, то вторжение военных, то еще всякое…
- И не говорите, многое было… - усмехнулась Роза.
Я вздохнул. Чуялось мне, что еще многое будет… Уж с тем, что происходило в Сентрале… Думаю, это все аукнется и на другие города – ни Фламель, ни эта Мелисента не станут останавливаться на одном городе…
- Ребята, пойдемте прогуляемся по городу! – сказала Роза, хватая девчонок за руки.
- Неплохая идея. Пойдем, Ал, - сказал я, и мы с братом последовали за девушками, которые уже начали что-то активно и бурно обсуждать…

* * *
- Почему я опять оказался в этом скучном городишке? – с зевком произнес Зависть, лежа на нижней части проема огромного окна.
Внизу открывался вид на Лиор. Снова эти знакомые до тошноты пейзажи… Какая жалость, что этот городишко не канул в Лету еще при создании камня… Хорошо хоть не приходилось корячить из себя тупого жирного святошу, который пудрит мозги миллионам таких же идиотов какими-то витиеватыми идиотскими фразами, именующимися проповедями во имя бога Лето.
- Потому что в этом городе раньше пытались создать Философский Камень, ведь так? – проговорил Фламель, сидя в глубоком кресле. Подле него на подлокотнике расположилась Жестокость – гомункул-женщина с темно-каштановыми волосами до лопаток, в длинном темно-бордовом платье и перчатках. За спинкой кресла стоял Страх – гомункул-юноша с длинными черными волосами в хвосте, в черной майке, черных штанах, черных напульсниках и ремешком на шее.
- Ну так, и что с того? Попытка номер два? Фламель, не будь идиотом – второй раз развести братьев Элриков на это не выйдет… - фыркнул гомункул, подложив руки под голову.
- Я и не собираюсь – у меня свой метод изготовления камня без массовых жертвоприношений… - алхимик подпер голову рукой. – Есть иная задумка, суть которой ты поймешь потом… Пока что же мне необходимо понять, кого из себя представляют на самом деле эти братья Элрики…
- А мне бы понять, кого из себя представляет твоя дочурка, - Зависть встал и спрыгнул на пол. – Недогомункул, недочеловек… Странная она.
- Странная, да… - хмыкнул Фламель. – Интересно, что она стала такой, какой была прежде… Наверняка это все из-за перехода сюда…
- Хм-м? Это как так? – Зависть недоуменно посмотрел на алхимика.
Однако тот промолчал, прикрыв глаза.
«Вот же странный тип… Однако заставляет меня подчиняться ему… Ну ничего, когда-нибудь я от него избавлюсь…» - подумал гомункул.
- Говорите сколько хотите – я все равно ничего не понимаю… - махнул рукой Зависть и направился к оконному проему. Он сел на него, свесив ноги вниз.
- Собрался куда-то? – подала голос Жестокость.
- Прогуляться, мелочь попугать… Гостинцы принести или нет? – задал встречный вопрос Зависть.
Ответа не последовало, посему гомункул пожал плечами и спрыгнул вниз…

* * *
-Эдвард-

У меня отваливались ноги. Причем что самое забавное – обе. И что еще забавнее – не в косвенном смысле. Я прямо чувствовал, что моя правая нога отстегнется аналогично левой! Вот уж ирония жизни…
- Блин, девчонки… Зачем было таскаться по всему городу?!?! – прохрипел я, глядя на бодро шагающих впереди девушек. Ал, к слову, тоже порядочно устал и тоже еле волочил ноги.
- Ну, чтобы все-все посмотреть, как ты не понимаешь? – протянула с явной иронией в голосе Жени.
- К тому же мы останавливались на передышку! – заметила Роза.
- Да, и неоднократно! – добавила Анна.
- Ага, пока мы носились за всякой фигней для вас… - хмуро пробубнил я. – Хватит! Пора уже на ночевку остановиться. Нас с Алом ноги уже не держат практически…
- Вообще-то правда, уже вечер, пора б найти место для ночлега… Завтра начнем инспекцию города, как сказал Мустанг… - проговорила Женевьева.
- Жалко, что нельзя, чтоб Мустанг сказал – Мустанг сделал… - выдохнул я.
- Только в твоих мечтах, братишка… - усмехнулся Ал.
- Предлагаешь стать главнокомандующим? – хохотнул я.
- Если Эд станет главнокомандующим, то Аместрису конец! – съязвила Жени.
Я хотел было высказаться в ответ, но тут… Снова это чувство тревоги… О не-е-ет, ну только не надо его, а? Самое подлянское чувство, которое по всемирно известному и никоим образом не опровержимому закону подлости меня никогда не подводит.
- На-а-адо же, я надеялся наткнуться на одну креветку, а здесь оказался целый суповой набор! – послышался знакомый нахальный голос.
Через мгновение перед нами приземлился откуда-то сверху и обладатель этого голоса. Все в той же непонятной одежде…
- Роза, уходи… - проговорил я, выдвигаясь напару с Алом вперед. Девушка кивнула и послушно ретировалась.
- Привет всем! Решил вот поздороваться, - с нахальной ухмылкой проговорил Зависть.
- А слово «поздороваться» случайно не трактуется как «нахамить, а затем навалять»? – поинтересовался я.
- Вообще-то нет… - пожал плечами гомункул. – Просто проведать захотелось…
М-да, такой ответ слегка обескуражил… Но тут к Зависти присоединились еще двое – женщина в длинном черном платье и перчатках, с темно-каштановыми волосами, стандартными гомункуловскими фиолетовыми глазами со змеиным зрачком, и парень с длинными черными волосами завязанными в хвост, такими же глазами, одетый в черные майку, штаны, ботинки и напульсники.
- О, их уже целая бригада… - хмыкнул я.
Женщина показалась мне на удивление знакомой. Где я ее видел?.. Тут мой взгляд притянуло выражение лица Жени – обескуражено-испуганное.
- Нет… Нет… - бормотала девушка, начиная медленно пятиться назад.
- Зависть, тебе никто не давал права вылезать. Нам нужно начинать претворять замысел в жизнь… - проговорила женщина-гомункул. Уроборос у нее был на левом бедре – было видно, так как там у платья шел разрез.
- Эй, но никто и не запрещал! – возмутился Зависть.
- Зависть… - рядом с другим парнем-гомункулом появился… ну неужели – Фламель! – Ты все же такой упрямец… Кто тебя только создал?
- У этих двоих спроси, - усмехнулся гомункул, указывая в нашу с Алом сторону.
Николас глянул на нас.
- Так вот для чего этот охламон вышел на прогулку… Братья Элрики, - проговорил он.
- Сколько лет, сколько зим, господин Фламель. Как вам в нашем мире? – с несколько хамской усмешкой сказал я. – Это, конечно, не то, где вы жили раньше – у нас тут самолеты не летают, но тоже ничего.
Фламель хмыкнул.
- Да, алхимия – достойная замена всякой технике… - проговорил он невозмутимо. – Как я понимаю, Зависть – творение рук вашего отца?.. Я подозревал – он необычный алхимик… А еще вроде эта… Данте?.. Поговаривают, она еще жива…
Вот теперь уже пора впадать в столбняк мне. Эта ведьма жива?! Нет, неужели она не могла за все это время… ну… это… стухнуть как испортившееся мясо?.. Знаю, идиотский пример…
- Впрочем, что о них говорить… Да… Женевьева… - Николас перевел взгляд на Жени, цвет лица которой поравнялся с мрамором, из которого делали статуи древние греки из другого мира. – Немного напугана, как я вижу?
- Кристиан… - вслух на самом деле девушка не сказала ничего, но по губам можно было легко прочесть именно это.
Что-то я не особо понимаю, в чем дело. И чье имя назвала Жени?.. И что планирует Фламель? В общем, опять целая гора вопросов…
- Ладно, на этот раз помеха должна быть устранена… и обращена на пользу нам… - проговорил Фламель.
- Ну что, креветка, - усмехнулся Зависть. – Надеюсь, ты приготовил себе местечко на армейском кладбище? Поверь – оно тебе скоро понадобится…
- Не рассчитывай… - я преобразовал правую руку в клинок.
- Страх… - Николас повернулся к парню-гомункулу. – Активируй ловушку…
Что, ловушку? Страх присел и коснулся земли. Внезапно все вокруг поплыло.
- Что за… - но среагировать не удалось. Все вокруг погрузилось в кромешную тьму…

0

6

Глава пятнадцатая. Демоны внутри.

Тьма… Кромешная тьма… Ничего не видно… Даже собственных рук и ног…
Ловушка захлопнулась, заточив внутри себя весь город Лиор. Хотя рассчитано было всего лишь на один небольшой его отрезок…

-Эдвард-

Как я ненавижу эту долбанную черноту… Как и Врата, как и все с ними связанное! Хм, нет, в принципе, я осознавал, что во Вратах я ну никак не мог оказаться… но ощущение все же было сходным.
- Добро пожаловать…
- Кто… кто это?
Голос мой ни отразился эхом, ни был даже услышан вообще… Разве такое может быть? Только в вакууме, однако я же могу дышать… Значит, творится что-то, что непосильно логическому объяснению и какому-либо пониманию...
- Это ловушка? Где я? Отсюда есть выход?
Вопросы сыпались в черную пустоту, но ответов на них не следовало.
- Э-э-эй!!!
В тот же миг у меня появилось странное чувство, будто кто-то копается у меня в голове…

-Женевьева-

Черт… вляпались так вляпались! В принципе, темноту я не ненавидела, даже любила… но вот чтоб кромешная, да в которой и своего голоса не услышишь… Это, мягко говоря, напрягало.

- Женевьева…

Этот голос… В душе возникло странное ощущение, словно я его уже когда-то слышала. Когда-то недавно… От силы года два назад или чуть больше… Дежа вю называется…

-Альфонс-

Снова… Снова эта дурацкая, ненавистная темнота. Я и так в ней был в течение долгих пяти лет, и вот теперь опять! Однако на этот раз я не один в нее угодил – братишка и остальные тоже в этой черной ловушке. От этого только еще хуже…

-Анна-

Всегда говорила своему брату и Жени – авантюризм до добра никогда не доводит. Вот вам и яркий пример – вся наша четверка, а заодно и весь Лиор был поглощен какой-то теменью. Кошмар – темно, хоть глаз выколи!.. И голос… какой-то странный… без тени эмоций, но в душе вызывающий страх и… восхищение? Не знаю, но было что-то вроде того…

-Эдвард-

- Эдвард? Что случилось? Откуда у тебя все эти синяки и ушиби?
- М-м…
- Ты снова подрался с младшим братом?.. Ну что с вами поделаешь?.. Интересно, куда запропастился Альфонс? Эдвард, пойди поищи брата.
- Хорошо, мам…

- Помнишь? Она всегда любила его больше чем тебя…
- Нет, это неправда…
- Да ну? А как тогда объяснить все эти «Пойди найди», «Делись с младшим» и прочее?.. Тебе всегда доставалось за двоих…
- Заткнись!
- Ты отрицаешь все это, но ведь подсознательно ты ведь понимаешь, что это правда…
- Нет… Нет!
- А помнишь еще это? Тогда, в госпитале… Что он тебе там наговорил? «Возможно, человека по имени Альфонс Элрик не было… Обманщик!»
- ПРЕКРАТИ! Зачем ты это делаешь?..

-Альфонс-

- Ал, ты совершенно не понимаешь суть дела!
- Да ты меня и не спрашиваешь никогда!
- Дурак!
- Сам дурак!
- А-ай!
- Й-ай!

- Он никогда тебя не спрашивал… Что именно ты хочешь… Он даже забывал про твои дни рождения…
- Хватит…
- Он плохой старший брат.
- Он ЛУЧШИЙ! Он всегда беспокоился обо мне!
- Только когда ты был связан с его личными интересами… Даже то, что ты сейчас жив, - лишь плод его эгоизма.
- Это неправда!!! Я понимаю его – ведь когда ты остаешься совсем один, это очень плохо и грустно!
- Однако…
- НЕТ!!!

-Женевьева-

- Папа, а что это за книжка?
- Какая, золотце?
- Вот. «А-алхимия. Введение и основные понятия». Папа, что такое алхимия?
- Ну, детка, это такая наука, которая позволяет людям создавать что-то новое из имеющегося.
- Ух ты! Прямо вот создавать новое? Как по волшебству?
- Ну, почти, солнышко.
- Здорово! Папа, а ты умеешь это делать?
- Конечно.
*хлопки в ладоши* - Папа лучший! А ты мне покажешь?
- Да, конечно, но только когда ты станешь постарше.
- Ну-у-у, а ждать долго?
- Не слишком, Виви.
- Ура-ура! А ты научишь меня этому?
- Если ты захочешь и когда ты вырастешь и научишься многому новому.
- Бу, еще и учиться чему-то… Но если я все-все сделаю, то научишь?
- Научу, детка.
- Папочка, ты самый-самый! Я тебя люблю.
- И я тебя, милая…

- Все это определенно было лишь обманом…
- Почему…
- Он нагло врал тебе, говоря, что любит. Ты всего лишь кукла. Ты была когда-то человеком, но затем стала по прихоти этого лицемера бездушной куклой.
- У меня есть душа… Есть чувства… Как у нормального человека…
- И все же ты не человек… К тому же сама видишь – сейчас отец пошел против дочери. Забыто прошлое. А настоящее сурово…
- Он еще одумается… я знаю…

-Анна-

- Анна, давай с нами на то дерево!
- Нет, Том, вы слишком высоко лезете всегда. Можно упасть и больно ушибиться!
- Да ладно тебе! Мы с Томом сами не упадем, а тебя поддержим!
- Нет, я боюсь! Давайте лучше под деревом поиграем!
- Какая же ты скучная, сестренка!

- Они никогда тебя не слушали, да?
- Да. Ну и что?
- Из-за них ты вечно попадала в неприятности.
- И что? Том – мой брат. Жени – моя подруга детства.
- Неужели тебе не обидно?..
- Я… мне…

* * *
-Эдвард-

В голове продолжали появляться воспоминания из прошлого, а голос из темноты комментировал, пытаясь создать сомнение и угнетение. Не-е-ет, в таких случаях нельзя поддаваться! Я уже не ребенок, чтоб ревновать к младшему брату… Тем более ревновать-то не к кому.
- Думаешь, что сможешь выдержать, да? – усмехнулся голос.
- Ну, если ты будешь продолжать говорить мне всякие банальности, то да, - протянул я.
- А что насчет этого?.. – в голове преднамеренно всплыл… образ Нины и Александра, затем слившийся в химеру, что они стали. – Ты не сумел в итоге уберечь их. Не сумел их разъединить…
Я скрипнул зубами. В душе заскребло, но нет – я должен держаться. Эта ловушка специально хочет подавить силу воли, дабы ты стал легкой добычей для тех, кто ее ставил.
- Человеческие возможности не безграничны. К тому же я еще был ребенком, - сухо сказал я, повторяя фразу майора Хоукай.
- Пустые отговорки! Ты ведь считался гениальнейшим алхимиком… - начал было голос.
- И ЧТО?! Я ЖЕ СКАЗАЛ: Я – ЧЕЛОВЕК! Я НЕ ВСЕСИЛЕН! – крикнул я, прервав его. – И УЖ ТЕМ БОЛЕЕ НЕ ВСЕЗНАЮЩ!
Голос хохотнул.
- Вот именно – жалкий человек… - он появился рядом, приняв обличие гомункула Лени, что была как две капли воды похожа на маму. Ну да – ведь мы с Алом ее создали по глупости… - Глупый, ничтожный, слабый человек! Презренный государственный алхимик. Алхимики убивали людей сотнями во все времена. Рой Мустанг, Кортни Чемберз, Данте, твой отец, Светлый Хоэнхайм, - все они…
Я сжал виски и скривился словно от боли. На Лень-фальшивку я старался не смотреть.
- Замолчи… - ледяным тоном проговорил я. – Замолчи. Если какие-то алхимики убивают людей, то нет причин сравнивать меня с ними! Я не такой!
- Да неужели? Ты у нас ангел во плоти? А что скажешь про гомункулов, что ты когда-то убил?! – воскликнула Лень-фальшивка.
- Не моя вина! – крикнул в ответ я. – Жадность сам захотел того, а Лень пыталась убить нас с Алом!
Гомункул фыркнула, затем рассмеялась.
- Продолжаешь упрямиться? Да, ты всегда был такой! Словно маленький невоспитанный баран! – теперь голос принял облик уже… просто мамы. – Не сын, а стыд и позор!
Я посмотрел и со злобой негромко произнес:
- Не смей притворяться моей матерью!
Преобразовав правую руку в клинок, я накинулся на иллюзию. Она отскочила, став в момент Завистью.
- Черт! Креветка, у тебя что, нервы реально стальные?! Или их просто нет?! – произнес с возмущением гомункул. – Страх! Страх, убирай эту темень сейчас же! Это уже переходит все границы!
Я с криками понесся к ненавистному Зависти и стал наносить удары.
- Тварь! Гад! Ублюдок! Мразь! – сыпал я ругательства.
Ох, брат бы мне за такое приказал промыть рот с мылом. Он всегда возмущался, когда я начинал ругаться как грузчик.
- Умерь свой пыл, шмакодявка! Ты меня пугаешь! – еле уворачивался от моих ударов гомункул, ошалелыми глазами глядя на меня. Затем проорал куда-то в сторону:
- СТРАХ! ЕДРИТЬ ТЕБЯ ЗА НОГУ, УБИРАЙ ЛОВУШКУ УЖЕ!!!
В тот же миг темнота вокруг исчезла. Теперь пейзаж снова стал улицей города Лиора. Оказалось, все остальные – Ал, Жени и Анна – тоже были под влиянием гомункулов. Но теперь все иллюзии спали.
- Темень… ушла? – слабым голосом спросила Анна.
- Похоже… - проговорил Ал.
Я же в это время продолжал метелить Зависть. Но эта зараза упорно уворачивалась от моих ударов. В конце концов, гомункул запрыгнул на крышу ближайшего дома и крикнул товарищам:
- Что-либо делать уже бесполезно! Да и Фламель свалил! Уходим от этих ненормальных!
Гомункулы переглянулись и побежали прочь.
- Еще свидимся, Стальной шизофреник! – фыркнул Зависть и исчез следом.
Я еще с минуты две стоял, глядя в ту сторону, куда убежала смертоносная команда. После чего бухнулся без чувств на мостовую…

Добавлено (29.06.2009, 23:19)
---------------------------------------------
Глава шестнадцатая. Дети – цветы жизни, или семейная тайна.

-Эдвард-

После того, что случилось в Лиоре, я пару дней проходил букой. Жени продолжала прикалываться – мол, что я теперь точно на сову похож с таким видом. Но я не обращал на это внимания. Хм… Хотя, может, она хотела так отвлечь меня, приободрить?.. Тогда бы придумала способ получше…
Сейчас мы уже вернулись в Сентрал. Мустанг расспросил нас о том, что мы делали в Лиоре, и нагрузил документацией.
- Забыть все-все, что раньше было,
И жить спокойно и легко…
Ах, если б все так просто было,
Ах, если б все так просто было,
То было б скучно и нудно, - напевала Жени, ставя роспись на очередном листке бумаги.
- Рифмоплет ты ляпистый… Тебе бы все петь! – пробормотал я, просматривая отчет о ситуации в Ист Сити.
- А что? Не дуться же мне несколько дней подряд, как некоторым, - сказала девушка, откладывая лист с подписью и откидываясь на стуле.
- Ой-ой… - фыркнул я.
- Эд, тебе надо быть не таким загруженным, - продолжала Женевьева. – И тогда здоровья будет больше, и нервы будут целее.
Она еще меня учить будет… Ладно, в этом она, в принципе, права…
- И как ты предлагаешь действовать, чтоб не быть загруженным? – спросил я, глянув на подругу.
Она закусила палец, думая, затем встала, подошла ко мне и решительно положила мне руки на плечи. Я аж дрогнул.
- Надо будет потребовать у Мустанга отпуск. Съездим в Ризенбург, развеемся! – сказала Жени.
- Ты шутишь? Он нас никогда не отпустит! – сказал я с усмешкой.
- Вовсе нет – я вполне серьезно! – проговорила подруга. – Ты вообще когда в последний раз отдыхал, а?
Я задумался. А в самом деле – когда?
- Э-э-э-э-э… Не помню… - протянул я.
- Вот! Так что надо вам отдохнуть, батенька, от всей этой макулатуры, гомункулов и иже с ними! – серьезно заявила Женевьева, ткнув пальцем мне в нос.
Я убрал ее палец и усмехнулся. Упрямая девчонка. Но все-таки наивная тоже – Мустанг точно откажет нам в отпуске…

* * *
- Хм… Ну что ж… Хорошо! – после минутного раздумья сказал Мустанг. – Вы можете взять себе десятидневный отпуск…
Я обомлел. Мустанг дает добро на отдых?! МУСТАНГ?!! Боже, что стряслось с этим миром, пока меня не было?..
- … но сперва вы кое-что сделаете, - продолжил генерал-майор. Так и знал, что просто так халявы не будет. – Видите ли, близкий друг главнокомандующего, генерал Сэндсон, отправился в штаб-квартиру армии в Саут Сити. Он просил приглядеть за его внуками, Камиллой и Алексом…
- Генерал-майор, вы намекаете на то, что теми, кто будет за ней присматривать, должны быть мы? – спросила Жени, хотя по ее лицу было видно, что она в принципе знает ответ на свой вопрос.
- Именно, - кивнул Мустанг.
- А родители что, заняты, что не могут заняться ребенком? – спросил я.
- Заняты? Хо-хо, нет, Стальной, - ответил генерал-майор, садясь за свой рабочий стол. – Они погибли в прошлом году во время осады в Сентрале…
Кто-нибудь, ударьте меня гаечным ключом по башке…
- Оу… Мы не знали… - сказала за меня Женевьева.
- Ничего, - Мустанг окинул взглядом нас обоих. – Ну, так что, согласны присмотреть за детьми? Я не думаю, что это составит вам особого труда.
Мы с Жени переглянулись и хором ответили:
- Согласны…

* * *
- Эти сорванцы сейчас в комнате отдыха, - сказала майор Хоукай, когда мы шли за ней, дабы забрать детей.
- Надеюсь, это займет не очень много времени, - сказал я.
- Генерал будет отсутствовать в течение трех дней. Так что не очень долго, - проговорила майор.
- Лиза, а ты знаешь их? Какие они? В смысле, хулиганы или спокойные? – поинтересовалась Жени.
- Ну… Как сказать… Камилла - милая девочка, а вот Алекс… Малолетний террорист, вот кто он… - спокойно ответила Лиза и остановилась у двери. – Все, пришли.
Мы с Женевьевой наверняка сейчас подумали одно и то же – вот влипли…
- Сочувствую вам, ребятки… - покачав головой, сказала майор Хоукай. – Ладно, мне пора. Еще уйма дел…
Она развернулась и направилась обратно по коридору. Мы же с Жени вошли в комнату.
- Бер-реги-и-ись! Бомба! – стоило заглянуть внутрь, как мне тут же в голову прилетела подушка, и я рухнул на пол.
- Какого черта?! – возопил я, стаскивая подушку с лица, но тут же на смену первой прилетела вторая.
- Ой, - в проеме двери показались мальчик и девочка.
Мальчик был на вид лет одиннадцати, с вьющимися каштановыми волосами, серыми глазами, одетый в зеленую майку и синие штаны. Девочка же была, похоже, на пару лет помладше него, с забранными в два хвостика светлыми волосами, карими глазами, одетая в клетчатое синее платьице.
- Дядь, извините, мы не хотели вас зашибить, - проговорила девчушка.
Со стороны я услышал негромкое хихиканье – Жени, видите ли, развеселило то, что меня назвали «дядей». Я тихонько прорычал, отшвырнул вторую подушку в сторону и поднялся.
- Ерунда. Чай не гаечным ключом получил… - проговорил я. – Так, стало быть, это вы Камилла и Алекс?
- Агам! – хором сказали дети.
- А вы кто такие? – спросила Камилла, глядя то на меня, то на Жени.
- Хм, а что, не узнаете? – мне хотелось проверить, слышали ли детишки про великого Стального Алхимика.
Ребята долго и пристально рассматривали нас с Женевьевой.
- А! Так вы же эти… Стальной и Чудотворный алхимики, да? – с озарением на лице произнесла девочка.
- Именно! – кивнул я.
Хех, а нынешняя детвора осведомленная, оказывается!
- А я думал, что вы выше ростом. А я вам почти до плеча! – нахально усмехнулся Алекс.
- Что-о?! Ах ты маленький… - моментом вспыхнул я, но Жени зажала мне рот рукой.
- Алекс, не нужно говорить таких вещей, - сказала она с легким укором.
- Ой-ой, тоже мне мамочка нашлась. Сама сперва подрасти, а потом учи уже, - показал язык мальчуган.
- Маленький гаденыш… - прошипела ядовито Жени.
Я усмехнулся, глянув на нее. Теперь-то она побывала на моем месте…
- Куда мы пойдем? – спросила Камилла, когда мы вчетвером вышли из штаба.
- А куда б вам хотелось? – задала в ответ вопрос Жени.
- Ну-у-у-у… Можно пойти в центральный парк! – предложила девочка.
- Можно. Эд, ты как? – Женевьева перевела взгляд на меня.
- Ну… соглашусь с вами, - пожал плечами я.
- А ты, Алекс? – обратилась подруга к мальчугану.
- А чем можно заниматься в парке? – скучающим тоном спросил тот.
- Ну-у… Так как сейчас середина зимы, то мы можем слепить снеговика, поиграть в снежки… половить снежинки наконец! – сказала Жени.
Алекс закатил глаза, но кивнул, говоря этим, что он согласен идти в парк…
… Через некоторое время мы пришли в центральный парк. Народу было прилично – детвора носилась по снегу, строила баррикады и из-за них вела прицельный обстрел снежками сверстников и своих родителей. Царил шум, гам и суета.
- Здорово! Тетя, пошли играть! – Камилла дернула Жени за рукав формы.
Тут хихикнул я. Тетя… Хороша в девятнадцать лет тетя! Подруга втихую показала мне язык и кивнула девчушке.
- Пошли! Только зови меня Жени и обращайся на «ты», - сказала она.
Камилла кивнула и стала дергать за рукав меня.
- И ты давай с нами, дядь! – сказала она, улыбаясь.
- Меня зовут Эдвард, или просто Эд, - усмехнулся я. – Ну пойдем!
- Братик, а ты будешь играть? – Камилла глянула на Алекса.
- Вот еще. Снежки – игра для малышни! – сказал хмуро тот и сел на скамью неподалеку.
Мы с Жени переглянулись, пожали плечами и пошли вместе с Камиллой играть.
Да-а-а-а. Какое удовольствие приносил обстрел Жени снежками!
- Получай! – она пульнула мне в ответ.
- Ха, мазила! – я в который раз увернулся, швыряя в ответку два «снаряда».
- Береги-ись! – на меня сзади наскочила Камилла, и я брыкнулся носом в снег.
Ну нет, наши не сдаются! Я перевернулся и стал щекотать маленькую нахалку.
- Эй, грязный прием! – Женевьева дернула меня за хвост волос и насыпала за шиворот снег.
- Ай-ай-ай! – вскрикнул я, вытряхивая холодную белую массу.
В этот момент на меня накинулись обе девчонки, завалив в снег.
- Мальчишкам бой! – со смехом крикнула Жени.
- Спасите, убивают! – тоже кричал я, ухахатываясь.
Усевшись на валящемся мне сверху, Женевьева глянула на Алекса. Затем взяла горсть снега, слепила снежок и кинула в мальчугана.
- Эй! – возмутился тот.
Девушка показала ему язык. Парень прорычал, наскоро слепил снежок и с криком «Ну все, держитесь!» начал обстрел.
В общем, теперь уже игра в снежки была на четверых…

* * *
- Что ж… Нам сказали приглядывать за ними. Значит и находится мы пока будем в том доме, где живет генерал… - протянула Жени.
Был уже поздний вечер. Мы окончили игру в снежки и шли по улице Сентрала.
- Ну да, наверное, - кивнул я. – Нужно будет позвонить Алу и Анне и сказать, что три дня мы будем жить в особняке Сэндсона.
Алекс и Камилла шли чуть впереди, что-то радостно обсуждая.
- Везет тем, у кого есть брат или сестра… - проговорила Женевьева.
Я глянул на нее.
- А ты была единственным ребенком в семье? – поинтересовался я.
Подруга опустила голову. Челка закрыла ей лицо. М-да, Эдвард, когда ты научишься думать, прежде чем задавать вопросы?
- Извини… Наверное, не стоило… - начал было я.
- Нет-нет, все нормально, - Жени подняла голову и махнула рукой.
- Так и… ты была одна? – снова спросил я.
После минутного молчания подруга сказала:
- Нет. Когда-то у меня был старший брат. Его звали Кристиан…
Так вот чье имя тогда она произнесла! Но… почему же при этом смотрела на того парня-гомункула? Неужели…
- Он был замечательный, - приулыбнулась, продолжая, Женевьева. – Всегда помогал мне. Мы с ним играли в различные интересные игры. Больше всего нам нравилось играть в «Искателей». Это когда кто-нибудь спрячет вещь, а другой ее пытается найти. Предварительно ставятся два условия: на случай, если спрятанное будет найдено и наоборот. Победивший получает одно, проигравший расплачивается другим… Мы целые дни напролет проводили, играя в эту игру. Но в один прекрасный день… Тогда началась Первая Мировая война. Кристиан отправился на фронт, а мы переехали в Мюнхен. Спустя несколько месяцев нас известили о его гибели…
- Это ужасно… - проговорил я.
Жени шмыгнула носом.
- Отец сказал, что хоронить Кристиана не будет – он хотел кремировать его… Однако… - она закусила губу. – Помнишь гомункула по имени Страх?
- Черноволосого, способного создавать ловушки из неприятных воспоминаний? – протянул я.
- Да, - кивнула подруга. – Так вот: он точь-в-точь похож на моего брата. Только глаза у Кристиана были при жизни серые, а волосы – каштановые, как у матери… Чувствую я, отец превратил всю нашу семью в гомункулов… Разве что сам еще остался человеком…
Она поглядела по сторонам, затем негромко спросила:
- Я могу тебе довериться?
- Э… Ну мы вроде как друзья… Можешь, конечно… - проговорил я.
- Хорошо… - Женевьева прикрыла глаза. – Мой отец… Сколько лет бы ты дал ему?
Вот тебе и вопросец в лоб. Я призадумался, вспоминая облик Фламеля.
- Ну… Не больше сорока-сорока пяти точно… - ответил я.
Жени несколько нервно хохотнула.
- Ну насмешил… Хотя и неудивительно – мой отец поистине молодо выглядит для своих истинных лет… - сказала она. – Сейчас я тебе расскажу то, что является самой главной тайной нашей семьи… Я сама узнала об этом случайно, и отец не знает, что мне об этом известно.
Я приготовился внимательно слушать все, что будет говорить подруга.
- Когда-то давно, когда была жива еще первая жена моего отца, Перренелль, он проводил эксперименты по созданию Философского камня, - начала Женевьева. – Моя мама была его подмастерьей вместе с Перренелль. Первые попытки были неудачны, но затем отец достиг успеха – камень был создан. Однако в 1397 году (по нашему летоисчислению) умерла Перренелль. Отец хотел ее воскресить, но передумал и затем женился снова – уже на моей маме, Ханне. Они вдвоем испытали на себе камень… В итоге им удалось получить себе вечную жизнь и молодость.
- Молодость?.. Странно. Когда-то в молодости мой отец вместе со своей тогдашней любовницей Данте тоже создали камень, однако вечной молодости они не получили… - проговорил я с сомнением.
- Эд, не забывай – наши миры имели разную алхимию, - посмотрела на меня Жени. – В моем мире камень имел свойства дарить вечную жизнь и молодость, исцелять все болезни, превращать все неблагородные металлы в золото. Именно поэтому многие алхимики столетиями пытались создать его, но все кончалось либо полным провалом, либо гибелью самих алхимиков. Философский камень – Lapis Philosophorum, Красная Тинктура, Пятый Элемент, Эликсир Бессмертия, Панацея Жизни… Мой отец, Николас Фламель, был первым, кто добился успеха. И вот… он на этом свете прожил уже почти шестьсот лет.
Она коротко хмыкнула.
- Однако же… - протянул я. – Почти как мой отец. Только вот мой недавно умер – его убил Зависть.
- Его звали Хоэнхайм, да?.. Такое же имя было у алхимика нашего мира, только он носил прозвище – Парацельс. Дилетант и шарлатан, но все же выдающийся человек, как говорил мой отец, - сказала Женевьева.
- Может, потом поподробнее расскажешь об алхимии и алхимиках вашего мира? – я-то думал, что в том мире алхимией мало кто занимался, и то – крайне давно. А оказывается… М-да…
- Если интересно – расскажу… - сказала подруга.
Повисло молчание.
- Эй, мы пришли! – крикнул нам Алекс.
Мы и в самом деле пришли к особняку Сэндсона. Рассказ Жени, конечно, немало удивил меня. Что ж… придется думать, как противостоять Николасу. Но это уже вместе с остальными…

--------------------------------------------------------------------------------

0

7

Глава семнадцатая. «Почему смерть не щадит юных?» - это риторический вопрос.

-Эдвард-

Утром я проснулся с болью в местах присоединения протезов. Когда я глянул за окно, то увидел, что там идет проливной дождь.
- Сюрпризы погоды продолжаются… - протянул я и встал с дивана, на котором я, собственно, и спал эту ночь. Жени, к слову, спала наверху в одной комнате с Камиллой.
Поправив форму, я потянулся.
- Доброе утро, - с зевком проговорила Жени, спускаясь по лестнице.
- До-о-о-оброе… - тоже зевнул я.
- Кошмарики не снились? – с усмешкой спросила подруга, подходя к зеркалу и выискивая расческу.
- М-м-м… Да нет… Бурда какая-то снилась… Не помню… - протянул я.
- Я-я-я-ясно, - снова зевнула Женевьева, нашла расческу и стала приводить в порядок волосы.
Со второго этажа по перилам съехали Камилла и Алекс.
- Что будем делать сегодня? – поинтересовалась девчушка.
- Гулять во всяком случае не пойдем, - указал я на окно. – Ибо дождь идет, да и у меня рука с ногой ноют…
- Как старый дедулька… - протянул Алекс.
В тот же миг в нахаленка влетела подушка. Ему еще повезло, что мне под руку не попалось что потяжелее – канделябр там…
- Не знаючи не говори… - сказала Жени, помогая мальчику встать.
- А что? – хмыкнул тот. – Разве что-то не так?
Я поглядел на правую руку. Затем снял с правой ладони перчатку и показал мальчугану. Металл блеснул в свете люстры.
- Посмотри на это и скажи: что, по-твоему, не так? – проговорил я.
Алекс на миг открыл рот от удивления.
- Ох ты, а у тебя только рука такая? Потерял ее на какой-нибудь войне? – спросила Камилла, тоже разглядывая мою руку.
- М-м, у меня с левой ногой так же. И нет – не на войне… - я прикрыл глаза. – Это та цена, что я заплатил, чтобы быть с братом и чтобы не творить более глупостей…
Камилла задумчиво хмыкнула.
- Взрослый мир жестокий. Не хочу взрослеть… - проговорила она.
- Глупая сестра! Это от тебя не зависит: хочешь – не хочешь, а все равно станешь взрослой, - скрестив руки на груди, сказал Алекс.
- Не хочу! – капризно протянула девочка.
- Камилла, тут твой брат прав – со временем ты вырастешь, станешь красивой, умной девушкой, - сказала Женевьева.
Камилла надула губы, но затем спросила, глядя почему-то на меня:
- Правда стану?
- Эм-м… Конечно! – улыбнувшись, кивнул я.
Девочка просияла. Я невольно хохотнул. Детские улыбки все-таки порой заразительные, смешные…
- Так! Раз уж мы остаемся дома, то надо чем-нибудь заняться, дабы не помереть от скуки. Предлагаю… - начала было Жени, но тут раздался телефонный звонок.
- Я подойду, - сказал я и снял трубку. – Особняк Сэндсона. Эдвард Элрик слушает.
*Полковник Элрик? Полковник, для вас есть кое-какие новости!* – послышался на том конце взволнованный знакомый женский голос.
- Лейтенант Росс? Новости касаемо чего? – спросил я.
*Касаемо очередного дела, в которое вовлечены гомункулы. Сэр, недавно была обнаружена Данте*, - сказала Росс.
Я чуть не выронил трубку. Значит, мои худшие опасения подтвердились. Эта старая перечница, что чуть не погубила меня и Ала, жива!
*Полковник? Вы прибудете в штаб, дабы обсудить положение дел? Просил лично генерал-майор Мустанг*, - добавила лейтенант.
- Д… Да, мы с полковником Фламель сейчас будем… - проговорил я и повесил трубку.
Жени вопросительно глянула на меня.
- Так-с… - я лишь демонстративно хлопнул в ладоши. – Детки, взрослым надо ненадолго отлучиться. Алекс, ты остаешься за старшего. Следи за сестрой и домом. Ни в коем случае не выходить из дому и не открывать никому дверь!
С этими словами я взял свою напарницу за руку и вышел с ней из особняка.
- Эд, в чем дело? Куда мы собрались? – спросила Женевьева, пытаясь поспеть за моим торопливым шагом.
- В штаб. На свет божий вдруг объявилась Данте, - коротко сказал я.
- Это плохо? – задала второй вопрос подруга, посерьезнев.
- Еще как… - проговорил я.

* * *
-Женевьева-

Мы постучались в кабинет генерал-майора. Дверь нам открыла лейтенант Росс.
- Заходите, мы вас ждали, - сказала она, пропуская нас с Эдвардом и затем закрывая за нами дверь.
Интересно: в кабинете собрались не только Мустанг с командой, но и майор Армстронг со своими подчиненными. Видать, дело серьезное…
- Генерал-майор, мне сообщили, что не так давно обнаружилась алхимик по имени Данте, - проговорил Эд. Вид у него был крайне серьезным.
- Все верно, Стальной… Вчера поздним вечером приехал подчиненный генерала Сэндсона, - сказал Мустанг. – Он сообщил, что… генерал был убит. Убийцей была женщина со светлыми волосами, в длинном сером платье с белыми манжетами и воротом. Как доложил рядовой, с ней была девушка в коричневом платье с прической каре. Лицо было наполовину закрыто шарфом. По зарисовкам, что были сделаны по описанию, выходило, что это была именно Данте…
Эд нахмурился. Надо будет спросить у него, кто такая эта Данте… Видимо, с ней связано много плохого…
- Значит, вот оно что… Она снова занимается собирательством душ… - пробубнил негромко Эдвард, затем добавил уже громче:
- Будем надеяться, что повтора происшествия в Лиоре не будет.
- Наша группа вместе с группой майора Армстронга должна будет всячески этому препятствовать. Парламенту не нужна разруха в стране, - сказал с вздохом генерал-майор. – Так что будьте на чеку, Стальной, Чудотворная.
- Да, сэр! – мы с Эдом хором отсалютовали Мустангу.
- Кстати… - начальник прищурил глаз. – С кем вы оставили Камиллу и Алекса Сэндсонов?
- Э-э-э… Мы торопились, поэтому оставили их одних в доме, запретив им выходить и открывать кому бы то ни было дверь… - проговорила я.
- БОЛВАНЫ! – гневно прокричал Мустанг. Мы с Эдвардом аж на цыпочки встали. – Детей нельзя оставлять одних! Данте наверняка захочет забрать и их жизни вместе с отцовской!
М-да, все-таки мы действительно порой сначала делаем, а потом уже жалеем, вляпавшись в неблагоприятные для нас последствия.
- Сейчас же возвращайтесь в особняк и впредь если соберетесь отлучиться, то оставляйте кого-нибудь из знакомых присматривать за детьми! – генерал-майор провел рукой по лицу и указал нам на дверь.
- Есть, сэр… - мы развернулись и вышли из кабинета. После чего как сумасшедшие понеслись к главному входу…

* * *
Дождь все лил и лил, как будто кто-то наверху включил гигантских размеров душ. Зонтиков у нас не было, поэтому пока мы бежали, то промокли насквозь.
- Э… Эд… С-скажи мне… - через вдохи говорила я. – К… Кто такая эта Да… Данте?
- Она очень опасный человек, - сказал Эдвард. Видать, так носиться, да еще с протезами, ему было не впервой, потому он дышал ровнее и говорил четче меня. – Раньше Данте была любовницей моего отца. Мно-ого лет назад… Они вместе создали Философский камень. На протяжении многих лет она меняла свое тело с постаревшего на более молодое. В недавнем прошлом Данте собрала группу из гомункулов, что ей подчинялись, и стала искать алхимиков, которые могли создать для нее камень для очередного перемещения души.
- И… И ее выбор пал на вас с Алом? – спросила я.
Мы завернули за угол и побежали дальше. При этом моя нога слегка проскользнула по мокрой мостовой, и я чуть не упала.
- Да, - продолжал Эд. – Тогда мы были заняты поиском камня, чтобы вернуть наши тела в норму после неудавшейся попытки вернуть нашу мать… Я не говорил: из-за моей ошибки Ал тогда лишился тела и был лишь душой, заключенной в доспехи.
- А ты лишился правой руки и левой ноги, - добавила я.
- Ага, - кивнул друг. – Вот потому мы и занялись поиском того, что могло бы обратить результат этой ошибки. Данте ухватилась за это и приказала гомункулам всячески оберегать нас от излишних опасностей. Сама же она тем временем выбирала подходящий для создания камня город. Выбор в итоге пал на Лиор. Ишварит по прозвищу Шрам довершил остаток дела: он создал сам камень. Ал же стал контейнером для него. Ну и потом, естественно, Данте решила забрать готовенькое, предварительно в который раз поменяв престарелое тело на тело своей молоденькой прислужницы Лайлы (жаль девчушку, к слову сказать). Но вот неприятность…
- Что? – вопросительно посмотрела на Эда я.
- С каждым новым перемещением душа хуже держалась в теле, из-за чего то начинало рано истлевать, - с усмешкой произнес тот. – Для скрытия запаха Данте брызгалась духами. Так же делал и мой отец, поэтому я вскоре сумел узнать ее. Однако эта ведьма сперва внаглую хотела соблазнить меня, а затем прикончить, отправив в ваш мир. Но туда попала только моя душа, поэтому я случайно оказался в теле парнишки, что являлся моим межмировым двойником. Паренек погиб, а я выбрался обратно. Ну а дальше меня убил Зависть, с коим ты уже имела счастье познакомиться…
- Так ты умирал уже однажды? – наверное, мои глаза были похожи на два блюдца, ибо Эдвард хохотнул, затем ответил:
- Да. Зависть прямым ударом пробил мне грудь, и я моментом скончался. Затем Ал вернул меня обратно, при этом пожертвовав собой как Философским камнем. Ну а потом уже и я вернул его в этот мир. Сам же каким-то чудом оказался в вашем, да и остался жить вместе с отцом, которого, кстати, туда отправила опять же Данте…
- Все ясно… - протянула я. Сказать, что история Элрика меня удивила, значит не сказать ровным счетом ничего. Впрочем… у меня тоже свои есть сюрпризы. Но это я уже расскажу ему тогда, когда буду абсолютно уверена в нем. Чувствую, что этот момент наступит скоро…
Наконец мы прибежали к особняку.
- О черт, только не это! – проговорил с некоторым испугом в голосе Эд, подбегая к хлопающей от ветра открытой двери.
- Похоже, кто-то проник в дом, - сказала я, забегая в дом следом за парнем.
Забавно… И где же одышка?.. Ладно, не до того!
- Не просто проник – вломился без тени скромности, - протянул друг.
- Камилла! Алекс! – громко позвала я детей.
Тишина в ответ. Мое сердце екнуло – неужто…
- Эй! Отзовитесь, малышня! – крикнул следом Эд.
Снова молчание. Все, теперь очевидно, что дети пропали. А точнее: их похитили.
Вдруг где-то скрипнула дверца. Мы вдвоем побежали в столовую. Из нижней части буфета вылезла Камилла. Девочка была вся бледная от испуга.
- Камилла! – я подбежала к девочке и обняла. – Слава богу, с тобой все в порядке?
- Кто это сделал? И где твой брат? – спросил Эдвард, подойдя.
- Это… Две тети… Одна черноволосая, и от нее пахло тухлым мясом, а другая была бледная, со светлыми волосами… Они забрали Алекса, - сквозь слезы проговорила Камилла. – Они и меня хотели забрать, но я спряталась…
Я гладила бедняжку по спине, стараясь успокоить. Девочка вся судорожно дрожала.
- Почему они это сделали? Кто они? Я хочу к па-а-а-апе-е-е-е-е… - она разрыдалась в голос.
Сердце у меня сжалось. Слезы вообще очень щемящее душу зрелище, а уж тем более детские слезы горя. Мне сразу вспомнилось, как я плакала, когда пришло извещение о смерти Кристиана… Такие же слезы…
Я поглядела на Эда. Тот стоял, опустив взгляд в пол. На лице у него была досада и сожаление. Наверняка он чувствовал себя виноватым…
- Мы должны срочно отправиться на поиски Алекса, пока не стало слишком поздно, - решительно сказал в итоге парень, подняв глаза.
Я кивнула, отпуская Камиллу. Эдвард подошел к телефону и быстро набрал номер.
- Алло, Уинри? – заговорил он через пару минут. - Прости, что отвлекаю… Да, да, я знаю, что у тебя полно работы. Но у меня к тебе просьба. Это не терпит промедления. На кону человеческая жизнь… Я тебе потом все объясню… Уинри, мне некогда выслушивать твои нотации! В конце концов!.. Приходи по адресу Третья улица, дом пять, и подбери девочку. Все, все вопросы потом! Пока!
Эд положил трубку.
- Идем, Жени. Надо торопиться, - сказал он.
Я кивнула, и мы вместе ринулись от дома вниз по улице…

* * *
-Эдвард-

Никак не думал, что я спортсмен. Чтоб пробегать сто-олько километров с минимальной передышкой! Ну да в критических ситуациях с зашкаливающим уровнем адреналина в крови чего только не бывает…
Мы наткнулись на Данте и ее помощницу на перекрестке неподалеку от центрального штаба.
- Данте! – крикнул я вслед знакомой женщине в коричневом платье.
Та вместе со спутницей обернулась.
- Ну надо же… Вот уж кого не ожидала увидеть, так это тебя… Эдвард Элрик… - проговорила с усмешкой Данте.
- Аналогично, Данте… - со злобой произнес я. – Отпусти мальчугана!
- Ты об этом? – ее помощница (кажется, ее зовут Мелисента) кивком указала на перепуганного Алекса, которого она крепко прижала к себе, при этом приставив к горлу кинжал. – А с какой стати?
- Иначе вы поплатитесь… - я хотел было хлопнуть в ладоши, но Жени остановила меня, схватив за руку.
- Нет. Она успеет вспороть ему глотку прежде, чем мы успеем что-либо предпринять… - сказала она.
Мелисента ухмыльнулась.
- А девчонка смышленая… И вправду: полоснуть лезвием по горлу – дело гораздо более быстрое, нежели попытка этому помешать… - проговорила она негромко. – Так что не дергайтесь…
Я тихонько прорычал, но подчинился. Терпеть не могу такие ситуации…
- Снова за старое, Данте? Снова будешь жертвовать миллионами людей ради собственной прихоти? – спросил я, сурово глядя на ненавистную женщину.
Алхимик усмехнулась. Белый вязаный шарф и вправду скрывал половину ее лица. Наверняка гниение зашло очень далеко и обезобразило ее…
- И что? Я же говорила тебе: я буду делать это хоть до бесконечности. И никто не остановит меня, - произнесла она.
- Не думаю, - послышался знакомый голос из-за спин дам.
Это генерал-майор Мустанг с командой и майор Армстронг прибыли.
- Лучше тебе сдаться, Данте. И твоей помощнице тоже… - сказал спокойным, со стальными нотками тоном Мустанг.
- Какие люди… Огненный Алхимик и Дюжерукий Алхимик со своими шавками-подопечными… - фыркнула алхимик.
- Отпустите мальчика. Если попытаетесь что-то выкинуть, я выстрелю, - сказала майор Хоукай, направляя пистолет на Мелисенту.
Та негромко чертыхнулась, но убрала кинжал от горла мальчишки.
- Генерал-майор, но как вы… - хотел было задать я вопрос.
- Нам позвонила твоя подружка-механик. Она сказала, что в особняке Сэндсонов полный кавардак, а вы вдвоем с Чудотворной направились куда-то… - сказал Мустанг.
Из-за спины Армстронга вышли Уинри вместе с Том, который держал на руках Камиллу. Ну Уинри… Ну молодец!
Данте прикрыла глаза. Мелисента же скривилась от злости, а затем вдруг воскликнула:
- Все равно невинная душа будет наша!
И тут она резко вогнала кинжал Алексу в живот.
- Черт! – Хоукай начала стрелять.
Данте провела чем-то по лбу умирающего мальчугана, а затем они с Мелисентой бросились бежать.
- Стоять! Росс, Блок, Хавок, Фалман, за ними! – отрывисто приказал генерал-майор.
Все четверо кивнули и побежали следом за преступницами…
Дождевые капли смешались с кровью на мостовой. Было бесполезно пытаться спасти Алекса: ранение было прямиком в брюшную артерию, а это приводит к неизбежной смерти…

* * *
Маленькую Камиллу в состоянии полного шока отвезли в госпиталь. Тело же Алекса похоронили на следующий день на городском кладбище. Опять же под дождем…
Сколько раз еще на моих глазах будут умирать люди?.. Не знаю… С каждым разом в моем сердце появляется все больше шрамов, которые при малейшем напоминании начинают сильно болеть. С каждым разом моим нервам становится тяжелее выдерживать все это. С каждым разом душа стремиться уйти из этого мира, чтобы больше не было так больно… Пускай гибнут и не очень хорошо знакомые мне люди, но это люди. Может, я слишком сильно переживаю?.. Нет. Просто я тоже человек…

- Ту фуи, эго эрис (Tu fui, ego eris, примеч. Авт.)… - негромко проговорила Жени, когда мы неторопливо шли с кладбища к казармам.
- Чего? – сипловато спросил я. Видимо, эмоциональный стресс сказался на голосе…
- Это латынь, - пояснила она. – «Я был тобой, ты станешь мной». Такую надпись обычно древние римляне писали как эпитафию на надгробие…
- М-м-м… - промычал я, кивнув.
- Эд… - Женевьева посмотрела на меня. – Я надеюсь, ты не собираешься впадать в депрессию из-за гибели Алекса?
Я фыркнул.
- Я видел многое… Поверь: одна смерть – не тысячи… - проговорил я. – Переживу как-нибудь…
Подруга приулыбнулась.
- Радует… - сказала она.
- Да уж… - произнес я.
Пару минут мы молчали. Потом Жени обхватила мою руку.
- Чего ты? – несколько удивился я.
- Надеюсь, что у тебя будет до-олгая жизнь… - пробормотала она, склонив голову.

А дождь все лил и лил… Словно небо в тот момент лило слезы по ушедшей недавно из бренного мира душе…

Добавлено (30.06.2009, 16:49)
---------------------------------------------
Глава восемнадцатая, или глава-отступление вторая. Доверие и воспоминания.

-Эдвард-

Я глубоко вдохнул и потянулся. Было так здорово стоять на вершине высокого холма, в потоках теплого летнего ветерка и под лучами жаркого солнца…
Минул последний месяц зимы и вся весна с тех неприятных событий. Ни Данте, ни Фламель не появлялись нигде. Мы с Жени решили перенести отпуск на более благоприятное время года, чем весна. И не прогадали: всю весну на улице было слякотно. Каждый день лил дождь, а небо было закрыто свинцовыми тучами. Угнетающая и не лучшая для отдыха погода. Потому мы поработали и, когда наступило лето, ушли на заслуженный отдых. Хоть Мустанг и отпустил нас с большой неохотой… Ну да не все же время нам на него ишачить?..
Так… На чем я остановился? Ах да, лирика, лирика… Природа, красота, душевный подъем… бла-бла-бла… Кстати, я не сказал: отдыхать мы поехали в Ризенбург. Ну, Жени взяла ведь с меня слово. Надо уж держать его. Тетя Пинако немало удивилась, увидев нас с Алом. Опять подколола, сказав, что я не особенно вырос (ну да, сравнила с Томом, который выше меня на голову…). Анна, Жени и Том быстро с ней разговорились о всяком. Уинри к ним присоединилась. Ну а потом я, Ал, а с нами Жени и Анна умотали прогуляться по деревне.
- Что, чувствуешь себя на вершине мира? Или царем горы? – с усмешкой спросила Жени, забираясь на холм и становясь рядом со мной. Перед отъездом она подзакупилась одеждой, и сейчас на ней были короткие белые бриджи, белая майка и белые кроссовки. В общем, леди в белом.
- Снова шутки? – усмехнулся я. – Ну-ну…
- Чего ну-ну? Баранки гну и кренделя закручиваю, - сказала подруга с нахальной ухмылкой.
Высоко в небе проплывали пушистые белые облака. Лето явно баловало хорошей погодой, что не могло не радовать.
- Ты не говорил, что у вас в Ризенбурге так красиво, - протянула Женевьева, глядя вокруг.
- Ну… Так говорят все, когда приезжают сюда, - хмыкнул я. – Для меня же это просто тихое местечко, где можно отдалиться от всяческой городской суеты.
- И это тоже. Э-эх, - Жени потянулась. – А куда потом поедем?
- М, ну я хотел бы наведаться к нашему с Алом учителю алхимии. Чисто для того, чтоб узнать, как она поживает, - ответил я.
- Оу, я бы хотела с ней познакомиться. Ведь, как я поняла, это женщина? – улыбнулась подруга. – Наверняка милая, хорошая…
Я нервно хохотнул.
- Ну… я бы так не сказал… - проговорил я. Затем просто улыбнулся. – Но вообще она была хорошей, беспокоилась за нас как за родных… Странно, что Ал ничего не рассказал мне о том, где она и как она.
- Хм… А ты спрашивал? – Женевьева плюхнулась на траву и убрала прядь волос за ухо.
- Не помню уже, - почесал в затылке я.
- Так попробуй спроси. Пойдем, - Жени встала и потянула меня за собой.
Я покорно пошел с ней.

* * *
- Учитель? Э-э-э-э… - Ал несколько замялся, отведя взгляд куда-то в сторону. – Я и сам толком не знаю. В последний раз, когда я закончил у нее обучение заново алхимии, она была не в лучшем состоянии.
- Правда? Хм-м… Плохо… - протянул я. – Как думаешь, хорошая идея – навестить ее в Дублисе?
Брат кивнул.
- Да. Будем надеяться, она будет рада нашему визиту! – сказал он.
В этот момент в комнату вошла Уинри с ящиком деталей. Она выронила его как раз на фразе Ала, и тот с грохотом упал на пол. Я, Ал, Жени и Анна оглянулись на нее.
- Уинри, ты чего? Надо осторожней быть! – Том подошел к ней и стал собирать вывалившиеся из ящика детали.
- Вы… говорили об Идзуми? – спросила механик у нас.
- Э… ну да, об учителе, - кивнул я. – А что?
Уинри опустила голову.
- Ее… два… назад… - еле слышно пробубнила она.
- Что? Повтори, Уинри, - попросил Ал.
- Ее не стало два года назад! – твердо и громко сказала механик.
Мы с братом обомлели.
- Как?.. Учитель… умерла?.. – первым отошел Альфонс.
- Да. Я очень расстроилась, узнав об этом от ее мужа. Я ходила к ней на могилу… - Уинри закусила губу. – Мистер Кертис говорил, что она стала совсем плоха и не вставала с кровати. В конце концов, ее недуг взял над ней верх…
Еще один знакомый, близкий человек ушел из этого бренного мира… Что ж, у учителя правда были серьезные проблемы со здоровьем. Так что стоило ожидать того, что рано или поздно она скончается. А все-таки жаль…
- В таком случае поедем навестить ее могилу, - предложила Жени.
- А заодно Мейсона и мистера Кертиса, - добавил Альфонс. – А, братишка?
- А? М, да, да… - отвлекаясь от своих мыслей, произнес я.
Женевьева поглядела на меня.
- У-у-у, кому-то нужна тотальная встряска! Так, идите сюда, сударь! – она цапнула меня за руку и потащила за собой из комнаты.
- Эй, ты чего? – изумился я.
Мы вышли из дома на задний дворик. Подруга встала напротив меня и уперла руки в бока.
- Эдвард Элрик! – она резко подняла руку и ткнула в мою грудь пальцем. Я аж дернулся. – Тебе надо отвлечься от мрачных мыслей. Сейчас ты будешь учить меня драться!
- Ч… Чего??? – моя нижняя челюсть опустилась на максимум. Я был удивлен еще тогда, когда эта девушка сказала, что хочет учиться у меня алхимии. Но чтобы драться?!
- Того! Давай, говори, что да как там… - Жени встала в какую-то несуразную позу, в принципе похожую на боевую стойку.
Я выдохнул.
- Жени, зачем? У меня все нор-маль-но, если ты об этом! – проговорил я.
Подруга покачала головой и подошла очень близко ко мне. Я немного не ожидал, что настолько близко…
- Вижу я, как у тебя все нормально. Эд, ты не слишком умеешь врать на тему себя, - серьезно сказала она. – Перестань. Мы же друзья, зачем скрывать что-либо?
На последних словах тон ее голоса прозвучал несколько неуверенно. Ну-ну… Похоже, кто-то скрывает побольше моего.
- В общем… - Женевьева потеребила прядь своих черных волос. – Не нужно утверждать, что все хорошо, если что-то тебя тревожит. Лучше скажи – тогда легче будет. Я тебя поддержу! – она улыбнулась и подмигнула.
Нет, все же не перестаю удивляться этой девчонке-полугомункулу. Сама старается не унывать и других стремиться поддерживать. Я не сдержал улыбки.
- Хорошо, я попробую, - согласился я.
- То-то! – довольно сказала подруга. – И вообще: улыбаться тебе идет больше, чем хмуриться!
Я слегка смутился.
- К-как скажешь… - протянул я.
- Ну, а теперь… - Жени снова встала в стойку. – Учи меня драться!
- Так ты серьезно?! – я аж упал на траву от удивления.
- А как же иначе? Не ленись, Элрик! Я хочу драться не хуже вашего! – решительно сказала Женевьева.

* * *
Н-да, девчонки хило дерутся. Хотя, видимо, есть и исключения. Так вот: Жени была явным исключением. Стоило ее обучить паре-тройке простейших приемов, как она стала для меня серьезной соперницей в спарринге. После обучения мы устроили несколько тренировочных боев. Я выиграл три, а Жени – два. Три закончились вничью. Решив, что на сегодня хватит, я предложил подруге сходить на реку. Она согласилась.
- Эд, а когда ты был ребенком… Вы с братом часто здесь играли? – вдруг спросила Женевьева, когда мы неторопливо шли по берегу.
- А, ну-у… Вообще да, и не только мы вдвоем: Уинри тоже с нами играла, - проговорил я. – И еще одна девчонка… м-м… имя как-то забыл… Дженнифер, похоже.
- М-м… - кивнула Жени. – Хорошее наверняка было время.
- Да… - согласился я, забрав руки за голову. – Мама тогда еще была жива… Да и родители Уинри одно время тоже…
- А что родители Уинри? Они тоже умерли? – поинтересовалась подруга.
- Ну… Они погибли во время Ишварской войны… - сказал я.
- Оу… У вас у всех много трагичного в прошлом… - протянула Жени, начав накручивать прядь из челки на палец.
- М… Ну, оно конечно да, но не стоит из-за этого убиваться. Жизнь-то на месте не стоит! – сказал я, улыбнувшись.
- Это точно! – кивнула с улыбкой Женевьева.
Снова молчание, фоном которого был плеск воды в речке. Уже вечерело, и от света закатного солнца вода приобрела оранжево-золотистый цвет. Небо, к слову, было таким же, плюс самая близкая его часть была багрово-малиновой.
- Жени… - начал было я.
- Знаешь, можешь звать меня Виви, - усмехнулась подруга.
- Виви? – я несколько удивился.
- Ну да, - пожала плечами Жени. – Так меня в детстве звал мой отец… да и потом тоже… Так что не привыкать! Виви, Вив, как хочешь.
- М… ладно… Виви… - протянул я.
- Ты что-то хотел спросить? – Женевьева вопросительно посмотрела на меня.
- А… это… забыл уже! – рассеянно усмехнулся я.
Жени хохотнула. Затем с хитрой ухмылкой приостановилась, нагнулась к речной воде… и плеснула на меня.
- Эй! – возмутился я.
Подруга рассмеялась и побежала вперед.
- Чтобы отомстить, попробуй догони! – крикнула она.
- Ах так!.. Ну держи-ись!!! – я побежал следом за Жени.
И вот так мы, смеясь, бежали по берегу реки до самого дома Рокбеллов. Можно сказать, что день прошел не зря. И… похоже, что я учусь доверять друзьям. По-настоящему доверять…

0

8

Глава девятнадцатая. В Дублис! Последние слова учителя.

-Эдвард-

Снова в пути. Мерно стучат колеса поезда по рельсам. Музыка дороги, как я говорил ранее…
Правда, на сей раз настроение у меня было не ахти – из-за осознания того, куда мы едем. А ехали мы, как и договорились, в Дублис. М-да… Несмотря на то, что наша с Алом учитель алхимии была еще тем кошмаром, мы ее все равно уважали и в какой-то степени любили. Как и она нас, я так думаю… хотя кто ее знает… Во всяком случае ее помощь тогда, во время нашей борьбы с гомункулами, была очень нужной…
Ладно, Жени ей-ей права – надо перестать думать о плохом и настраиваться на вещи получше.
- Ма-ам, скоро мы уже приедем? – послышался девичий голосок позади.
- Скоро, дочка, потерпи, - сказал женский голос.
Забавно, но голос девчушки мне показался знакомым. Хм, когда и где я мог его слышать?..
Стоит, кстати, сказать, что одет я был как прежде – в черный жакет с белой окантовкой, черные штаны с коричневым ремнем, черные ботинки на высоких протекторах. Плащ лежал в чемодане, лежащем на полке наверху вместе с остальным скарбом, что мы с собой взяли.
Тут я почувствовал, что кто-то тычет мне в плечо. Я обернулся… и встретился лицом к лицу с девчушкой лет четырнадцати. Она широко улыбнулась.
- А я тебя помню! Ты когда-то с человеком в доспехах спас поезд от бандитов! – сказала девчушка.
- Ой, так это ты? – вклинился Ал. – Надо же, и не узнать! Ну да потому что много времени прошло.
Девчушка вопросительно посмотрела на него.
- Я был тем человеком в доспехах… - пояснил брат.
- А-а! Ух ты. Так вот какой ты без них! – с улыбкой произнесла девчушка.
- О спасении какого такого поезда идет речь? – поинтересовалась Жени.
- Да так… Случилась одна история, когда мы с Алом много лет назад добирались до Сентрала, - пояснил я. – На поезд, в котором одновременно ехала одна важная персона, напали бандиты. Ну, мы с Алом решили погеройствовать… В итоге все враги были арестованы, а Мустанга повысили за успешную поимку банды… М-да, тогда мы попусту на него поработали. Я ведь тогда еще не был государственным алхимиком, и лет мне было всего одиннадцать.
- Понятно. Значит, вы уже начали становится знаменитостями еще тогда, - с улыбкой протянула Анна.
Девчушка продолжала рассматривать нас с Алом.
- А у тебя все такая же крутая рука, да? – спросила она у меня.
- Да, все такая же, - кивнул я, подзакатывая рукав и показывая металлическое запястье.
- Понятно, - улыбнулась девчушка.
Поезд внезапно дернулся и стал замедлять ход, пока не остановился совсем.
- Станция «Дублис»! Поезд номер пятьсот тридцать два прибыл на станцию «Дублис»! – прокричал смотритель станции снаружи.
- Ой, нам выходить пора, - сказала Анна.
- Думаю, еще свидимся! – сказал я старой знакомой и, взяв сверху чемодан, пошел следом за друзьями на выход…
… Знакомые все виды. М-да, а ведь да-авненько я здесь не бывал! Ну-с, поглядим, что здесь да как.
- О, Эдвард, Альфонс, Уинри, привет! – помахал нам рукой Мейсон. Он как раз направлялся к мясной лавке, которую держал муж нашего учителя.
- Здравствуйте, мистер Мейсон! – помахала рукой вместо нас с братом Уинри. – Как у вас тут дела?
- Да ничего, все так же – потихоньку, - усмехнулся знакомый. – А я смотрю, Эд еще несколько подрос.
- К вашему сведению, я подрос даже не несколько… - протянул я с нервной ухмылкой.
- Эд, только не начинай заводиться, - похлопала меня по плечу Жени, а затем подошла к Мейсону. – Я Женевьева, рада знакомству.
- А я Анна, тоже очень приятно! – подошла рядом Анна.
- Взаимно, леди! – слегка поклонился Мейсон.
- Всем бы мужчинам иметь такие манеры. А то некоторые просто мужланы неотесанные! – проговорила Женевьева и косо глянула на меня.
- Эй, что за намеки?! – возмутился я.
Все вокруг только засмеялись. А, ладно, ну вас всех… Мы всей компанией прошли в лавку…

* * *
- Значит, вот как все было… - я выслушал более подробный рассказ от мистера Кертиса про то, как себя чувствовала учитель в последние дни жизни.
- Уинри она верно сказала беречь вас – вы ведь все время влипаете в разные истории, - проговорил Мейсон.
- Но не мы же в этом виноваты, - с легким раздражением произнес я.
- Правильно, все дело в генах: умение притягивать неприятности у вас в крови! – хохотнул Том.
Жени посмотрела на него взглядом, означающим, что шутка в данной ситуации была явно неуместна. Парень стыдливо опустил взгляд вниз.
- Идзуми оставила еще кое-что, - мистер Кертис подошел к шкафчику и, открыв верхние дверцы, начал копаться там. – Она просила передать тебе это лично в руки, Эдвард.
Я несколько удивился. Вот уж не думал, что у учителя будет что-то личное для меня.
- В последние дни Идзуми решила покопаться в старых книгах по алхимии. Она просила меня приносить старинные фолианты из библиотеки в соседнем городе. Однажды я заглянул к ней: она сидела и что-то переписывала на листки бумаги из потрепанной книги, - мистер Кертис выудил из шкафчика небольшую шкатулку. – Это-то она и велела передать тебе.
Он протянул шкатулку мне. Я взял ее.
- Думаю, ты разберешься с тем, что она тебе оставила после смерти… - проговорил мистер Кертис.
Я выдохнул и кивнул.
- Постараюсь… - сказал я…
Через некоторое время я уже сидел на улице и разглядывал шкатулку.
- Ну что, открывать будешь? – заглянула мне через плечо Жени.
- Хм… Естественно буду… - ответил я.
- Так давай, чего тянуть-то? – подсела она ко мне.
- Да я… просто задумался… Что могла учитель искать перед смертью в книгах по алхимии? Причем очень старых… - протянул я задумчиво.
Женевьева хмыкнула.
- А ты прав… Хороший вопрос… - согласилась она.
Я вздохнул и решил открыть шкатулку. Внутри лежало несколько листков бумаги, исписанных с обеих сторон. Я взял их в руки и стал читать вслух.
- «Дорогой Эдвард»… Ха, уж так сразу «дорогой». Интересно! – усмехнулся я.
- Не отвлекайся, а читай дальше. Комментировать потом будешь, - отвесила мне легкий подзатыльник подруга.
- Ладно, ладно! Читаю… - проворчал я и стал читать дальше. – «Дорогой Эдвард, я очень и очень надеюсь, что эти записи попадут-таки в твои руки, и ты их прочтешь. Без всяких ядовитых комментариев, естественно, поскольку все, что я напишу дальше, абсолютно серьезно. Изучая когда-то алхимию, я и понятия не имела о том, что существуют еще более секретные вещи, которые запрещено делать строжайше. И даже строже, чем человеческое преобразование или создание Философского камня. Пока я лежала немощная в кровати, мне однажды в голову вспомнился тот момент, когда я была у Врат. Я не говорила раньше… После того, как они забрали у меня сына-гомункула, из Врат ко мне вышла девушка. Ее кожа и волосы были белые как бумага, на ней была черная мантия, а в руках была коса, древко и лезвие которой обвивал красный плющ. У нее были пронзительно-синие глаза с вытянутым зрачком. Тогда она предупредила меня, чтобы я более не сотворяла повторной ошибки и уберегла от подобных других. Мне стало любопытно: кто это могла быть? И я стала искать. Я просила мужа приносить для меня книги из библиотеки соседнего города. Причем не абы какие, а именно старинные фолианты авторства алхимиков, живших задолго до нас… И я нашла там описание этого существа. Его видел лишь один из алхимиков. И удивительно, как его записи сохранились: ведь алхимик этот жил в том государстве, что когда-то было на месте Аместриса, Сина, Драхмы, Аэруго и Креты вместе взятых. Судя по записям, это государство погибло из-за того, что сделала группа алхимиков. А именно призвала в мир это существо. То, что верующие люди обычно понимают под Сатаной или Богом, гадальные карты олицетворяют как Смерть или Перерождение… Да, не удивляйся. Алхимики – люди не верующие по своей натуре, однако иначе я это существо не могу определить. Ибо оно и не добро, и не зло в привычных для нас понятиях… Она дарит мудрость нашедшим ключ, но в то же время забирает что-то в наказание за нарушение запрета. Она покровительствует алхимии нашего мира, но в то же время способна уничтожить его, если призвать ее. Ее облик меняется в зависимости от того, как человек представляет себе ее. Если не представляет вообще, она и является ему черным ничем… Я написала тебе все, о чем узнала. Надеюсь, что в нашей стране не найдется таких глупцов, которые захотят когда-либо пробудить это существо. Если же таковые найдутся… возможно, ты поспособствуешь тому, чтобы они не смогли добиться поставленной цели… На сем прощаюсь. Не забывай того, чему я тебя учила. И будь осторожен…»
Когда я закончил читать, то был в полнейшем шоке. Похоже, для меня открылась последняя и самая сокровенная тайна алхимии… Господи, я скоро начну жалеть о том, что стал алхимиком в принципе!
- М-да, вот так новости… Эд, что думаешь на этот счет? – после минутного молчания спросила Жени.
- Я не знаю, честно говоря, что и думать… Я просто в шоке! – ответил я. – Теперь главное, чтобы никто об этом не узнал.
- Это уж точно. А то плохо будет! Причем не столько нам, сколько всему Аместрису, - проговорила подруга.
- И не только – соседним государствам – Драхме, Крете, Сину и Аэруго – тоже может достаться… - добавил я.
- Наверное, надо рассказать об этом остальным… - Женевьева вопросительно посмотрела на меня.
- Да, думаю, надо, - кивнул я.
Мы встали и пошли к мясной лавке. Я все с досадой думал, в какую историю мы вляпаемся, если такое станет известно Данте или Фламелю. Или им обоим…
Мимо нас проскочила черная кошка. Я только косо глянул ей вслед, когда она скрылась за забором соседнего дома…

* * *
- Вон оно что… Это точная информация? – спросил Фламель, продолжая глядеть на заходящее солнце за окном.
- Нет, блин, на самом деле Креветка и Чудачка обсуждали будущий трактат о цветочках, который они пошлют в качестве доклада товарищу Зажигалке! – с иронией фыркнул Зависть. – Ясен перец, точная!
- Ты мне не хами, а то я знаю, как можно тебя живо приструнить, - Николас коротко обернулся к гомункулу. Очки недобро блеснули в свете заката.
Зависть тихонько прорычал.
«Все-таки этот старый хрыч знает, на какие рычаги надавить… Ну ничего, сделаю ему подлость и сыграю на два фронта… То-то веселье будет, когда за братьями Элриками и их подружками начнут охотится сразу две компании! Особенно весело это будет для самих целей охоты…» - подумал он и внутренне ухмыльнулся.
- Ладно, пойду еще послежу за этими человечками. Вдруг еще что узнается… - сказал гомункул и направился к выходу.
На улице он, однако, не стал превращаться в кошку, а пошел так…

* * *
- Хм, с чего вдруг ты пришел ко мне, Зависть? – поинтересовалась Данте у гомункула, сидя в кресле. Подле нее стояла Мелисента.
- Да так… Решил вот кое-какую новость сообщить… Она на вашу излюбленную тему – «Элрики и алхимия», - с ухмылкой произнес Зависть.
- О-о-о, вон как… Ну, в таком случае, можешь рассказать мне… - видимо, алхимик улыбнулась – за шарфом, что скрывал ее лицо, этого видно не было, но можно было угадать по тону голоса.
Гомункул стал рассказывать все, что подслушал, пока был в облике кошки. С каждым словом вид у Данте становился все более задумчивым. Она прикрыла глаза. Затем сперва негромко, но затем все громче стала смеяться.
- Любопытно, любопытно! Наверняка это существо бессмертно и неподвластно старению. Можно будет попробовать призвать его, при этом учитывая ошибки предшественников, - сказала алхимик. – И там… ох-хо-хо…
Зависть усмехнулся. Внутри он ликовал – его афера удалась. Теперь ненавистные Элрики наплачутся! И из мира сгинет множество жалких людишек.
- Спасибо, что рассказал мне об этом, Зависть… сын мой… - Данте с трудом встала с кресла и подошла к гомункулу. Она положила руки в перчатках ему на плечи.
- Не забывай – тебе будет противостоять Фламель. А этот старикан достойный соперник. Тем более у него есть то, чего нет у тебя – время, - сказал Зависть.
- Не волнуйся… Уж с этим мне поможет Мелисента… Правда, Мелли? – алхимик глянула на свою подопечную.
- Конечно, госпожа. Я окажу вам любую услугу, только попросите, - сказала Мелисента, слегка поклонившись.
Данте слегка прищурилась.
- Поверь мне… Твоя услуга понадобится мне очень скоро… после чего я вынуждена буду с тобой попрощаться, дорогая… - проговорила она неслышно…

Добавлено (30.06.2009, 21:33)
---------------------------------------------
Глава двадцатая. Страсти накаляются. Ссора.

-Эдвард-

Мы пробыли в Дублисе с неделю. После чего уже пришлось возвращаться в Сентрал – ибо наш с Жени отпуск окончился. Однако возвращение нас ждало далеко не радостное…

- Вы… говорите, что в Раш Велли начали пропадать люди? – недоуменно спросил я у генерал-майора, когда мы с подругой были у него в кабинете.
- Именно. И не только: в ближайших городах – Дублисе, Ист Сити и даже Сентрале – тоже были обнаружены пропажи людей, - сказал Мустанг. – Словно над нашей страной снова сгущаются тучи, предвещающие недоброе…
Я тихонько прорычал. Вот же черт! Так и знал, что хорошие, спокойные дни долго не продлятся! Словно начались массовые сборы жертв для… для… О нет! Меня как громом поразило…
- Эд? Эд, ты что? – Жени взяла меня за плечи. – Почему ты так напуган?
- Камень… они опять хотят его создать… и… неужели… Они не могли!.. А-а, кошка! – я схватился руками за голову и досадно простонал.
Зависть… Он был той кошкой! Он все слышал и наверняка рассказал все Фламелю! Только не это! Хуже и быть не может! Если только не… Тогда все пропало…
- Стальной, что значит твое бредовое бормотание? – вопросительно посмотрел на меня генерал-майор.
- Генерал-майор… - я не знал, как бы объяснить это начальнику. Ладно, сейчас выкрутимся. – Понимаете… Сейчас стране действительно угрожает огромная опасность. Если мы не предпримем меры, то погибнут миллионы… миллиарды людей! И не только в нашем государстве!
Мустанг удивился.
- Если все так серьезно, как ты говоришь… то что же предлагаешь делать? – спросил он.
- Нужно как можно скорее разыскать и схватить Николаса Фламеля и Данте! – твердо сказал я. – Поднять какие есть силы и схватить! Иначе случится беда!
Генерал-майор нахмурился. Наверняка внутренне ему не нравилось, что команды ему отдает какой-то мальчишка, но в данной ситуации иначе было нельзя.
- Хорошо, - сказал он. Затем взял трубку с телефона на своем столе, быстро набрал номер и через несколько минут заговорил: - Майор Хоукай? Скажите главнокомандующему, что я хочу его видеть. Дело чрезвычайной важности. Хорошо. Благодарю.
Мустанг повесил трубку.
- Я так понимаю, сами вы отсиживаться в тихом местечке не станете? – спросил он.
- Нет, сэр. Мы не можем себе этого позволить, когда страна… когда люди в опасности, - сказала Жени.
- И вам неважно, выживете ли вы или погибнете? – генерал-майор чуть прищурился.
Мы с подругой переглянулись.
- Нет, сэр! – твердо хором ответили мы.
Мустанг прикрыл глаз и вздохнул.
- Я все не перестаю удивляться, какие отчаянные вы люди… - проговорил он. – Ладно, я сообщу вам, когда мы обнаружим Данте или Фламеля.
Начальник подошел к нам и положил руки нам на плечи.
- Все же постарайтесь быть как можно осторожнее. Я не хочу терять таких ценных подчиненных… - сказал он.
Ну да, вы как всегда, генерал-майор… Я так подумал. Но затем Мустанг меня удивил.
- И преданных товарищей тоже. Да и не думаю, что кому-либо из ваших близких захочется терять вас… Так что сделайте все возможное, чтобы не умереть на поле боя, - добавил он.
Мы с Жени так и раскрыли рты от удивления. Затем я усмехнулся.
- Не беспокойтесь. Мы ведь не дети… И мы знаем, на что идем… Так что постараемся, - сказал я.
- Беру с тебя слово, Эдвард, - ухмыльнулся генерал-майор.
Я чуть опять не обалдел. Я не ослышался, или начальник назвал меня по имени??? Это редкость… Хм, реально он ко мне относится не так плохо как я себе всегда думал… Ладно…
- Уж сдержу, - кивнул я…

* * *
Пару дней вестей из штаба не поступало. У нас все просто на ушах стояли от этого. И неудивительно – малейшее промедление может дорогого стоить! Но вот наконец в нашей комнате в казармах раздался телефонный звонок.
- Алло, это Эдвард Элрик! Слушаю вас, - сказал я, подняв трубку.
*Господин Стальной Алхимик, это майор Хоукай. У меня для вас новости, которые вы так долго ждали*, - произнес в трубке знакомый женский голос.
- Да? Отлично! И? – я даже слегка задрожал от нетерпения и нервного возбуждения. Неужели след был найден?
*Данте и Фламель недавно были обнаружены в Ист Сити. Они затевают что-то серьезное. Поезд до Ист Сити отправится завтра в восемь утра*, - рапортовала Хоукай.
- Все ясно. Спасибо, майор, - сказал я и положил трубку.
- Ну что, братишка? – посмотрел на меня Ал.
- Они в Ист Сити. Похоже, собираются делать то, что и планировали, - протянул я.
- Надо срочно отправляться, - произнесла Жени.
- Срочно не получится – поезд будет только завтра, - покачал головой я. – Придется подождать.
- Опять ждать, опять ждать! – подруга стукнула кулаком по столу. – Сколько можно ждать?! Надо действовать!
- Вив, не психуй! – сказал я жестко. – Иногда нужно уметь ждать.
Женевьева прорычала, но возражать не стала…
… Наступила ночь. Но мне лично не спалось. Поэтому я отправился прогуляться по Сентралу.
Я шел по одной из улочек. Было достаточно светло: сегодня было полнолуние, и на небе было ни облачка, так что все вокруг было освещено белым светом луны. Почему-то в голову приходили только лишь мрачные мысли. От этого только хуже становилось…
- Эй, разрешишь компанию составить? – послышался голос за спиной.
Я обернулся. Это был Ал.
- Что, тоже не спится? – спросил я с усмешкой.
- Ага… - протянул брат.
Дальше мы пошли уже вдвоем.
- Братишка… Как думаешь, у нас есть шансы победить в этой схватке? Ведь Данте и Фламель – сильные алхимики. К тому же с ними заодно гомункулы… - протянул Альфонс.
- Мне неважно, кто с ними и кто они – я должен их остановить. И все равно, что от меня потребуется для этого, - сказал я твердо.
- Только не вздумай жертвовать собой! – произнес Ал, глядя на меня.
- Ал, на карту поставлены жизни пяти стран. Пяти стран, понимаешь? А это значит миллиарды (если не больше) жителей! Так что моя жизнь… - недоговорил я.
- А МНЕ НЕВАЖНО! – крикнул брат. – Хватит уже бездумно рисковать собой!!! Ты не будешь жертвовать собой даже ради миллиардов, и точка!!!
Я глазами размером с блюдца уставился на Альфонса. Вот уж не думал, что он станет на меня кричать и указывать, что можно, а что нельзя.
- Ал… - выдохнул я.
- Ты порой дурак, брат. Совсем не думаешь головой! – обиженным тоном произнес Ал.
Мне стало совестно. Ведь он прав – если я буду поступать опрометчиво, я могу раз и навсегда распрощаться с жизнью, а он останется один-одинешенек.
- Прости… но в данном случае это не от меня зависит… - произнес я негромко, опустив голову. Челка закрыла мне лицо.
- Зависит! Ты ведь дал обещание генерал-майору? Так почему мне не можешь пообещать? – спросил брат.
Я промолчал. А что я мог сказать? Что обещание, данное генерал-майору, я могу и нарушить, а если дам такое же Алу, то это будет уже строго нельзя нарушить, что осложнило бы выполнение задачи?.. Тогда можно было бы смело отправляться мыть рот с мылом…
- Все понятно… Тогда можешь отправляться вместе с Жени… - сказал Альфонс.
Я немного удивленно посмотрел на него.
- Ал… я… - хотел было сказать я, но брат поднял руку, прерывая меня.
- Езжай с Жени. Один. Мы с Анной останемся тут и не будем вам мешать, - сухо сказал он.
Эдвард Элрик, ты самый худший, самый подлый, самый… в общем, старший брат из тебя, как из Мустанга семьянин. Знаю, дурацкое сравнение!.. Но я себя правда чувствовал паршиво. Во рту появилось противное ощущение, словно я слопал цельный лимон. Я поморщился.
- Я… все же… постараюсь вернуться… Ты же знаешь – я не пропадаю навсегда… - еле выдавил я. Голос предательски дрогнул.
Ал промолчал. Более того – отвернулся от меня и стал смотреть в противоположную сторону.
Эх, прав он: я дурак. Но что поделать? Иногда во мне играет чрезмерное геройство! И я плюю на себя, забывая о том, что у меня вообще-то еще есть родные, близкие мне люди. Кстати говоря, когда мы с Жени сообщили о своих намерениях Тому с Уинри, то Томас покачал головой и хмуро пожелал нам удачи, а Уинри и вовсе промолчала, с опущенной головой развернувшись и уйдя. Так что в данной ситуации меня могла понять только Жени, поскольку была со мной, так сказать, «в одной лодке»…
Всю дорогу обратно до дома мы шли молча. Так же и спать легли…

* * *
Всю ночь я спал плохо. Снова мучили кошмары… Вдаваться в подробности их содержания я не буду: слишком уж неприятно вспоминать это.
Встали часов в шесть утра. Завтракать не стали – кусок в горло не лез. Анна и Ал весь час, что оставался нам пробыть вместе, молчали. Притом было видно, что Анна еле сдерживается от того, чтобы не заплакать.
У меня все скребли на душе кошки. И в то же время было страшновато… Ведь было толком неизвестно, что ждало впереди. И… мы и вправду могли бы погибнуть… В общем, моя безбашенность решила уступить место паникеру здравому смыслу. И зря – потому что у меня пошла на убыль уверенность в себе и решительность. И появилось желание свалить к черту на Кулички, чтоб не ввязываться в опасную для жизни баталию…
- Уже семь. Эд, нам пора… - произнесла, нарушая тишину, Жени.
- А?.. Да, да… - кивнул заторможенно я и встал.
- Ну, Ал, Анна… Надеюсь, что до скорого свидания… - произнесла подруга, глядя на ребят.
- Езжайте уже, коли собрались… - хмуро ответил Ал.
Я посмотрел на брата, вздохнул, взял жакет формы и вышел следом за Жени из комнаты…
… Снова дорога. До Ист Сити ехать прилично. Черт, время тянется как резина. Напрягает…
- Эд… Скажи… Тебе страшно? – поинтересовалась у меня Жени.
Я поднял глаза.
- Ну… Есть немного… А тебе? – задал я встречный вопрос.
- Ужасно… - подруга опустила взгляд. – Мы с Анной еще и разругались вчера ночью, пока вас с Алом не было… Чувствую себя отвратительно…
- Мы с Алом тоже поссорились… - с вздохом сказал я. – Теперь чувствую себя худшим старшим братом в мире…
Женевьева покачала головой.
- Что ты… - сказала она, взяв меня за живую руку. - Ты замечательный старший брат. Судя по рассказам о вашем прошлом, ты просто чудо… Ты столько сделал для Ала. Да ни у кого в мире… в двух мирах нет такого старшего брата!
Я немного смутился.
- Ты мне льстишь… - проговорил я.
- Ты заслуживаешь даже большей похвалы, Эд… - приулыбнулась подруга.
Я сперва слабо, затем уже шире улыбнулся ей.
- Ну как скажешь, - согласился я.
Жени хохотнула.
- Раз так, то ты просто обязан жить! Главные герои событий не могут и не должны умирать, - сказала с уверенностью она. – Чтобы в будущем встретить прекрасную девушку, жениться на ней и вырастить прекрасных детей!
Меня малость переклинило. Я почувствовал, что щеки у меня заливаются румянцем.
- Ты забегаешь слишком далеко вперед! – промямлил я.
Женевьева рассмеялась.
- А и пусть! Главное – не унывай, Элрик! – сказала она весело.
Я улыбнулся. И правда… Надо держаться бодрее! Впереди трудное дельце, а мне надо еще выжить. Так не идти же на битву с кислой миной? Ну и вот!..

--------------------------------------------------------------------------------

0

9

Глава двадцать первая. Перед началом кошмара. Зависть.

-Эдвард-

Мы прибыли в Ист Сити примерно в три часа дня. На улице традиционно лил дождь. Свинцовые тучи покрывали все небо. Причем они были даже не серые, а практически угольно-черные. Очень угнетающая атмосфера.
- Полковник Элрик, полковник Фламель, наконец-то вы прибыли, - к нам подошла лейтенант Росс.
- Да уж… Какова обстановка сейчас? – спросил я.
- Генерал-майор и его подчиненные сейчас держат под прицелом Фламеля и Данте. Они согнали на главную площадь города уйму народу. Все эти люди – те, кто пропал несколько дней назад, - доложила Росс.
- Все понятно… Далеко до площади? – задал второй вопрос я.
- От вокзала пара десятков километров, но ничего – мы можем вас подвезти. Хоть обстановка и напряженная, - сказала лейтенант.
- Хорошо. Едем, - сказала Жени.
Я кивнул. Мы втроем направились к машине, ждущей нас на выходе с вокзала. Сев в нее, мы поехали по улицам Ист Сити до главной площади…

* * *
Да, все было так, как и сказала лейтенант Росс. Фламель, Данте, гомункулы и Мелисента стояли перед толпой людей, загнанных в круг преобразования. Команда Мустанга направила на них дула пистолетов и ружей. Тут же был и майор Армстронг.
- Повторяю еще раз: отпустите этих людей, - сухо сказал генерал-майор.
Фламель только хмыкнул на это.
- Генерал-майор, бесполезно просить этого у них, - сказал я, подойдя.
- Стальной, ты уже здесь… - проговорил Мустанг.
- Ну что, Фламель? Собираешься добиться своего? Так изволь перед смертью пояснить: на кой черт тебе призывать неизвестное существо и уничтожать всех людей? – холодно спросил я.
- Просто мне хочется умереть, - спокойно ответил Николас.
От удивления глаза мои стали размером с блюдце.
- Э, старикан! А на кой хрен тогда и миллиарды жизней с собой утаскивать, а? Совсем сбрендил?! Маразм заиграл?! – возмущенно воскликнул я.
- Мне плевать на жителей этого мира… Мне только нужно, чтобы то существо, что правит Вратами, что покровительствует алхимии, избавило меня от вечной жизни, - устало сказал Фламель. – Ибо только оно и сможет это сделать…
- А ну подойди сюда. Я вполне смогу заменить его… - прошипел яростно я.
Алхимик лишь усмехнулся.
- Глупый, эмоциональный мальчишка… - проговорил он.
- Я сказал: сюда подойди! Я тебе покажу, кто из нас глупый! – сказал я, кипя от злости.
- Во всяком случае, ты и моя дочь поможешь мне в сотворении задуманного, - добавил Фламель.
- Ни за что на свете… - сказал я, нахмурившись.
Тут раздался смех. Смеялась Данте.
- Фламель, ты добьешься своего не раньше, чем это сделаю я! Так что лучше отойди в сторонку и не мешайся! – сказала она.
Николас хмыкнул.
- Лучше сама не мешай, Данте… Ты не представляешь, что хочешь сделать… Вечная жизнь – это кошмар… - сказал он.
- Для кого как, - с усмешкой сказала Данте.
- Эй, вы двое! Ни один из вас не свершит задуманного, так что умолкните! – прервал их «милую беседу» я.
- Это мы еще посмотрим, Элрик… Зависть, Страх, Жестокость, атакуйте! – приказал Фламель гомункулам.
- Двуличность, тот же приказ! – скомандовала Данте.
Все четверо гомункулов понеслись к нам.
- Открыть огонь! – скомандовал Мустанг.
Загрохотали многочисленные выстрелы. И все – мимо. Зависть несся прямо на меня. Я преобразовал руку в клинок, и между нами началась драка. Против Жени была Двуличность, Жестокость же напала на генерал-майора Мустанга, Страх – на майора Армстронга.
- Сдавайся, малявка! Теперь ни тебя, ни кого бы то ни было еще ничто не спасет! – сказал Зависть.
- Ни за что! – сказал я, принимая очередной удар на протез и делая ответный. – Пока я жив, я буду бороться!
- Какие же вы, людишки, упрямые и глупые! – усмехнулся гомункул. – Когда надо сдаться, вы продолжаете упорствовать, пытаться сопротивляться. Но ведь в итоге все равно проигрываете!
Я отразил очередную атаку. Зависть приостановился.
- Ты не прав. Мы не всегда проигрываем. А точнее – мы НИКОГДА не проигрываем! – сказал я жестко.
- О-о-о, ну так этот раз будет первым и последним, когда вы проиграете! – с безумием в глазах сказал гомункул.
- Но ведь и вы, гомункулы, тоже погибнете! – крикнул я.
Зависть прищурился.
- И что? Мы все равно живем не по своей воле, а потому, что в свое время ошиблись некоторые алхимики, - проговорил он холодно. – Так что за нас можешь не беспокоиться.
Я приопустил голову и усмехнулся.
- Ты завидуешь людям, не так ли?.. – спросил я.
Гомункул изменился в лице. Сперва на нем изобразилось удивление, затем страх затем ярость.
- Ты… ДА КАК ТЫ, КОРОТЫШКА, СМЕЕШЬ ГОВОРИТЬ ТАКОЕ?!! – он резко бросился ко мне и ударил кулаком в грудь.
Я не успел защититься, потому мне серьезно досталось. Я отлетел на пару метров. Зависть, часто дыша, склонился надо мной, затем поднял меня за шиворот.
- Ты… чертов гаденыш… сын этого чертового Хоэнхайма… - прошипел он зло.
- Ты так и не ответил на мой вопрос… Ты завидуешь людям, потому что они могут подняться и бороться, даже если их почти сломили? Потому что они могут сопротивляться, даже когда надежды на спасение, казалось бы, нет?.. – с усмешкой повторил вопрос я.
Из угла рта у меня потекла кровь. Похоже, этот гад сломал мне пару-тройку ребер…
Зависть с тем же безумным взглядом бросил меня со всей силы на мостовую. Ау-у-у-у, как больно-о… Я кое-как встал, откашливаясь.
- Да… ДА, ЧЕРТ ТЕБЯ ДЕРИ!!! – крикнул гомункул. – ДА, Я ЗАВИДУЮ ЛЮДЯМ!!! ЭТИМ НИЧТОЖНЫМ ТВАРЯМ, КОТОРЫЕ НЕСГИБАЕМЫ КАК СТАЛЬНОЙ ПРУТ!!! КОТОРЫЕ БУДУТ СМОТРЕТЬ НА ТЕБЯ СВЫСОКА, ДАЖЕ ЕСЛИ ТЫ ОПУСТИШЬ ИХ ДО УРОВНЯ ТАРАКАНА!!! Я ЗА-ВИ-ДУ-Ю!!!!!! А ЕЩЕ Я ЗАВИДУЮ ТЕБЕ, ЧЕРТОВ ЭЛРИК, И ТВОЕМУ БРАТУ, ПОТОМУ ЧТО У МЕНЯ НЕ БЫЛО ВООБЩЕ НИКАКОГО СЕМЕЙНОГО СЧАСТЬЯ В ТО ВРЕМЯ, ПОКА Я ЕЩЕ БЫЛ ЖИВ!!!!!!
Я усмехнулся. Да, я чувствовал себя где-то победителем. Из полусогнутого состояния я выпрямился, хоть и ребра, и прочие кости ужасно ныли.
- Вот ты и показал свое истинное лицо, Зависть… - проговорил я.
Зависть стоял, сжав руки в кулаки, и часто дышал.
- Ты… Ты мне за все заплатишь… ЭДВАРД ЭЛРИК!!! – он снова кинулся на меня.
Драка продолжилась. Но длилась она недолго – рядом грохотнуло, и все вокруг застелила серая пелена пыли. Я закашлялся. Когда же видимость вернулась к норме, я увидел…
- Только не это… - выдохнул я.
Врата. Данте и Фламель таки открыли их. Красные всполохи шли по кругу преобразования на котором они находились. Толпы людей, что была здесь недавно, уже и след простыл.
- Итак, наконец-то… - проговорил Фламель.
Он вытянул руки вперед. Створы Врат распахнулись. Из них выглянуло все то же множество фиолетовых глаз со змеиными зрачками.
- Не-ет!!! – хором крикнули мы с Жени и кинулись к Фламелю и Данте.
- Стойте!!! Стальной, Чудотворная!!! – крикнул генерал-майор Мустанг.
Но было поздно – Врата поглотили и Данте с Фламелем, и нас с Жени…

Добавлено (30.06.2009, 23:23)
---------------------------------------------
Глава двадцать вторая. Во Вратах.

-Эдвард-

Темно… Ничегошеньки не видно. Хотя, нет, себя я еще вижу… Под собой ощущаю твердую поверхность – следовательно, можно встать. Что я и сделал, хоть и с трудом, превозмогая боль.
Кто-то цапнул меня сзади за плечо. Я резко обернулся, выдвигая вперед клинок. Но потом опустил – это была Жени.
- Ты как? – спросила она.
- Не особо, но в принципе жив. А ты? – спросил в свою очередь я.
- Да тоже ничего, держусь… Данте и отца не видел? – подруга пооглядывалась.
- Нет, - отрицательно мотнул я головой. – Черт… похоже, мы здорово влипли… Надо выбираться отсюда…
- Да уж… - протянула Женевьева. – Быть здесь во второй раз – крайне неприятное дело…
Я посмотрел на подругу.
- А ты помнишь, как была тут? – поинтересовался я.
Подруга кивнула.
- Я ведь не дорассказала тебе о себе… Смешно, что делаю это в такой обстановке… - усмехнулась она. – В общем… Я была живым человеком до определенного момента. До пятнадцати лет. Затем врачи поставили мне диагноз: туберкулез в последней стадии… И… В общем, с каждым днем мне становилось все хуже. Вскоре я уже не могла вставать с постели, все время кашляла, отхаркивая кровью.
Мне моментом вспомнился Хайдерих. Я закусил нижнюю губу.
- Друзей ко мне не пускали: в последней форме туберкулез заразен… - продолжала Жени. - Я скончалась в одиночестве в муках. И тогда… Я попала сюда… Я… как и твоя учитель… я видела эту беловолосую девушку. Она сказала, что сопроводит меня туда, где я обрету мир и покой… Но внезапно меня потянуло назад. И затем – пустота… Когда же мы переместились в этот мир, я очнулась в своем теле. Словно и не умирала… Для меня это было удивительно. Смешно, но… я тебя не узнала сперва. Ведь ты успел тогда пообщаться лишь с гомункулом-Женевьевой… А я настоящая появилась лишь после… В общем, вот так все было…
Она посмотрела на меня.
- Веселое дело – умереть и воскреснуть, - сказала подруга. – Я такое читала только в трактатах по шаманству: когда речь шла о зомби… Там шаманы воскрешали умерших, чтобы использовать как своих марионеток.
Я усмехнулся.
- Да уж… - протянул я.
Вдруг где-то послышался треск, похожий на тот, что исходит от разрядов тока. Мы с Жени переглянулись и помчались к источнику треска…

* * *
- Где же ты?! Почему ты не объявишься?! – кричал Фламель. – Ты должна убить меня!!!
- Уймись, дурак… - протянула Данте. – Она тебе не девочка по вызову…
- Замолчи, ведьма! Ты здесь вообще быть не должна! – огрызнулся Николас.
Данте фыркнула.
- Ну что, все пытаетесь достучаться до Той, что повелевает Вратами? – проговорил я, когда мы с Жени подошли.
- Вы… - Фламель прищурился. – И вы здесь… Жаль, что вы не умерли…
Жени шумно вдохнула.
- Что, отец, уже не любишь родную дочь? – спросила она.
- Ты не моя дочь. Моя дочь умерла три года назад. А ты – лишь ее иллюзия. Кукла, - произнес Николас.
- Кукла? А разве у кукол бывает душа? – жестко спросила Женевьева. – Я тебе еще покажу… чертов кукольник! Если бы не ты, то все было бы хорошо, и я бы не была тем непонятным существом, каким являюсь сейчас!
Фламель прикрыл глаза.
- Хочешь убить меня?.. – он развел руки в стороны. – Давай. Давай! Попробуй!
Жени скрипнула зубами.
- Эд… Лучше тебе отойти подальше… - проговорила негромко она.
- Ты что, всерьез собралась убивать его?! Совсем рехнулась?!! – воскликнул я.
- Не перечь! – жестко сказала подруга. – Делай, что я сказала.
- Если собралась убить его, то я тебе помогу! – возразил я.
Женевьева посмотрела на меня злым взглядом. Притом… мне почудилось, или у нее глаза на момент стали синими со змеиным зрачком???.. Я мотнул головой, отгоняя наваждение.
- Не. Лезь, – отчеканила холодно подруга.
- Но… - неуверенно произнес я.
Тут Жени приложила палец к моим губам, не давая договорить. Она покачала головой и улыбнулась. В глазах читалась грусть и… что это? Словно она извинялась передо мной за что-то.
- Извини… Но так будет лучше для тебя… За меня не волнуйся… - подруга подошла и легонько поцеловала меня в щеку. После чего обернулась к Фламелю.
- Ну что ж… Начнем, - сказала она и резко ринулась вперед.
Началась битва алхимиков.
Я продолжал стоять в стороне и недоумевать. Что случилось с Жени? Отчего была сперва такая злоба, такая холодность? И этот взгляд, пронзающий насквозь, леденящий душу… Словно… взгляд самой Смерти… Так, получается, за все время я знал аж трех Женевьев? Чертовщина… Но кто тогда эта третья, жестокая, холодная?.. И… Тон ее голоса потом звучал как прощание…
Бах! Раздался алхимический взрыв. Фламель и Жени отскочили в разные стороны.
- Так мы будем драться до бесконечности… - протянул Николас.
- Ну нет… - Женевьева достала из кармана свои алхимические часы и преобразовала их в рапиру. – Ты умрешь. Я тебя прикончу!
Фламель изменился в лице. На нем впервые было написано изумление в смеси с некоторым… страхом?
- Не может быть… Я не мог призвать тебя! Я… - проговорил он.
- Однако же смог… И я тебя за это накажу! – Женевьева сдвинула брови. – Смертным вообще нельзя было никогда достигать Великой Истины! Нельзя было пересекать границу миров! Достигшие же бессмертия и всесилия караются наиболее жестко.
Николас прищурился.
- В таком случае… проверим, сильна ли ты так, как о тебе писали древние алхимики, - произнес он и, вынув из кармана брюк кинжал, ринулся к Жени.
Я хотел было кинуться к ним, но тут врезался о невидимую стену. Черт! Кто мог ее поставить?!.. Ну конечно, это чертово существо, что засело в Жени… Неужели оно было в ней с самого начала?..
Момент… Рапира отлетела в сторону. Жени опустилась на колени. От дырки на груди на жакете постепенно расходилось вширь красное пятно. Кровь закапала к ногам девушки.
- ЖЕНИ!!! – крикнул я.
Не может быть! Он убил ее! Я в шоке смотрел на то, как подруга медленно падает замертво. Да… она знала, что не выживет… и, видимо, знала, что не должна выжить… да что там – жить в принципе из-за того, что в ней. Потому специально проиграла битву…
- Как все просто оказалось… Я разочарован… - произнес с огорчением в голосе Фламель.
- Ты… - я поднял валяющуюся рапиру.
- М-м? Ты все тут? – небрежно спросил Николас.
Я молча стал медленно приближаться к алхимику. Убью… Преступлю законы человеческой морали и убью этого ирода! Наверное, в моих глазах была ярость и ненависть, потому что Фламель, глядя на меня, присвистнул и сказал:
- Ого… Такой ненависти я еще никогда не видел в простом человеческом взгляде…
- Это потому что ты заслужил ее. Нет… Ты заслужил даже большую ненависть! – произнес я. Голос звенел стальными нотками.
- У-у-у… Не зря тебя называют Стальным… Ты холоден ко всем своим врагам… - протянул Фламель.
- Поверь, это вовсе не по этой причине… - хмыкнул я. – Ну да ты меня отвлекаешь…
- Да ну? От чего же? – иронично поинтересовался Николас.
- ОТ УБИЙСТВА ТЕБЯ!!! – я резко рванул к ненавистному алхимику, замахиваясь рапирой.
От первого удара Фламель увернулся, от второго защитился, но это стоило ему потери кинжала. А я наносил все новые. Должно быть… хотя, нет, мной действительно овладело безумие. Потому что… потому что Смерть мне надоела. Ибо порой она приходит несправедливо рано! Мама, мистер Хьюз, Нина, отец… Хайдерих… Черт, черт, ЧЕРТ!!!
Раз! Разум снова включился. Я увидел, что стою, вытянув руку с рапирой вперед. А рапира… пронзила Фламеля в грудь. Я с ужасом отпустил рукоять оружия и отошел на шаг назад. Сознание поразила молнией мысль о том, что я убил человека. ЧЕЛОВЕКА! Не гомункула! От этой мысли в голове расползался холод ужаса.
Фламель пошатнулся и упал. Я вздрогнул от гулкого звука удара.
- Надо же… Ты все-таки это сделал… - сиплым голосом сказал Николас. – Что ж… Спасибо тебе…
- З… За что?.. – непонимающе спросил я.
Алхимик усмехнулся.
- Знаешь, почему я сделал свою жену гомункулом?.. Потому что она была смертельно больна, - проговорил он. – Да, Философский камень мог бы помочь… если бы он еще был у нас. Но мы весь его истратили тогда, когда пожелали вечную молодость и бессмертие. Однако абсолютного здоровья камень не дает, хотя является панацеей от всех болезней… Иного выхода для сохранения любимой я не находил. Но потом понял, что совершил ошибку. И в итоге остался один… Ты же избавил меня от продолжения одиночества. За это тебе и спасибо…
- Но… Ваша дочь… Жени… Она ведь еще… - голос у меня дрожал.
- Глупый… - Фламель кашлянул. Изо рта у него потекла кровь. – Ее душа бы все равно рано или поздно ушла из тела, уступив место тому существу. И тогда бы как раз мир и был уничтожен…
- То есть, вы… наоборот, спасали всех от гибели? – неверяще спросил я.
Алхимик кивнул.
- Я предполагал, чем может все обернуться, - пояснил он. – Ранее, в моем мире, я видел, что моя дочь не такая, какой она была раньше. И чувствовал некую угрозу от нее… Я попытался открыть Врата в первый раз, но тут вмешались вы. Я не мог позволить вам застрять в них, посему пришлось на месте дочерчивать круг, чтобы Врата пропустили нас в этот мир… Когда же Зависть рассказал мне то, что узнал от вас, то мои ранние догадки подтвердились… Посему я решил попасть сюда, во Врата, снова чтоб заманить Жени сюда и убить ее. Благо под самый конец она поняла мои намерения. Поняла и простила за все те ужасные вещи, что я делал раньше… Но с ней увязался ты. Все-таки я решил, что более не могу медлить, и потому убил ее сейчас…
В глазах защипало. Эмоции опять лезли наружу.
- Надеюсь, ты сможешь выбраться отсюда… - произнес с улыбкой Николас. – Удачи тебе, Эдвард Элрик… Не повтори моих ошибок… и не дай этого сделать кому-либо еще…
С этими словами он закрыл глаза и умолк.
Все… Это был конец… Я осел на пол.
- Бери ее и уходи отсюда… - прозвучал знакомый голос.
Я поднял голову.
- Госпожа… Милиана? – изумился я.
Да, это была старая знакомая гадалка-цыганка из Мюнхена. Но откуда она здесь?..
Женщина улыбнулась мне.
- Давай, скорее. Пока Повелитель Врат не вернулась. Я проведу тебя, - сказала она, протягивая мне руку.
Я медленно кивнул, взялся за ее руку и поднялся. Потом взял тело Жени на руки и отправился за цыганкой…

* * *
- Вы точно уверены, что с ним ничего серьезного? – раздался девичий голос где-то рядом.
- Абсолютно. Сломана пара ребер, есть ушибы, но не более того. Выправится, боец, - уверенно проговорил мужской голос.
Я медленно открыл глаза. Сперва все было расплывчато, но постепенно зрение нормализовалось.
- О, поглядите, очнулся ваш вояка. Ну, мне пока идти надо, - сказал с улыбкой врач и вышел за дверь.
- Эд! – мне на шею кинулась Уинри. – Господи, как я рада, что ты жив!
- Уинри, обнимай не так усиленно, а то помру! – прохрипел я.
- Прости, - механик чуть ослабила хватку.
- Братишка, как ты себя чувствуешь? – рядом подсел…
- Ал? Э… - я глянул чуть подалее и разглядел Анну и Тома. - А что вы вообще все делаете в Ист Сити?
- Ал забеспокоился, и мы все решили поехать следом за вами с Жени, - пояснила Анна. – Мы прибыли, когда тебя уже поместили в госпиталь.
- Все понятно. Ал, ну ты как всегда проинтуичил, - с усмешкой сказал я.
- А то! – смущенно проговорил брат.
- Кстати, мы все не можем найти Жени. Эд, ты не знаешь, что с ней? – поинтересовался Том.
Мое поднимающееся настроение снова опустилось ниже плинтуса. Я опустил взгляд.
- Эд? Что такое? – спросила Уинри.
- Жени… погибла… Мне не удалось ничего сделать, чтоб спасти ее… Да и… она сама так решила… - проговорил я.
На минуту повисло молчание… Эй, автор по имени Жизнь, это что, шутка такая?! Или кроме молчанок ты ничего дельного придумать не можешь?!..
- Как же так?.. – дрожащим голосом произнесла Анна. – Ее больше нет?..
- Да… - я прикрыл глаза. – Наверное, по приезду в Сентрал, будут устроены ее похороны на армейском кладбище…
Том, Ал и Уинри опустили взгляды. Анна ткнулась лицом в плечо брата.
- Теперь на кладбище мы будем ходить на две могилы… - проговорила Уинри. Затем тряхнула головой и бодрее добавила: - Ладно! У нас-то жизнь не заканчивается. Так что погрустили и будет.
Я посмотрел на механика и улыбнулся.
- Ты права, - согласился я.
- Ну, а пока ты у нас поправляйся. Приедем в Сентрал, я тебе подремонтирую протезы, - сказала Уинри. – Только это влетит тебе в копеечку!
- Я уже привык! – усмехнулся я...

Добавлено (30.06.2009, 23:24)
---------------------------------------------
Эпилог. Прости и прощай.

Солнце стояло высоко в зените. Облака – пушистые белые барашки - медленно проплывали мимо него, не закрывая его света.
Обычно на похоронах по канону жанра идет дождь, или же небо просто в тучах, но этот раз был исключением. Видимо, по этому человеку уже было пролито достаточно слез.
Военные закрепили гроб, в котором покоилось тело девятнадцатилетней Женевьевы Фламель, над могилой, вырытой не так давно. Главнокомандующий Джеймс Дарвон откашлялся, прочищая горло, и заговорил:
- Итак… Сегодня грустный для многих из нас день. Мы собрались здесь, дабы проводить в последний путь одну из нас. А именно – сильного государственного алхимика, полковника, да и просто хорошую девушку Чудотворного Алхимика Женевьеву Фламель. Многие из нас скорбят о потере хорошего друга и напарника. Но не стоит плакать… Пусть же после смерти мисс Фламель будет в лучшем мире…
Главнокомандующий поднял руку.
- Залп! – приказал он.
Военные по традиции выпалили из ружей. Потом это повторилось еще пару раз. Наконец гроб закрыли и закопали в землю.
Не знакомые с покойницей армейцы разошлись. Только команда генерал-майора Мустанга, подчиненные полковника Армстронга и несколько штатских продолжили стоять еще некоторое время…

* * *
-Эдвард-

После всех событий в стране все более-менее улеглось. Куда делись Данте и Мелисента – до сих пор остается загадкой. Возможно, Мелисента погибла вместе с теми людьми, которых загнали в круг преобразования для открытия Врат. С Завистью, Страхом, Двуличностью и Жестокостью та же история. Генерал-майор Мустанг и полковник Армстронг (да, его после всего повысили до полковника) сказали, что когда я в бессознательном состоянии вывалился из Врат, и те пропали, гомункулы неожиданно сорвались и сбежали.
Моей временной напарницей была назначена Тори Чемберз. Она рассказала мне, как выжила тогда при схватке с сестрой и как в итоге стала государственным алхимиком. Все оказалось просто: когда Тори застала Кортни, прячущую труп матери в подвале, то побежала из дома. Кортни догнала сестру, и завязалась драка. Но вмешался полковник Армстронг, и Чемберз-старшая ретировалась. А Тори представили главнокомандующему. Отметив ее неплохие алхимические способности, тот сделал ее государственным алхимиком. И все.
Мы с Тори сдружились. Хоть она и была несколько старше меня, нам было о чем поболтать.
Я еще много раз ходил на могилу к Жени. Наверное, со стороны это выглядело странно, но я разговаривал с ней. Да, и не удивляйтесь. Конечно, ответов на вопросы, что я задавал, сидя перед могилой, я не получал… Ну да это было не суть важно.
Еще мы с Алом один раз съездили в Ризенбург навестить могилу мамы. И там тоже были вопросы: о том, как ей без нас, с ней ли папа и так далее. Заодно и о себе рассказывали…
В общем, жизнь идет своим чередом. Но боюсь, что это как всегда продлится недолго…

0

10

Пролог. В далеком детстве.

- Подождите! – кричит маленькая девочка с русыми волосами и серыми глазами, в белом платьице, несясь следом за двумя мальчишками и другой девочкой.
- Господи, Фэллон, чего ты все время за нами увязываешься? – возмутился один из мальчишек – с золотыми глазами, короткими пшеничными волосами, одетый в черную майку, красную рубашку и шорты цвета хаки. – Иди и играй с другими ребятами!
- Но я хочу с вами! Постойте! – жалобно проговорила девочка.
Трио остановилось. Девочка, бежавшая за ними, тоже.
- Фэллон, в последний раз говорю: отстань от нас! – произнес все тот же мальчик.
- Эд, ну, может, все-таки разрешим Дженни играть с нами? – спросила светловолосая девочка, одетая в полосатую кофточку и оранжевую юбку.
- Этой зануде, которая говорит, что обожает меня?! Да ни за что! – воскликнул мальчонка.
- Братишка, это жестоко – так говорить! – укоряющее произнес другой мальчик – со светло-русыми волосами покороче, в белой рубашке, черной майке и синих штанах.
- Жестоко, но это правда! – возразил первый мальчик.
- Все равно так говорить нельзя! – продолжал упорствовать второй.
- Можно! – стоял на своем первый.
- Нельзя!
- Можно!
- Нельзя!
- МОЖНО!
- НЕЛЬЗЯ!
- Эд, Ал, прекратите! – воскликнула светловолосая девочка.
Мальчишки мигом замолчали.
- В общем, я лично не буду даже находиться рядом с этой Фэллон. И ты, Ал, тоже! Это мое решение, - сказал первый мальчуган и, цапнув за руку младшего брата, пошел дальше.
Светловолосая девочка поглядела на них.
- Прости, Дженни, - сказала она и побежала следом за братьями.
Русоволосая девочка же с поникшей головой пошла в обратную сторону.
- Почему они не хотят дружить со мной?.. Почему Эд-симпатяжка такой грубый?.. Я же просто хотела поиграть с ними… - сквозь всхлипы пробормотала она…

* * *
На улице была уже ночь. Причем ночь дождливая – небо было черным, раздавались раскаты грома, сверкали молнии, и лило как из ведра. По тропинке, перепрыгивая через лужи, бежала девочка. Длинный хвост русых волос растрепался от бега. Она боялась опоздать. Боялась, что случится что-то худое, непоправимое.
Вскоре она увидела дом, куда ей надо было. Подбежав к крыльцу, девочка увидела, что дверь распахнута, а ступеньки перед ней перепачканы чем-то красным.
- Неужели… - сердце девчушки забилось чаще от страха, что ее худшие опасения подтвердятся.
Минуя кровавые следы, она взбежала вверх по ступенькам и вошла в дом. Красные полосы тянулись через гостиную от двери одной комнаты. Девчушка глубоко вдохнула и, скрепив нервы, направилась к комнате.
Заглянув внутрь, она сперва ничего не увидела, поскольку стояла кромешная темень. Лишь два фиолетовых огонька виднелись где-то в глубине комнаты. Когда же глаза попривыкли к темноте, девочка испуганно вскрикнула – в дальнем конце, посреди начерченного мелом круга с кучей надписей и значков находилось нечто ужасное. Страшное существо, у которого были в беспорядочности приделаны к кривому туловищу руки и ноги. Фиолетовые глаза смотрели прямо на девочку. Зажав рот руками, та попятилась и побежала к выходу из дома.
Выскочив на улицу, она убрала руки ото рта. Ее стошнило.
- Это… что-то ужасное… - проговорила девчушка дрожащим голосом, утирая рот рукавом желтого дождевика.
Глянув в сторону дома неподалеку, она увидела, что в окнах горит свет.
- Туда… - сказала девочка себе и побежала к дому…
Тук-тук-тук! После минуты стука дверь открыла невысокого роста старушка в рабочем фартуке, очках и с трубкой в руке.
- Дженни? Почему ты здесь так поздно? – изумленно спросила она.
- Т… Тетя Пинако… Эд и Ал у вас? – через частые вздохи спросила девочка.
Старушка сперва нахмурилась, затем кивнула.
- Да. Заходи. Только… Они не в лучшем состоянии… - сказала она.
Девчушка кивнула и прошла в дом. Затем направилась за бабушкой к комнате. Там она увидела своих друзей.
- Уинри… Что стряслось с Эдом?! И где Ал?! – в ужасе глядя на лежащего на кровати мальчишку с забинтованным торсом, спросила девочка.
- Эм-м… Дженни, я здесь… - сказал сидящий рядом с кроватью… доспех?!
- А… Ал?.. Что произошло?! Там… у вас дома… страшное чудище! – испуганно спросила девчушка.
- Ну… Мы с братом попытались воскресить маму… и вот, что получилось… - понурил шлем доспех.
Девочка сжала руки в кулаки.
- Я же говорила вам: будет плохо! Как с другом моего папы! У него тоже забрали часть его! А вы… вы… два дурака! – она расплакалась…

* * *
Ясное летнее солнце пригревало сверху. Дул легкий теплый ветерок.
- Уезжаешь? – светловолосая девочка расстроилась.
- Да… Так надо… Папа получил работу в Ист Сити, - пожала плечами русоволосая девчушка. – Потому мы с мамой едем с ним.
- А жаль… Такие хорошие вы люди, - покачала головой старушка, выдувая дымные колечки.
- Ну, тетя Пинако… Ризенбург – такое место, где работы практически нет. А мой папа хотел… м-м-м… о, лучших перспектив! – сказала девчушка. - Начальство удовлетворило его запрос, и теперь его повысили до полковника. Потому-то и переезжаем…
- Ну тогда удачной вам дороги, - с улыбкой сказала старушка.
Девочка кивнула. Затем обратилась к доспеху.
- Ал, береги своего брата. Старайтесь поменьше влипать в неприятности и не делать ничего худого! – сказала она.
- Хорошо, Дженни. До свидания, - кивнул доспех.
Старушка прикурила от трубки и обернулась к мальчишке, сидящему в инвалидной коляске.
- А ты, Эд? Не хочешь попрощаться? – спросила она у него.
- Не надо, тетя Пинако, - махнула рукой девочка, улыбнувшись. – Он все равно не захочет…
Она подошла к мальчугану, убрала волосы от его лба и чмокнула.
- Поправляйся, Эд. Удачи тебе в твоих замыслах, - сказала девчушка.
- Катись уже… - пробурчал мальчик.
- Что? – недоуменно уставилась на него девочка.
- Я сказал: ПРОВАЛИВАЙ! Хоть в кои-то веки никто не будет сюсюкать над ухом «Эдя то, Эдя се»! – раздраженно проговорил мальчуган.
- Брат, ты что?! – воскликнул доспех.
Девчушка помолчала с минуту, затем развернулась и побежала по тропинке от дома…

Добавлено (01.07.2009, 00:02)
---------------------------------------------
Часть I. Случай или судьба?

Глава первая. Неожиданная встреча.

~Эдвард~

Теплый весенний ветер дул, вороша валящиеся на земле еще с осени бурые листья. Солнышко хорошо припекало, потому было довольно жарко. Я неспешным шагом направлялся по улочке Сентрала в сторону армейского кладбища. В правой руке у меня был букет белых лилий.
Стоило мне утром заглянуть в мастерскую, как Уинри упрекла меня в том, что я в последние месяцы позабыл наведываться на могилу Жени. Ну и соответственно купила букет, всучила его мне и чуть ли не пинком погнала меня на кладбище. Что поделать – сопротивляться я не стал. Да и правда – совсем я заработался и забыл про подругу…
Я прошел сквозь скрипучие ворота кладбища и направился искать могилу. Поиски не заняли много времени: слава богу, я отлично помнил путь. Найдя нужный могильный камень, я положил перед ним букет.
- Ну, привет… Прости, что так долго не приходил – Мустанг совсем загрузил работой, и я просто забывал… - виновато произнес я. – Как ты сегодня? Все так же хорошо?.. Ну, а я, как уже сказал, весь в работе… Ал и Анна? О, у них все хорошо. Ты представляешь: эти двое дошли до… свиданок! Да-да, не удивляйся, - я усмехнулся. – Ну, все-таки Алу уже почти шестнадцать, а Анне – почти пятнадцать. Самое время для романтики… Том и Уинри? И у этих то же самое наряду с работой в мастерской. Два помешанных на гаечках и шестеренках… Чего ты смеешься? Я? У меня тогда на свиданки времени не было, я же говорил! И сейчас нет, да! И не называй меня дедулькой старым… - я провел рукой по шее. – Когда будет время, тогда и я задумаюсь о том, чтоб поискать вторую половинку. Но сейчас мне не до того… Да и не особо хочется… Да не волнуйся, не останусь я один! – отмахнулся я. – Все будет нормально…
Я опустил взгляд. Оригинально конечно – разговаривать с самим собой, таким образом притворяясь, что говоришь с усопшим. Ну и что? Все же так делают… К тому же мне в последнее время не с кем было особо поговорить. Разве что с Тори. Но… все же это не то, что когда-то с Жени…
Я выдохнул и встал.
- Ладно… Я пожалуй пойду… Надеюсь, не слишком тебе наскучил… Нет? Ну хорошо… - приулыбнулся я.
Я провел рукой по плите и направился к выходу с кладбища.
Пройдя какое-то время, ко мне в голову вдруг забрела мысль: а в какой стороне, собственно, выход? После чего пришло осознание: я заблудился.
- Ну бли-и-и-ин… - простонал я.
Только этого не хватало – заблудиться на кладбище! А я вообще-то не особо люблю такие места… Слишком тут… ну… мертвым духом тянет… Нет, не в смысле воняет тухлятиной! Я в том смысле, что атмосфера кладбища действует угнетающе… Вот почему не люблю.
Я стал оглядываться по сторонам. Может, стоит вернуться обратно и попытаться вспомнить, как из исходной точки дойти до выхода?.. Но черт, вот в чем еще одна проблемка: я забыл, откуда пришел!
- А-а-а-а! Ну почему это случилось именно со мной?! – воскликнул я возмущенно.
Ладно… Элрик, успокойся. Ты и не в таких ситуациях бывал, выкрутишься. Надо только хорошенечко подумать, как выпутаться…
Я подумал. Хорошо подумал. Очень хорошо подумал. Очень-очень хорошо подумал. Но в итоге пришел к выводу, что мне не выбраться из этого лабиринта могил без чьей-либо помощи! В мыслях возникла надежда, что возможно кроме меня кто-то еще пришел к кому-то на могилу. Ну, например, миссис Хьюз и Элисия? Короче, я пошел плутать по кладбищу в поисках хоть одной живой души среди кучи мертвых…
Плутал, плутал… В итоге уже окончательно отчаялся найти кого-то на этом проклятом кладбище. Господи, и почему так много народу передохло, что заблудиться можно?!
Но тут я услышал чье-то пение.
- Я спою тебе песню,
Нету песни чудесней!
Чтобы ты не скучал,
Чтоб глаза закрывал
И тихонечко спал, - голос был красивый, приятный на слух.
Я направился в ту сторону, откуда доносилось пение. Вскоре я увидел девушку. Она сидела возле двух могил и выдирала сорняки из травы вокруг них. Так не хотелось ее прерывать… но должен же был я узнать, как выбраться с этого проклятого места? Посему я коротко кашлянул. Девушка вздрогнула и обернулась. Белая челка с обрамляющими лицо прядями, выделявшаяся из остальных русых волос, всколыхнулась. Серые глаза вопросительно уставились на меня.
- Да? – спросила она.
- Хм… Прошу прощения, мисс… Вы… не могли бы сказать, в какой стороне выход? – спросил я сбивчиво.
Девушка сперва удивилась, затем звонко рассмеялась. Я же смутился. Вот стыдобища – заблудиться на кладбище…
- Вы заблудились? Ничего, это бывает, - сказала она с улыбкой. Затем встала и отряхнула синие штаны. – Пойдемте со мной, я уже закончила…
Я кивнул и косо глянул на могилы, возле которых стояла девушка. На них были выгравировано: «Джон Фэллон, 1870 – 1911» и «Маргарет Фэллон, 1875 – 1911». Фэллон… В голове вдруг вспомнилась одна знакомая мне девчушка: длинные русые волосы, серые глаза, липучий характер, жуткая помешанность на мне. Имя… вроде… Джен… Дженнифер…
- Вы… - начал неуверенно я.
- М? Что? – вопросительно посмотрела на меня девушка.
- Вы Дженнифер Фэллон? – спросил я.
Девушка удивилась.
- Да, это я. А откуда вы знаете мое имя? – поинтересовалась она.
Я открыл рот от удивления. Неужели… это она?! Но… Сравнивая… Хотя, сколько лет прошло? Это же ей сейчас… м-м… двадцать лет!
Я оглядел Дженни с головы до ног. А она кардинально изменилась. Волосы стали короче, и опять же эти белые пряди… или они… седые?! Странно… Фигура теперь у нее была женская. Ну, оно и понятно… Но смех – раньше мы были одного роста. А теперь я выше нее на почти голову! На лицо Джен стала помиловидней – в детстве-то она была скорее Гадким утенком. Единственное, что в ней не поменялось, так это ее глаза.
- Эй, долго вы еще будете смотреть на меня как ценитель живописи на шедевр изобразительного искусства? – с усмешкой спросила Дженнифер.
- А… п-прости, это я невольно… - смущенно проговорил я и хохотнул.
- О, мы уже перешли на «ты»? – склонила голову на бок знакомая.
Я скрестил руки на груди.
- Можно вопрос задать? – сказал я.
- Хм, ну, в принципе не запрещено, так что задавайте… - пожала плечами Джен.
Ну-с, сейчас посмеемся.
- Ты не узнаешь меня? – спросил я.
Дженни сперва несколько удивилась, затем стала вглядываться в меня. Я еле сдерживался от того, чтобы не захихикать.
- Можно вашу правую руку? – попросила знакомая.
- М-м, пожалуйста, - я протянул ей руку.
Джен взяла меня за руку, провела по ней другой рукой, чуть надавила.
- Точно… Вы… Ты… - на ее лице начало появляться озарение.
Неужто узнала?
- Ты же Стальной Алхимик! Вот это да! – с радостью в голосе произнесла Дженни.
Я чуть не выпал в осадок. Ага, узнала… Да только не таким образом, каким я ожидал от нее!
- Ну да, я Стальной Алхимик! Но ты не можешь подумать получше? – еле сдерживая некоторое раздражение, проговорил я.
- Э-э… ладно… - протянула Дженнифер.
Она снова стала осматривать меня с головы до ног. Потом остановилась на моем лице. Я специально стал смотреть ей прямо в глаза. Может хоть так дотумкает…
Знакомая еще где-то с минуты две вглядывалась в мое лицо. Затем медленно открыла рот от удивления.
- Не может быть… Эд… Эдвард Элрик… - проговорила она.
Ну наконец-то! И ста лет не прошло! Я довольно улыбнулся.
- Именно. Не ожидала увидеть? – поинтересовался я.
Удивление с лица Джен ушло, сменившись… холодом? Э… Вот уж какой реакции я не ожидал…
- Хм… Я предполагала, что рано или поздно наши дорожки опять пересекутся, Элрик… - сухо проговорила знакомая.
- А… Джен? Ты чего? – непонимающе спросил я.
- Идем. Ты ведь просил вывести тебя с кладбища, - так же холодно проговорила Дженни и направилась вперед.
Я, все еще пребывая в недоумении, побрел следом за ней…
Выход оказался не так далеко. Эх, вот же я все-таки балда! Ладно, теперь-то не забуду.
- Спасибо, что вывела, Джен, - с улыбкой сказал я.
- Не за что, - без тени теплых эмоций сказала Дженни.
- Было… приятно тебя встретить… Может, еще как-нибудь повидаемся? – спросил я, потеребив хвост волос.
Дженнифер смерила меня ледяным взглядом (у меня аж засосало под ложечкой. Бр-р!) и хмыкнула.
- Наверное-е… нет, - резко сказала она. – Пока, Элрик…
С этими словами Джен, небрежно махнув рукой, направилась вверх по улице от кладбища. Я еще с минуту постоял, глядя ей в след, после чего развернулся и направился вниз по улице к мастерской. Расскажу Уинри и Алу, что встретил старую знакомую – то-то удивятся. М-да… вот только почему такая холодность?.. Потом выясню…

Глава вторая. Ледяной алхимик.

~Дженнифер~

Мое имя Дженнифер Фэллон. Мне двадцать лет, я служу в Аместрийской армии, в звании полковника, на должности государственного алхимика. Мое второе имя, данное мне когда-то фюрером Кингом Брэдли – Ледяной Алхимик. Это связано с тем, что моя алхимия основана на преобразовании жидкостей в лед высокой прочности и металлов. А также с тем, что я хладнокровна в бою.
Став государственным алхимиком, я продолжила дело своего отца, Джона Фэллона, Медного Алхимика, возглавлявшего когда-то небольшую армейскую контору в Ризенбурге. После гибели родителей я какое-то время находилась пот патронажем Железнокровного Алхимика генерал-майора Баска Грана. Именно он и обучил меня алхимии, а заодно стрельбе, борьбе и обращению с холодным оружием. Среди своих я получила прозвища «Ледяная леди», «Идеальное Оружие», «Великолепный Боец» - думаю, по понятным причинам.
Я всегда была одна. Даже в глубоком детстве… Как ни пыталась, но так и не смогла добиться расположения трех ребят, что мне нравились: Уинри Рокбелл и братьев Элриков – Эдварда и Альфонса. В Эда я так вообще была влюблена. Но после того прощания… Я до сих пор таю обиду. Я знала, что они с братом – алхимики. Моей целью после отъезда стало обучиться алхимии и стать лучше их. Чтобы потом посоревноваться… и сделать их… Может в этом случае я забуду об обиде…

* * *
- Мама! – я, рыдая, подбежала к сидящей на скамье и разговаривающей с тетей Тришей матери. – Мама-а-а-а!
- Дженни, солнышко, что стряслось? – удивленно спросила мама, когда я ткнулась лицом ей в колени. – Почему ты плачешь?
- Они снова не хотят играть со мной! – сквозь всхлипы проговорила я. – А Эд сказал, что я зануда и прилипала!
- О, господи, опять он за свое! – вздохнула мисс Элрик. – Маргарет, прости пожалуйста, Эдвард порой слишком груб.
- Не волнуйся, Триша. Мальчишки по большей части все такие в детстве. Потому-то девочки отдельно от них играют, - успокаивающе гладя меня по голове, сказала мама. – Хотя я удивляюсь, глядя на малышку Уинри – она все время ходит с ребятами.
- Надо пойти поискать их. Эд должен извиниться перед Дженни за свои слова, - покачала головой Триша.
Они с мамой встали со скамьи и пошли со мной искать ребят…
Искали недолго – Эд, Ал и Уинри играли возле реки.
- Эдвард, Альфонс, Уинри! – позвала мама.
Ребята перестали играть.
- Да, миссис Фэллон? – они подбежали к нам.
- Вы почему не берете Дженни играть с собой? – спросила мать.
- Ну-у… Это-о… - протянула Уинри.
- Мы не хотим играть с ней, - сердито произнес Эд, скрестив руки на груди.
- Эдвард, а тебе, между прочим, следует извиниться перед Дженни. Ты не должен был ей грубить, - сказала мисс Элрик.
Эдвард фыркнул. Я выжидающе посмотрела на него.
- Ну извини… - с неохотой сказал он.
Мне этого было достаточно. Я улыбнулась и кинулась ему на шею.
- Ай! Ма-ам, пусть она от меня отстанет! – воскликнул мальчуган.
Не дожидаясь ответа мисс Элрик, я отпрянула от Эда, спрятавшись за маму.
- Ну вот и славно. А завтра поиграете вместе с Дженни, хорошо? – сказала тетя Триша.
- Ла-адно… - хором сказали ребята…

* * *
Я сидела на стуле и наблюдала за Эдом. Он лежал в кровати и листал какую-то книгу по алхимии. Через пару минут Эдвард оторвал взгляд от страниц.
- Ну чего ты смотришь? – с некоторым раздражением спросил он.
Я вздрогнула.
- Да… ничего… - протянула я. Затем добавила: - Тебе бинты поменять не надо?
- Нет. Ты же сама видишь, - фыркнул парень и снова углубился в чтение.
Я вздохнула и опустила голову. Повисло молчание.
- А… не болит ничего?.. – неуверенно поинтересовалась я.
Хотя… глупый вопрос, по-моему: ведь у Эда теперь нет правой руки от плеча и левой ноги от колена.
- Нет, можешь не волноваться, - сухо ответил парень.
Я молча кивнула. Снова молчание…
- Эд… Ты говорил, что собираешься стать государственным алхимиком? – задала вопрос я. – Как ты собираешься этого добиться? Ты ведь еще не взрослый…
- Не твоего ума дело. И вообще – в государственные алхимики открыта дорога всем. К тому же тот человек, Рой Мустанг, наверняка запомнил меня. А он из армии. Потому наверняка подскажет, что и как делать, - проговорил Эдвард.
- Но ты ведь знаешь, что государственных алхимиков могут при любом случае отправить на фронт и… - недоговорила я.
- Да замолчи ты уже! – крикнул на меня Эд. – Лучше о своем папаше больше беспокойся…
Внутри меня что-то дрогнуло. Я сжалась и опустила голову.
- Это да, но… мне и важно, чтоб и с тобой все было в порядке… - дрожащим голосом проговорила я. – И с твоим братом, и с Уинри… Разве мы не друзья?
Эдвард изумленно посмотрел на меня и холодно усмехнулся.
- Друзья? А когда мы стали друзьями? – спросил он. – Ты просто всегда ходила за нами хвостом!
- Потому что хотела дружить с вами! Эд, ты злой, - у меня из глаз потекли слезы. – Почему? Что я сделала?
Парень опустил голову.
- А ты уже забыла?.. Ты выставила меня посмешищем перед мальчишками когда-то! А? «Тили-тили тесто, жених и невеста!» Забыла?! А потом то, что ты просила меня быть с тобой больше, чем с Алом?! – сорвался в конце на крик он.
- Но я… Я не хотела!.. Да и… я не виновата, что ты мне нравишься! – сквозь слезы проговорила я.
- В таком случае разлюби меня! – сказал Эд.
- Как? – спросила я.
- Как-нибудь! Ты влюблена, а не я! Вот и думай! И хватит мне мешать читать, в конце концов, - жестко произнес Эдвард.
После этого я не произнесла ни слова до самой ночи…

* * *
Та-та та-та, та-та та-та… Колеса мерно стучат по рельсам. Я неотрывно смотрю в окно. До жути дела любопытно! Все-таки едем в новое, незнакомое место, пооживленней Ризенбурга. Подальше от этих Элриков… Я мотнула головой, отгоняя неприятные мысли, и продолжила наблюдать за проносящимися за окном деревьями, полями, столбами и домиками.
- Дженни, тебе так плохо не станет? – с усмешкой спросила мама.
- Не-а! – мотнула я. Длинные хвостики, в которые у меня были убраны волосы, слегка хлестнули меня по лицу. – Это же так интересно!
Мама улыбнулась.
Все-таки она у меня самая замечательная. И самая красивая! У нее короткие русые волосы, серо-голубые глаза, стройная фигура. Сейчас она одета в легкое голубое платье и темно-синюю кофточку. В ушах – серебряные сережки в виде кленовых листьев. Я улыбнулась и снова повернулась к окну.
- Мама права – Дженни, от мелькающих пейзажей может начать мутить, - сказал папа.
- Бу-у-у, - я притворно насупилась и села на свое сиденье нормально.
Папа – статный мужчина с черными волосами и карими глазами, одетый в военную форму – улыбнулся и погладил меня по голове.
- Когда приедем в Ист Сити, то устроим небольшую экскурсию по городу. Согласна, кнопка? – спросил он.
Я довольно улыбнулась, забыв о легкой обиде, и кивнула.
- Ага! Только чур покажешь все-все! – серьезно сказала я.
- Обязательно, мисс! Клянусь своими погонами и часами алхимика! – с усмешкой проговорил отец.
Я улыбнулась шире. Ну, если папа так говорит, то тогда все в порядке!..

* * *
- И что сообщили? – проговорил военный.
- Поезд, на котором они ехали, разбился… Они… не выжили… - с прискорбием ответил другой военный.
У меня похолодало в руках и ногах, а сердце сжалось. Неужели… они… мама… папа…
- Но как мы скажем это их дочери? И главное: на кого мы ее оставим? – спросил первый военный.
- Не беспокойтесь – я возьмусь опекать девочку, - сказал смуглый мужчина с черными усами – Баск Гран, друг нашей семьи. – А вот как сообщить…
Тут я уже перестала подслушивать и прошла в комнату. Военные удивленно посмотрели на меня.
- Дженнифер? Ты… все слышала? – спросил мистер Гран.
Я коротко кивнула.
- Родители умерли… да? – просто так спросила я.
- К сожалению… - кашлянув, сказал Баск Гран.
Что ж… Теперь я чувствовала себя на месте Уинри, когда ее родители погибли на войне в Ишваре, и на месте Эда и Ала, когда умерла их мама. Хотя всегда хотела, чтоб меня это обошло стороной…
Слез не было, что удивительно. Да, я не плакала – видимо, это можно назвать началом взросления…
- Дядя Гран… А вы… научите меня алхимии? Я не успела попросить родителей… - проговорила я.
Мистер Гран удивился. После чего хмыкнул и провел рукой по усам.
- Хорошо. Ты станешь алхимиком. Но не только алхимиком – ты будешь и хорошим бойцом… - сказал он сурово.
- Генерал-майор, она же еще ребенок! Да к тому же девочка! – в шоке проговорил один из военных.
- Я согласна! – твердо сказала я.
Гран посмотрел на меня и довольно улыбнулся.
- Вот и славно… - протянул он.

Добавлено (02.07.2009, 17:10)
---------------------------------------------
Глава третья. Поиск ответов на интересующие вопросы.

~Эдвард~

Все оставшиеся выходные после визита на кладбище я думал о Дженнифер. Как и сейчас – сидя на скамье в городском парке. Мысли терзал вопрос: что вызвало такую холодность по отношению ко мне? Эх, память меня подводила уже на некоторые события из детства… И неудивительно: в жизни уже было столько стресса, столько шокирующего и прочего, что старые воспоминания могли уже и подзатереться.
- О чем задумался, Стальной? – раздался голос над ухом.
Я поднял голову и увидел… ба, генерал-майора Конева собственной персоной.
- Тоже решили проветриться, генерал-майор? – спросил я, пододвигаясь.
Мустанг сел на скамью рядом со мной.
- Да. Надо же это хоть изредка делать в перерывах между работой? – сказал он. – Так о чем сидел думал?
- Да так… Генерал-майор… - начал было я.
- Вне работы можешь называть меня по имени и обращаться на «ты». Все-таки ты уже не ребенок, - махнул рукой начальник.
Я удивился, кашлянул и продолжил:
- Ге… Рой… К нам не было никаких переводов из соседних окружных центров?
Мустанг задумался, прикрыв глаз.
- Вроде недавно к нам из Ист Сити перевели одного государственного алхимика. Поставили опять же ко мне в подчиненные… Второе имя – Ледяной Алхимик. Ученик Баска Грана.
- Самого генерал-майора Грана? – удивился я.
- Ага, - кивнул Рой. – Я еще пока не встречался с ним. Но говорят, что он – очень искусный алхимик и отменный боец. Гран подготовил себе достойную смену…
Я задумчиво хмыкнул.
- Значит, Ледяной Алхимик… - протянул я. – Что ж… Надеюсь, что мы скоро познакомимся.
- И верно надеешься, – раздался со стороны чей-то холодный голос.
Мы с Мустангом обернулись в ту сторону. К нашей скамье медленным шагом направлялась… Дженнифер.
- Дженни? – изумился я. – Вот так сюрприз!
- Мисс, позвольте узнать: кто вы? – поинтересовался начальник.
Джен встала по стойке смирно и поклонилась.
- Позвольте представиться: Дженнифер Фэллон, дочь Медного Алхимика Джона Фэллона, ученица Баска Грана, известная как Ледяной Алхимик, - проговорила она.
ЧТО-О-О-О??? Дженни – государственный алхимик?! У меня отпала нижняя челюсть. Генерал-майор тоже крайне удивился.
- Так это вы моя новая подчиненная? Надо же… Вот уж не думал, что такая симпатичная девушка будет тем самым «Великолепным Бойцом»… - проведя рукой по подбородку и смерив подругу оценивающим взглядом, сказал он.
Джен усмехнулась.
- Никто не думал, когда знакомился со мной, - проговорила она. Затем перевела взгляд на меня. – Я попрошу у господина главнокомандующего в качестве переаттестации дуэли между нами, Стальной Алхимик Эдвард Элрик…
- А… Но… зачем? Джен, перестань ты уже меня прям ненавидеть! В чем я провинился? – спросил я недоуменно.
Дженни прищурилась.
- А ты забыл?.. «Катись… Проваливай! Хоть в кои-то веки никто не будет сюсюкать над ухом «Эдя то, Эдя се»!»… - понизив тон голоса, сказала она.
Вспомнил… Так… Эдвард Элрик, ты и-ди-от! О чем ты тогда только думал? Ну правильно – ни о чем! Только недавно потерял руку и ногу, брат стал душой в доспехах, а эта девчонка была в тебя влюблена, что тебя дико раздражало с тех пор, как мальчишки обсмеяли тебя…
- Дженни… Я… - проговорил я.
- Что? Что ты? – вроде взгляд подруги несколько смягчился, хотя все равно оставался достаточно холодным. – Все равно тебе не отвертеться от дуэли, Элрик… Выясним, кто из нас лучший боец…
С этими словами она развернулась и пошла к выходу из парка.
- Вижу, у тебя с этой девушкой давние счеты? – спросил с легкой усмешкой Мустанг.
- Это у нее давние счеты со мной… - произнес я…

* * *
- Все же мне неловко отвлекать тебя в который раз, Шеска, - протянул я.
- Эд, брось ты! – с усмешкой проговорила Шеска, копаясь среди документации. – Я уже говорила, что ты можешь просить меня все, что тебе необходимо! Не извиняйся.
- Ну… - я приулыбнулся.
- Ага, нашла, - девушка выудила из ящика весомую папку с множеством бумаг. – Как ты просил: «Личное дело Дженнифер Фэллон».
- Замечательно! Огромное спасибо, Шеска, - кивнул я.
- Да не за что! – улыбнулась девушка, поправив очки.
Я взял папку и раскрыл ее.
- «Дженнифер Фэллон. Пол: Женский. Год рождения: 1900. Цвет глаз: серый. Рост: 152 см. Вес: 42 кг. Навыки: фехтование, стрельба, рукопашная борьба, алхимия. Статус: Государственный алхимик. Второе имя: Ледяной Алхимик». М-да, стандартная базовая информация… - протянул я, перелистывая страницу. – «Место рождения: Ризенбург, Аместрис. Родители: Отец – Джон Фэллон (1870 – 1911), Мать – Маргарет Фэллон (1875 – 1911)»… Стоп… Ее родители умерли??? Причем… спустя год после их отъезда в Ист Сити.
- А ты об этом не знал, Эд? – спросила Шеска, сняв очки.
- Нет… Мы ведь не общались все это время… Я лишь недавно ее встретил, - сказал я.
- И она ничего тебе не рассказала? – несколько удивилась девушка, протирая очки.
- Ну… У нас с ней не лучшие отношения… - пробормотал я, опустив взгляд.
- Оу… Понятно… - несколько виновато сказала архивариус, чуть не выронив очки.
Я вздохнул и продолжил листать личное дело Дженни. Вот дальше-то и прояснялся вопрос на тему ее родителей – дальше следовала вырезка из газеты. Статья под заголовком: «Страшное крушение поезда на пути “Ист Сити – Сентрал Сити”».
- Так… - я стал внимательно читать статью. – «В два часа пополудни произошла страшная авария. Поезд, следовавший маршрутом “Ист Сити – Сентрал Сити”, потерпел крушение, сойдя с рельс. Более тысячи человек погибло. В их числе несколько военных»… О, а вот и имена родителей Джен. Выделены маркером.
Я перелистнул вырезку.
- Что ж… Это ей, фактически, было почти одиннадцать лет… - протянула Шеска.
- И это было тогда, когда я стал государственным алхимиком… - добавил я, продолжая читать дело. – «После инцидента Дженнифер находилась под патронажем генерал-майора Баска Грана. Затем генерал-майора убивает ишварит по прозвищу Шрам. Девушка продолжает обучаться алхимии самостоятельно и затем в четырнадцать лет проходит аттестацию на звание государственного алхимика. После чего работает под началом чиновников Ист Сити. В 1920 году перенаправлена в Сентрал Сити и назначена подчиненной у генерал-майора Роя Мустанга».
Я хмыкнул.
- М-да, можно считать, что она второй по счету молодой алхимик, прошедший аттестацию на государственный пост, - сказала Шеска, надевая очки. – После тебя, конечно.
- Да уж… Ладно, в принципе, я выяснил все, что мне необходимо… - я закрыл папку и хотел было положить на стол, как вдруг из нее выпал листок. Я поднял его, собираясь вложить обратно, но тут взгляд уловил строки заголовка «Инцидент в экспериментальной лаборатории».
- Это еще что? – озадаченно спросил я и стал вчитываться. – «В марте 1915 года произошел взрыв в исследовательской лаборатории Ист Сити. В ней проводилось изучение человеческого преобразования и Философского камня. Опыт возглавлял подполковник Фрэнк Арчер. Проводила преобразование майор Дженнифер Фэллон»… Что??? – хм, я-то думал, что в мире (даже в обоих) меня больше ничто не удивит. Ан ошибался. – «Эксперимент частично провалился. Человек, подлежащий воскрешению, не был возвращен к живым. Существо, получившееся в итоге, было уничтожено. Дженнифер Фэллон в тяжелом состоянии увезли в госпиталь. Последующие обследования показали, что у майора перестала функционировать репродуктивная система. Поставленный диагноз: бесплодие».
- У-у-у, это серьезно… - проговорила Шеска. – Наверняка для мисс Фэллон это был большой стресс. Тем более в пятнадцать лет…
- М-да… - я с грустным видом вложил листок обратно в папку. – Удивительно, что она до сих пор не сломалась под всеми тяготами жизни… А еще сказала, что хочет с мной драться…
- И что, ты согласишься принять ее вызов? – поинтересовалась девушка.
- А что делать – она же пойдет подавать прошение главнокомандующему. А это значит, что я по-любому не отверчусь от этого! – сказал я, пожав плечами.
- М-да, проблема. Ты ведь у нас один из лучших… - задумчиво протянула архивариус.
- Это да. Но ведь наверняка эта девица захочет мне и так, кулаками надавать… - усмехнулся я. – А я же обычно блокирую удары железной рукой… Как бы не пришлось ставить механическую руку ей!
Я потянулся и провел рукой по шее.
- Ладно. Еще раз спасибо за информацию, Шеска. Если что – я к тебе еще буду заходить! – сказал я, направляясь к выходу.
- Не за что. Обязательно, Эд! Передавай привет Уинри и остальным, - кивнула Шеска.
- Всенепременно! – улыбнулся я и вышел из архива…

* * *
Я неторопливо шел от здания архива, думая над недавно усвоенной информацией. М-да, однако же жизнь была у Дженни все эти годы. Фактически, мы теперь с ней на равных… Правда, не знаю, что хуже: не иметь пару конечностей (но при этом иметь возможность поставить им механическую замену) или же не иметь возможности в будущем иметь детей?.. Скорее, второе – внутренние органы хоть и восстановимы, но пересадка у нас пока редкость, да и не факт, что найдутся подходящие органы…
Пока я думал, передо мной поперек дороги прошла черная кошка. Я мельком глянул на нее. По случайности мы встретились с ней глазами… Я обомлел. Снова! Кошка с фиолетовыми глазами! После встречи взглядами кошка рванула в ускоренном темпе дальше.
- А ну стой! – крикнул я и понесся следом за ней.
К сожалению, догнать Зависть я так и не сумел: за очередным поворотом, что я пробежал, я потерял его из виду.
- Черт… Что же могло ему тут понадобиться? Ведь наверняка не просто так гулял… - проговорил я с досадой в голосе.
Ладно, обдумаем это позже. Сейчас же важнее были другие вещи…

Глава четвертая. Начать сначала.
~Эдвард~

Я шел по коридору штаба к кабинету главнокомандующего. Непонятно, почему меня вызвали. Но раз уж вызвали, то нужно явиться. Надеюсь, это не нагоняй какой: не люблю, когда меня отчитывают…
Вот и нужная дверь. Я коротко и твердо постучал. Открыл мне дверь какой-то неизвестный генерал.
- Полковник Элрик, прошу вас, проходите, - сказал он учтиво и отошел, пропуская меня.
Я кивнул и прошел в кабинет.
- А-а, мистер Элрик, садитесь! – сидя за большим дубовым столом и с улыбкой поглаживая бороду, проговорил главнокомандующий Дарвон.
Я послушно сел на стул напротив.
- Вы меня вызывали, сэр. По поводу чего именно? – поинтересовался я.
Хех, все же когда было нужно, я умел быть вежливым.
- Видишь ли… Недавно в качестве зачета на подтверждение аттестата одна девушка изъявила желание вызвать тебя на алхимическую дуэль, - проговорил Джеймс.
- Я, кажется, догадываюсь, кого вы имеете в виду… - с вздохом произнес я.
- О-о, неужели? – с улыбкой спросил мистер Дарвон.
Я кивнул.
- Дженнифер Фэллон, Ледяной Алхимик. Я не ошибся? – поинтересовался я.
Главнокомандующий удивился.
- Однако вы абсолютно правы! Именно она, - сказал он с усмешкой. – Вы, кстати, знакомы с ней?
- Да, - ответил я. – С детства… Но очень долгое время не виделись – лет девять…
- А-а-а-а, ясно. Ну, что ж, я так понимаю, вы уяснили уже, к чему должны готовиться? – задал Джеймс вопрос.
- Конечно, сэр… - сказал я.
Мистер Дарвон довольно улыбнулся.
- Отлично. Я думаю, вы не проиграете, Эдвард… - он чуть наклонился вперед. – Как вы, кстати? Я имею в виду, после смерти вашей напарницы… Хоть и прошел целый год, но мало ли…
Я несколько изумился, но потом хохотнул.
- Все в порядке, сэр, не стоит беспокоиться! Жизнь ведь продолжается, - проговорил я.
- Ну в таком случае можете идти, мистер Элрик, - с улыбкой сказал главнокомандующий.
Я встал со стула, поклонился и направился к выходу. При этом я встретился взглядом с тем генералом, что был в кабинете и пропустил меня в начале. Как-то странно он на меня посмотрел… Нехорошо… Ладно, чхать я хотел на всяких незнакомцев…

* * *
- Значит, Дженни собирается попытаться тебя побить? – спросила Уинри, кладя на стол ящик с инструментами.
- Да. Придется с ней драться, - проговорил я, сидя на диванчике в мастерской и запрокинув голову.
- Братишка, а отказаться ну совсем никак нельзя? – поинтересовался Ал.
Я тяжело вздохнул.
- Ал, сам подумай: могу ли я, великий Стальной Алхимик, отказаться от аттестационного боя с девчонкой, которая сама меня на него вызвала, попросив главнокомандующего все устроить? – с нехорошей такой улыбкой маньяка спросил я.
У брата нервно дернулся глаз.
- Э-э-э… Наверное, нет… - проблеял Альфонс.
- Вот именно, - хмурым замогильным голосом произнес я.
- Бра-а-а-ат, не пугай меня! – возмутился несколько испуганно Ал.
- Ладно, извини, - сказал я уже нормально.
- Эд, ты главное не слишком сильно бей во время боя, хорошо? – сказала Уинри. – Все-таки Дженни девушка – раз, наша давняя знакомая – два. Хоть вы и не ладили…
Я задумчиво хмыкнул.
- Все зависит от того, как будет атаковать она. Надеюсь, я не стану ледяной скульптурой! – иронично усмехнулся я.
- Если станешь, то мы попросим генерал-майора Мустанга тебя разморозить, - хохотнул Том, копаясь вместе с Уинри в ящике с инструментами.
Я мрачно посмотрел на друга.
- Ты моей смерти хочешь, аспид? – спросил я.
- Да ладно, ладно, Эд, я пошутил! – нервно пробормотал тот. – Не делай такое лицо, а то Ал прав – страшно становится!
Я хмыкнул.
- Так… Через сколько там дней у тебя переаттестация? – спросила Уинри.
- Эм-м-м… Через пару дней… - протянул я.
- В таком случае иди и готовься, - скомандовала она, указав на меня своим бессменным гаечным ключом (я по привычке нервно дернулся)…

* * *
Два дня пролетели незаметно. И вот я уже шел знакомым путем к знакомому плацу. Со мной были Ал, Анна, Уинри и Том.
- Спасибо, что пришли поддержать меня, - сказал я.
- Учти, Эд: сломаешь протез – прибью! - сурово проговорила Уинри.
- Да знаю я, знаю… - выдохнул я.
Вскоре мы дошли до плаца. Я встал напротив уже стоящей там Дженнифер.
- Ита-а-ак!!! Вы наверняка удивитесь, но сегодня нас ждет очередное грандиозное событие в виде битвы двух государственных алхимиков!!! – прокричал в микрофон уже знакомый по предыдущей баталии голос. Только где был его источник – теперь было непонятно. – В правом углу великая и обворожительная, хладнокровная и сногсшибательная, неописуемо талантливая Ледяной Алхимик Дженнифер Фэллон, ученица самого Баска Грана!!! Прибыла к нам из далекого Ист Сити!!!
Хм, на сей раз приветствие заметно сократилось. Ну ладно. Толпа заликовала. Что забавно: Дженни дико засмущалась, пока ее называли «великой и обворожительной, хладнокровной и сногсшибательной и неописуемо талантливой».
- В левом углу знаменитый и неподражаемый - и не обращайте внимания на его рост… - голос на миг притих (видимо, ждал моей реакции). Я только устало вздохнул – я ведь знал, что 169 сантиметров (да, не удивляйтесь!) – вполне приличный рост. – Ибо он нисколечко не занижает его величия! Итак, на чем я остановился? А, да: знаменитый и неподражаемый, великий и ужасный, прошедший можно сказать, огонь и воду, Стальной Алхимик Эдвард Элрик!!!
Снова дикий шум толпы. Ну да, народ меня любит и уважает. Хех, приятно, однако…
- Итак, бойцы готовы?! Пять, четыре, три, два, один… БИТВА НАЧИНАЕТСЯ!!!! – объявил диктор.
Никто из нас пока не решился атаковать первым. М-да, это не битва с Мустангом – Джен так сразу очертя голову атаковать не станет, похоже.
- Ну-с, Элрик, готов к поражению? – сухо спросила Дженни.
- Ты знаешь, не готов. Я не проиграю девчонке, - с ядовитой усмешкой ответил я.
- Тебе же хуже, - сказала она, хлопая в ладоши и превращая металлическую пластину на своей перчатке без пальцев в когти. Получалось что-то на манер многолезвийного катара.
- Посмотрим, - протянул я, также хлопая в ладоши и преобразуя металлическую руку в клинок.
- Раз, два, три – и тебе хана! – все-таки я ошибся. Джен устремилась ко мне, замахнувшись когтями.
Ну, это неинтересно. Я отразил удар. Драка началась.
Удары отражались и наносились вновь, высекались искры, звенела сталь… Э-э, это уже похоже на описание рыцарского турнира… Что-то я не в ту степь ушел, заговорился.
Дальше пошло разнообразие. Дженни хлопнула в ладоши и направила в стороны. В воздухе рядом с ней появились ледяные колья.
- Сейчас ты увидишь, что я могу! – сказала подруга и, снова хлопнув в ладоши, направила колья в мою сторону.
Хм, преобразование влаги, находящейся в воздухе, - интересное дело. Я отскочил в сторону. Один из кольев оцарапал мне щеку. Красная струйка стекла вниз к подбородку, сорвавшись каплей на плац.
- И это все? Тогда мой черед! – сказал я, хлопнул в ладоши и коснулся камня плаца.
В тот же миг Джен подкинуло вверх резко вырвавшимся из земли столбом воды. Хе-хе, вот вам и рукотворный гейзер!
Дальше я уже пожалел, что поигрался с водой – в меня полетели ледяные стрелы. Я носился взад-вперед по плацу, уворачиваясь и отбивая от себя ледышки.
- Как тебе ледяной душ, Элрик? – усмехнулась Дженнифер, приземляясь на уже побитый плац.
- Ничего, освежает! – с нахальной ухмылкой ответил я.
Дженни вновь кинулась ко мне и стала наносить удары когтями.
- Хватит уже меня так яро ненавидеть! – сказал я, отражая удары. – Я понимаю, что…
- Ты не понимаешь меня, Элрик. И раньше не понимал, и сейчас не понимаешь! – проговорила подруга, продолжая наносить удары.
- Ты не права! Сейчас-то я понимаю! – возразил я, уворачиваясь.
Джен приостановилась.
- Понимаешь?.. Как ты можешь меня понимать? Ты ведь ничегошеньки обо мне не знаешь… - хмыкнула она.
- Отнюдь: я знаю все. И о том, что твои родители погибли из-за несчастного случая, и о том, что ты теперь бесплодна из-за эксперимента с человеческим преобразованием. Я все знаю! – ответил я.
От моих слов Дженни изумилась. Но потом мотнула головой, и в ее взгляд вернулся холод.
- Это не то, что я имела в виду… - подруга снова попыталась атаковать.
На сей раз я тоже атаковал. Дзынь! Когти были рассечены. Куски металла со звоном упали на каменную поверхность плаца. Я подсек Дженнифер снизу, и она упала на спину. После чего я приставил клинок к ее шее.
- Неважно… Я осознаю, что раньше был дураком… - произнес я. – И потому предлагаю начать нам все с начала.
Джен лежала, часто дыша и глядя на меня изучающим взглядом. Словно проверяла, не вру ли я. Я же убрал клинок и протянул ей другую руку.
- Согласна? – спросил я.
Подруга поглядела на руку, потом на меня и вздохнула.
- Можно попробовать… Эд… - впервые назвав меня по имени, ответила она и взялась за мою руку.
Я улыбнулся и помог ей подняться. К нам уже стали подходить военные – схватка была завершена.
- Итак, победил Стальной Алхимик Эдвард Элрик!!! – объявил диктор.
- Не жалко было проиграть? – поинтересовался я у Дженни.
- Да ладно… У этой битвы вышло даже более приятное завершение, чем я хотела, - сказала она, улыбнувшись. – К тому же ты и вправду отличный боец и гениальный алхимик.
Мы пожали друг другу руки в знак примирения…

Глава пятая. Новое начальство? А где же Мустанг?

~Эдвард~

После нашего с Джен примирения нас сделали напарниками. Чему я лично был рад – Тори часто где-нибудь пропадала, сваливая на меня всю работу, а одному мне было всегда скучно. Черт… А всегда думал, что работать одному лучше…
- Ну-с, Эд, не омрачает, что мы с тобой будем работать вместе? – поинтересовалась Дженни.
Мы с ней неторопливо шли по одной из улочек Сентрала к главному штабу. Хоть и время близилось к осени, погода была отличная: светило солнце, воздух был теплый и приятным. Посему торопиться куда-либо вообще не хотелось. Да и к чему – вышли-то мы довольно рано.
- А с чего это должно омрачать? Или ты мне всю жизнь будешь вспоминать детские обиды? – хмыкнул я.
- Ну-у-у-у-у… - задумчиво протянула Дженнифер, затем хитро ухмыльнулась.
У меня появилось нехорошее предчувствие. Я с подозрением глянул на подругу.
- Что значит это твое «ну-у-у-у-у»? – спросил я.
- То и значит – я подумаю, - сказала с нахальным видом она.
- Э-эй! Хватит уже, Джен! – возмутился я.
Дженни рассмеялась.
- Да успокойся ты, Эд! Я пошутила. Что было, то было. К тому же ты извинился, так что обиду я более не держу, - сказала она, махнув рукой.
Я облегченно выдохнул.
Мы завернули за угол. Вдалеке уже виднелась крыша здания главного штаба.
- Слушай… Я и представить себе не могла, что ты таки добьешься своей цели и станешь государственным алхимиком, - проговорила Джен. – Тем более сумеешь стать столь известным, побывать в куче всяких передряг…
- В армии и половины моих с братом приключений не рассказывают, - усмехнулся я.
- Неужели? – посмотрела на меня подруга. – То есть, кроме трех инцидентов в Лиоре, открытия Врат в Ист Сити было что-то еще?
- Ну… - я опустил взгляд. – Кроме этого, да и в составе этих были другие мелкие события…
- Эд… Ты… расскажешь мне потом как-нибудь? – неуверенно попросила Дженнифер. – А то… ну… я копалась в личном деле, да, не скрою, но все же лучше описание событий выслушивать от очевидца.
Я глянул на нее, затем с улыбкой кивнул.
- Конечно. Только ты взамен расскажешь о своих «гадостях жизни»! – сказал я.
- Это что, равноценный обмен? – усмехнулась Джен.
- У-у-уй, не надо только этого! – хохотнул я.
Мы вместе рассмеялись. За разговорами мы быстро дошли до места работы.
- Слушай, ты мне скажи: сама-то ты зачем стала государственным алхимиком? – спросил я, поднимаясь по ступенькам к главному входу.
- Вообще моей целью было выучиться на алхимика, чтобы впоследствии урыть тебя… - произнесла Дженни. У меня нервно дернулась бровь – ишь ты, а у этой девчонки упрямства не меньше моего. – Но теперь цель снята, так что, можно сказать, я работаю государственным алхимиком, чтобы просто жить.
- Все ясно, - с усмешкой проговорил я…

* * *
Мы традиционно постучались в дверь кабинета генерал-майора Мустанга. Ну, надо же было получить работу на сегодня… Забавно, но никто не открыл нам.
- Это еще что за ерунда? – недоуменно спросил я.
- Может, никого нету? И мы ошиблись в дне недели, и сегодня не среда, а воскресенье? – задала второй вопрос Дженни.
- Не смеши, Джен. Ничего мы не перепутали… - сказал я, затем снова уставился на дверь (нашел, что рассматривать, гений…). – Но в одном ты права: в кабинете действительно никого. Что очень странно…
Мимо нас прошла девушка с весомой стопкой книг в руках. Когда я глянул ей вслед, я узнал в ней Шеску.
- О, Шеска! – окликнул я ее.
Архивариус развернулась и выглянула из-за стопки.
- А, Эдвард, Дженнифер! Привет! – сказала она с улыбкой.
- Шеска, ты случаем не знаешь, куда запропастилось наше начальство вместе с другими подчиненными? – кивнула на закрытую дверь Джен.
Шеска задумалась. Затем на лице ее отразилось озарение.
- А, так это… Их всех отправили на север, в крепость у Бриггсовых гор, - сказала она.
- Что? Но почему? – удивился я.
- Войска соседней страны – Драхмы – стали нападать на крепость. Там сейчас развязалась нешуточная битва… - пояснила архивариус.
- А… а чего они про нас забыли? – с выражением полного недоумения спросила Дженнифер.
Шеска пожала плечами.
- Вроде как говорили, что вас перевели к другому начальнику… Э-э… Вроде его зовут Эдгар Симмонс… Генерал, довольно близок к главнокомандующему Дарвону. Но… - она огляделась по сторонам, затем подошла ближе и продолжила уже заговорщицким шепотом. – По секрету скажу вам: по характеру он – редкостная скотина. Его считают монстром почище Фрэнка Арчера или Зольфа Джея Кимбли. Подчиненных он не жалеет. Да и вообще… Такое чувство, будто он ненавидит людей в принципе…
Мы с Джен переглянулись.
- Опять «везет» как утопленникам… - хором протянули мы.
- Я уж думал, что начальства хуже Мустанга быть не может. Однако может… - выдохнул я.
- Знаешь, Эд… По сравнению со всеми начальниками Мустанг – ягненок. Пусть порой и грузит работой… Зато он всегда относился к тебе с пониманием, старался кое-где помочь, - проговорила Шеска.
- М-да… Ладно, где кабинет нового начальства? – спросила Дженни.
- Это вам в противоположный конец коридора, ребята, - кивком указала по описываемому направлению архивариус. – Ну а мне пора – надо отнести в архив книги с отчетами…
Она неторопливо пошла к лестнице и стала осторожно спускаться вниз. Мы с Дженнифер пошли в указанном направлении.
- Эд, как думаешь: наладим ли мы контакт с нашим новым начальником? – спросила подруга.
- Честно – мне как-то: любой начальник будет грузить работой… - протянул я.
- Согласна, - выдохнула Джен.

* * *
Теперь мы стучались в дверь кабинета генерала Симмонса. Через миг она открылась… Надо же! Открыл ее тот самый мужик, которого я уже видел.
С виду он напоминал тех, кого в другом мире называли индейцами: высокий, достаточно мускулистый смуглый мужик с черными, как смоль, волосами, убранными в два хвоста по бокам (слава богу, я воздержался от хихиканья – до того по-девчачьи выглядело!), одетый в форменные штаны и черную майку. Темно карие, почти черные глаза внимательно нас рассматривали с минуты две.
- А-а-а… Вы, должно быть, мои новые подчиненные? – выдал, наконец, басовитым с хрипотцой голосом мистер Симмонс. – Эдвард Элрик и Дженнифер Фэллон, два великих государственных алхимика?
Мы с Дженни переглянулись.
- Ну… Да, сэр, это мы, - протянула подруга.
Эдгар хмыкнул, затем рукой затолкал нас в кабинет и засадил нас за стол.
- Вот что, сосунки… Я в отличие от остальных не буду вами всячески восхищаться и подлизываться. Ибо начальник – я. А вы – всего лишь мои подчиненные. Так что правило такое: исполнять все мои приказы беспрекословно и идеально! Ясно? – строго сказал он, чуть ли не ввинчивая нас взглядом в сиденья стульев.
Вот это реально монстр… Права была Шеска: Мустанг по сравнению с ним – ангел во плоти. Вы будете смеяться, но мою голову тогда посетила лишь одна мысль: ХОЧУ ОБРАТНО К МУСТАНГУ!!! Судя по выражению лица Джен, у нее была аналогичная мысля…
- Я, кажется, спросил: ЯСНО?! – выкрикнул раздраженно генерал.
- Так точно, сэр! – сказали хором мы с Дженнифер.
Хотя, уточню: мы не сказали – мы проблеяли…
- То-то же! А теперь – за работу, шпана! – начальник водрузил на стол перед нами две солидные стопки документов. – И чтоб все было разобрано! Если найду хоть малейшую ошибку – пеняйте на себя…
Эдгар Симмонс еще раз смерил нас испепеляющим взглядом (а кто-то говорил, что Дьявола не существует! Черт, я так скоро и в Бога поверю!!!) и ушел к себе в комнату в дальнем конце.
Я поглядел ему вслед, после чего со стоном, полным глубочайшего страдания, плюхнулся лицом на стол.
- Чего стонешь? Давай, пора приниматься за работу. Чем раньше начнем – тем скорее закончим, - хмуро проговорила Джен.
Я «отлип» от стола, взял верхний документ и с вздохом начал работу…

* * *
Было уже совсем темно, а мы с Джен еще не закончили работу. Я зверски устал – глаза слипались и практически ничего не видели, левая рука, которой я писал, буквально отваливалась, голова гудела от количества прочитанной информации. Словом, полное измождение. Наверное, я за все время так ни разу не уставал.
- Хочу спа-а-а-а-а-а-ать… - простонала Дженни, шмякаясь лицом на стол.
- Терпи, рядовой, - генералом будешь! – сказал я со слабой усмешкой, искажая по-своему одну известную в другом мире поговорку. – Осталось не так много…
Подруга хныкнула, но все же поднялась и продолжила работу.
Наконец, последний рывок… Ура! Все документы были разобраны и подписаны. Я с вздохом облегчения откинулся на стуле.
- Итак, великие государственные алхимики смогли-таки одержать грандиозную победу над кипой документов! Два-ноль в пользу Эдварда Элрика и Дженнифер Фэллон! – прокомментировал я, вяло подняв вверх руку с вытянутым указательным пальцем.
Джен хохотнула.
- У тебя еще остаются силы для того, чтобы хохмить? Я тебе поражаюсь! А раньше-то всегда отлынивал от всяческой работы! – сказала она.
- Молчать! Не мешай мне наслаждаться мгновениями триумфа! – махнул я на подругу рукой.
- Тогда разреши присоединиться, - протянула Дженни.
- Разрешаю, - с благосклонным видом ответил я.
- Благодарю, о великий Стальной Алхимик! – с явной иронией произнесла Дженнифер.
Я косо глянул на нее. Она – на меня. Медленно на лицах обоих расползалась улыбка, после чего мы хором захохотали.
БАМ! Это открылась дверь комнаты начальства. Из нее вышел генерал Симмонс.
- Веселитесь? Это значит, вы все сделали? – сказал он, прищурившись.
Мы аж подскочили на стульях.
- Да, сэр! – хором воскликнули мы.
Симмонс подошел и стал осматривать подписанные нами документы. После доброй половины он прорычал и резко бросил их на пол.
- Я же сказал вам: исполнять мои приказы идеально! Чтоб придраться было не к чему! – прокричал он. – Два бездаря, а не работники!!! Это не документы – это мусор!!!
- Но сэр, мы же сделали все как надо! – пролепетала Джен.
- МОЛЧАТЬ, ИДИОТКА!!! – генерал отвесил ей крепкую оплеуху – она упала на пол, приложив руку к шее. – И не сметь возражать начальству!!!
Вот это уже крайняя степень свинства. Поднять руку на девушку!
- Сэр, извинитесь перед ней… - проговорил я негромко.
Генерал Симмонс обернулся ко мне.
- Что? Не расслышал, малявка, - проговорил он с презрением в голосе.
Ах еще и на больное место давить! Ну все!
- Извинитесь перед ней. Сейчас же! – еле сдерживаясь, напряженным голосом произнес я.
Симмонс встал прямо и подошел почти вплотную ко мне (дабы грозно возвыситься надо мной, гад!). О-хо-хо, да он выше меня на полторы головы! Вот это амбал…
- А не то что? Ты мне что-то сделаешь, коротышка? – с ядовитой усмешкой проговорил генерал.
Я скрипнул зубами. Теперь уже мой взгляд прожигал насквозь.
- Никто не смеет обижать моих друзей… И НАЗЫВАТЬ МЕНЯ МАЛЫШОМ-РАЗМЕРОМ-С-ПЕСЧИНКУ!!! – проревел я, саданув ненавистному мужику в челюсть с правой руки.
Громила пошатнулся и рухнул на пол, отрубившись. Я же схватил Джен за руку и побежал из кабинета к лестнице.
- Эд! Погоди, куда ты меня тащишь? – непонимающе спросила подруга, еле поспевая за мной.
- Куда-куда… Домой, в казармы! Если мы тут останемся, то нам будет о-о-очень плохо! – сказал я, перескакивая через пять ступенек и приземляясь в самом низу лестницы.
Дженни прыгнула следом, но устоять не смогла, и мне пришлось ее ловить. Затем мы рванули к выходу.
М-да, жить захочешь – и не так сорвешься…

0

11

Глава шестая. Снова гомункулы, или возвращение Данте.

~Эдвард~

На следующий день нас вызвали в кабинет главнокомандующего. Мы ждали отменного нагоняя… но вот забавно: мистер Дарвон не кричал на нас. Да вообще особо не отчитывал. Что крайне поразило (и наверняка разозлило) генерала Симмонса. Так что мы со спокойной душой вышли из кабинета главнокомандующего и направились к кабинету начальства. Должно быть, Джеймс узнал от кого-то о том, что случилось на самом деле. Интересно…
- Но все-таки ты круто врезал этому нахалу тогда! – довольно проговорила Джен.
- Ну, с железной-то рукой и хорошо поставленным ударом это нетрудно, - с усмешкой ответил я.
- Все равно! Но главное… - она улыбнулась. – Главное, что ты за меня заступился. За что тебе огромное спасибо.
Я слегка смутился.
- Да не за что. Любой бы на моем месте поступил бы так же, - произнес я.
- Но мой друг-то ты, а не кто-то любой. Так что и спасибо тебе, - Дженни подмигнула мне.
Я с улыбкой кивнул.
Кабинет начальства оказался заперт. И внутри никого не было. Так что мы потоптались-потоптались, да и пошли к лестнице.
- Интересно… У нас что, сегодня никакой работы не будет? – задумчиво протянула Дженнифер, пока мы спускались вниз.
- Если да, то и замечательно – не хочу снова выслушивать крики этого бугая… - произнес я.
- Эдвард, Дженнифер! – прокричал кто-то, быстро поднимаясь к нам.
Это была Тори. Вид у нее был взволнованный.
- Тори, что-то стряслось? – спросила Джен.
- Да. В парке сейчас шумиха. Гомункулы вновь объявились! – ответила девушка.
Дженни удивилась, а я нахмурился.
- В парке, говоришь? Нам надо туда. Срочно! – сказал я.
Мы втроем побежали вниз по лестнице в сторону выхода. Честно говоря, было очень странно то, что гомункулы действовали вот так явно. Они добивались чего-то? Впрочем, далее все стало ясно…

* * *
~Дженнифер~

Хорошо, что у майора Чемберз была машина. Мы сели в нее и поехали к месту происшествия.
- Эй, Тори, а ты не говорила, что умеешь водить и что имеешь машину! – с усмешкой проговорил Эд.
- Не говорила. Потому что у меня машины и нет. И веду я ее чуть ли не впервые, - ответила Тори.
- Т… То есть как? – нервно хихикнув, спросила я.
- А так! Как есть. Но вы не бойтесь, ребятки, со мной не пропадете! – с улыбкой произнесла майор.
Мы с Эдом переглянулись. Чемберз вставила ключ и завела машину.
- А вот по-моему как раз наоборот!!! – вскрикнул приятель, когда Тори резко надавила на газ.
Дальше начался настоящий экстрим. Просто Тори для уменьшения временных затрат решила срезать путь, направив наш драндулет по переулкам, дорога которых была вся в колдобинах и ямах. Я и Эдвард дружно вцепились друг в друга, панически вопя, ибо всякий раз машину ужасно заносило и трясло, что создавало впечатление, что машина сейчас либо перевернется, либо развалится.
В конце концов после нескольких минут такой экстремальной поездки мы прибыли к главному входу в парк. Тори облегченно выдохнула, заглушила двигатель машины и вытащила ключ.
- Эй, чего это вы? – спросила она, с усмешкой во взгляде смотря на нас с Эдом. – Жметесь друг к другу как пара голубков.
Я косо глянула на приятеля, а он – на меня. Мы тут же поторопились отстраниться друг от друга. Мои щеки слегка залились румянцем.
- Ладно, выгружаемся из машины! – снова стал серьезным Эдвард.
Я и майор Чемберз кивнули и вышли следом за ним…
… БАБАХ! Это громыхали ружейные залпы. Стреляли по группке людей… точнее, гомункулов. Когда мы приблизились, я углядела среди них одного… который был мне знаком.
Я открыла рот от изумления. Да-да, все такой же, как и когда-то в один холодный зимний день…

- - -
- Так ты, значит, алхимик?
- Угу.
- И как, ты достаточно сильная?
- Я не знаю.
- Ну… Например, сумеешь создать Философский камень?
- Философский… Но это же выдумка. Философского камня не существует! Или… Ты хочешь сказать…
- Вот именно…
- И… с его помощью я сумею вернуть себе то, что утратила?
- И даже больше: ты сможешь воскресить своих родителей.
- Но… со дня их гибели прошло много лет. Неужели получится?
- Конечно!
- Ты такой умный… Кто ты? Как тебя зовут?
- Ну… Скажем так: я Друг.
*сомнительный взгляд* - Друг?
- Да! *ухмылка*
- Я… Ты не человек…
- Что? Почему ты так думаешь?
- Твое бедро… На нем Уроборос.
*досадный вздох* - Догадалась-таки… Что ж, как я полагаю, сотрудничеству не быть? Тогда мне придется тебя прикончить…
- - -

Я тогда еле выжила после той драки. Хех, а ведь если бы я доверилась этому гомункулу, то неизвестно, что случилось бы! Должно быть… то, что вышло в итоге с Эдом и Алом…
Эд, видимо, заметил удивление на моем лице и поинтересовался:
- Ты уже когда-то видела одного из них?
Я кивнула.
- Вон того, - мой палец указал на гомункула с прической а-ля пальма.
- Зависть??? Но… как? Когда ты с ним виделась? – удивился парень.
- Долгая история… Скажу одно: если б не моя подозрительность, я могла бы стать жертвой крупной аферы, - протянула я.
Эдвард хмыкнул.
- Наряду с нами, да?.. Представляю, что могло бы выйти… - проговорил он.
Мы подошли еще ближе к «полю боя». Пальба прекратилась – видимо, и снайперы, и мишени подустали.
- Хей, гляньте, наш старый знакомый Стальной Недомерок! Эй, малявка, как жизнь? – нахально спросил тот, кого Эд назвал Завистью.
Эд моментально вскипел.
- НЕ НАЗЫВАЙ МЕНЯ КАРАПУЗОМ-МЕНЬШЕ-БОБА!!! – взревел он.
- Эй, он не зашел так далеко… Ты утрируешь, - кашлянув, уточнила я.
- Да мне пофиг: он меня так и так бесит! – все еще кипя, проговорил приятель.
Я вздохнула.
- Ты порой чрезмерно вспыльчив… - протянула я.
- Так-так, кого я еще вижу! – ухмыльнулся Зависть. – Эй, малышка, мы ведь когда-то встречались!
Тут уже вскипела я.
- НЕ СМЕЙ ЗВАТЬ МЕНЯ МАЛЫШКОЙ, ГАД! – прорычала я.
Ну… В армии меня частенько называли «малышкой»: во-первых, оттого, что в Ист Сити я была единственной девушкой-государственным алхимиком, а во-вторых, потому что была самым молодым военным. В итоге это стало меня жутко бесить…
- Э... Так что ты там говорила насчет вспыльчивости? – методично поинтересовался Эдвард.
- Батюшки, бесплатное дополнение к Стальному Шизику… - мрачно произнес гомункул.
- Неважно, Зависть… Они все в итоге умрут… – протянула без тени эмоций в голосе черноволосая женщина-гомункул в длинном платье.
- А что вы собственно делаете здесь? – спросил Эд.
- Как будто мы обязаны тебе отвечать, креветка… А впрочем… Скажу одно: конец близится… - с злорадной ухмылкой произнес Зависть.
- Конец чего? – недоуменно спросила я.
Однако косой взгляд на Эдварда дал мне понять, что дело дрянь. Причем такая кошмарная, что врагу не пожелаешь. Хотя… уж лучше если б она досталась им, а не нам – они ж все равно бессмертны! Фактически…
Элрик криво ухмыльнулся.
- И каким же вы образом собираетесь вершить этот «конец»? Фламель мертв, а Данте… - он недоговорил.
- Она, а то есть я, жива… - с легкой усмешкой произнес чей-то голос.
Через миг из-за остальных гомункулов – рыжеволосой девушки и черноволосого парня – вышла женщина в сером с белыми манжетами платье. Волосы у нее были светлые-светлые, почти белые (как моя челка). Серо-зеленые глаза с легкой насмешкой смотрели на нас.
- Ч… Но ты же… Разве ты не… Мелисента? – Эд был в некотором роде шоке.
Я же с выражением полного идиотизма на лице переводила взгляд с женщины на приятеля. Женщина рассмеялась.
- Мелисента? Ну, внешне может и да… - проговорила она.
Эдвард нахмурился.
- Снова сменила «оболочку», а, Данте? – спросил он.
Мои глаза, наверное, стали размером с блюдце, а выражение лица – еще более идиотским. Та-а-ак, теперь точно надо будет расспросить Эда и Ала об их приключениях! А заодно и Уинри – наверняка она тоже в чем-то да осведомлена…
- И что если так? Все-таки тогда мне ведь удалось создать хоть какой-никакой, но Философский камень… Так что не грех было воспользоваться им и услужливостью Мелисенты, - произнесла Данте.
Шок. Неужели…
- Так значит все инциденты, связанные с Философским камнем, происходили из-за нее?! И все ради того, чтобы поменять старое тело на новое?!?! – воскликнула я.
- Ну, если говорить очень коротко – да, - сказал Эд. Затем обратился к женщине. – Значит, ты все еще не бросила свою ту безумную идею?
- Естественно нет, - с улыбкой проговорила та.
- Мне вот интересно: как тебе удалось выбраться из Врат? Тебя ведь затянуло туда вместе со мной, Жени и Фламелем, - Эдвард нахмурился.
- А это тебя уже не касается… Ребятки, уходим. А убивать их будете потом – когда я скажу, - сказала Данте гомункулам.
- Эй, старуха, так неинтересно! Я хочу распотрошить этого проклятого Элрика! – возразила рыжеволосая девушка-гомункул.
- Но-но, Двуличность! Ты этого не сделаешь – это сделаю я! – возмущенно воскликнул Зависть.
- Нет, не ты, а я! – сжала руки в кулаки Двуличность.
- Нет, я! – не уступал Зависть.
Мы с Эдом, как и остальные военные, стояли и в непонятках смотрели на сей спор.
- Э… Эд, а скажи-ка мне: сколько еще народу хочет тебя убить? – спросила я.
- М… Вообще-то кроме них больше никто… насколько я знаю. Ну а так может быть многие… - хмуро ответил парень.
- Тихо! – не выдержала Данте. – Я сказала: уходим! А уж потом, когда я разрешу, можете его хоть четвертовать и глумится над останками!
Гомункулы хотели было возразить, но испепеляющий взгляд хозяйки дал понять, что лучше оставить свои мнения при себе.
- Ладно. Еще свидимся, Стальной Коротышка! – махнул рукой Зависть и, подхватив Данте, умчался следом за остальными.
- Только попробуй еще раз назвать меня малышом-с-микроба – удавлю!!!!!!! – крикнул яростно Эд.

* * *
~Эдвард~

- М-да, дело, как говорится, дрянь… - выдохнув, проговорил я.
Мы уже возвратились из парка в казармы и рассказали обо всем Аллу с Анной.
- Если не хуже… Ей-богу, Данте – безумна! – покачал головой Ал.
- Было бы лучше, если б эта ведьма померла еще тогда, когда я отправился по ту сторону Врат! – скрипнул зубами я.
- Да-а, Эд, вижу, насолила вам в свое время эта дама… - протянула Джен, крутя в руках свои алхимические часы.
- Это еще мягко сказано! – с мрачным видом ответил я. – Мало того, что она в свое время была любовницей нашего отца… Так спустя много-много лет она с помощью своих верных гомункулов Зависти, Похоти, Лени и Обжорства (плюс не без помощи фюрера, который также являлся гомункулом) заставила нас с Алом участвовать в создании Философского камня и чуть не угробила нас обоих!
Дженни присвистнула.
- Во-он оно что… - сказала она.
- И сейчас она собирается открыть Врата, чтобы вызволить оттуда самое могущественное создание… которое НЕЛЬЗЯ выпускать, ибо это угрожает сохранности мира! – добавил я.
- Ты о… Высшем Разуме? Такая… беловолосая девушка в черном балахоне, с синими змеиными глазами? – спросила Дженнифер.
Я уставился на подругу.
- Так ты тоже ее… А, ну да, ты ведь тоже там была… - упавшим голосом произнес я.
Джен нахмурилась.
- Я как-то разбирала книги в библиотеке генерал-майора Грана и наткнулась на фолиант, в котором описывались древнейшие эксперименты по алхимии, - проговорила она. – Там-то я и вычитала про это существо…
- Интересно, существует ли какой-нибудь способ раз и навсегда запечатать его… то есть, ее во Вратах? – задумчиво спросила Анна.
- Если и есть, то наверняка существует и риск того, что с запечатыванием Врат заблокируется и всякая алхимия, - предположил Ал.
Я нахмурился.
- Это возможно… Но думаю, что стоит поискать и альтернативу. Ведь всегда из какой-либо ситуации есть не один, а несколько выходов, - сказал я.
- Значит, будем искать? В таком случае нужно будет присоединить к поискам всех знакомых нам библиотекарей и архивариусов, заведующих в библиотеках столиц округов страны, - протянула Дженни.
- Да тут, наверное, придется и в соседнюю страну, в которой тоже есть алхимия, ездить – в Син, - сказал Альфонс.
Я согласно кивнул.
- Да уж, придется… - я прикрыл глаза и после минуты такого стояния приулыбнулся. – Ну ладно, где наша только не бывала! Думаю, у нас все получится – стоит только захотеть!
Все кивнули.
- Желание, возможности и упорство – вот все составляющие успеха. А у нас все это есть. Так что можно смело начинать! – сказала Дженнифер.

Глава седьмая, или глава-отступление первая. Армейский… кот?

~Эдвард~

- Уборка – это Сизифов труд! Я так считаю… - прокомментировал я то, что собиралось происходить в нашей комнате в казарме.
Насколько я узнал в свое время, «Сизифов труд» - это значит «работа, которая бесполезна, ибо в конце концов не приносит успехов да и каких-либо результатов вообще». А «Сизифов» – потому что был в мифологии одной древней страны такой герой, Сизиф, которого за какие-то деяния наказали боги, и он в течение вечности пытался закатить камень на гору, но все никак не мог – камень предательски скатывался вниз, и приходилось начинать все сначала… Так, к чему это я?..
- Не знаю, чей там это труд, но тебе тоже не помешает поработать! – сказала Джен, стоя с влажной тряпкой в руке и торжественно вручая мне другую.
- Чей-чей – Сизифов! Все равно же потом опять пыльно-грязно будет! – сказал я с легким хныком, но тряпку все-таки взял.
- Ты давай не выпендривайся, а начинай вытирать полки и перебирать книги! – ткнула пальцем мне в нос Дженни. – Раньше начнешь – раньше закончишь.
Я убрал ее палец от носа и, хмыкнув, принялся за «труды праведные».
- Диктаторша… - буркнул я.
БАЦ! Мне досталось скрученной тряпкой по… хм, в общем, пониже спины. Я подскочил чуть ли не до потолка.
- С ума сошла?! – воскликнул я, оборачиваясь к Дженнифер.
- А? Что? – с невинными глазами и улыбкой спросила она.
Я стоял, тяжело дыша и свирепо смотря на нее, где-то минут с пять, но потом махнул рукой.
- Да ну тебя, засранка… - проговорил я, возвращаясь к работе.
На этот раз подловить меня не удалось. Я вовремя среагировал и ухватил скрученную тряпку за конец.
- Черт… - произнесла пойманная с поличным Джен.
- А вот теперь ты у меня получишь! – сказал с улыбкой садиста я и набросился на подругу.
Дальше началась битва, в которой я пытался вымыть лицо Дженнифер тряпкой, а она в свою очередь старалась увернуться и растрепать мне волосы своей тряпкой. Со стороны эта баталия с диким ревом, сменяющимся истерическим хохотом, выглядела ну очень комично.
- Эд, Джен, перестаньте уже! – возмутилась Анна, до этого момента с Алом подметавшая пол.
Мы остановились. Картина была такова: я, валяющийся на полу с взъерошенными волосами и тряпкой в руке, и Дженни, лежащая сверху на мне, тычущая тряпкой мне в щеку.
- Ей-богу, как дети, хотя обоим давно по двадцать! А, Ал? – обратилась Ренделл к брату.
- Анна, ты забываешь, что это мой брат. А он никогда не повзрослеет полностью! – усмехнулся тот.
- Э! Что это значит? – возмутился я.
- Да вижу, что не только он, - хохотнула Анна.
Джен хмыкнула и повернула лицо ко мне. Черт… Так близко… Я невольно смутился.
- Ладно, Эд. Им нас не понять, так что будем считать, что ничего не слышали, лады? – с хитрой улыбкой сказала подруга.
Я ухмыльнулся и согласно кивнул. Дженни подмигнула мне и… вот уж не ожидал… быстренько чмокнула меня в щеку (отчего я слегка покраснел. Блин, не люблю, когда меня смущают!). После чего поднялась и протянула мне руку, сказав:
- Ну, чего разлегся? Пол лучше протирать тряпкой, а не собой!
Не понимаю я девушек… Да и весь женский род в целом! То ненавидела меня долгое время, а теперь нате – целует! Я выдохнул и, взявшись за руку подруги, поднялся. Дженни и Анна ушли мыть тряпки.
- Скажи, брат… Она тебе нравится? – с хитрой улыбкой спросил Ал.
Я удивленно посмотрел на него.
- Ты это о ком? – спросил я.
- О Джен. Ты так покраснел, когда она тебя поцеловала… - все с той же хитрющей мордой продолжал брат.
Я на миг застопорился, но потом искренне возмутился:
- О чем ты говоришь, Ал? Вот же глупости! Она просто хороший друг.
- Ну-ну… - продолжая издевательски ухмыляться, протянул Альфонс.
- Не прекратишь – придушу, - коротко прошипел я.
Тут в комнату вернулись девчонки.
- Та-ак, мальчишки, пр-родолжаем работу! – командным тоном произнесла Джен.
Ну что… Пришлось продолжить! Вопреки моим принципам, что убирай-не убирай, результат один…

* * *
Я проклинал все на свете. Вспоминал все известные мне ругательства. Почему? А вот почему… После уборки комнаты девчонки нашли кучу якобы ненужных вещей и сгрудили в две большие коробки. Затем Джен вызвалась возглавить «одну из двух бригад, которая транспортирует коробку до пункта назначения под названием мусорный контейнер». Как вы думаете – кого припрягли тащить эту самую коробищу? Правильно, меня.
- Шире шаг, полковник Элрик! – продолжала командовать Дженни, идущая впереди меня.
- Я тебе потом покажу «шире шаг». Вот только избавлюсь от этого груза! – прохрипел я.
- Ой-ой, а ты что, предложил бы идею получше? Например, мне тащить эту коробку? Бессердечный! – драматичным тоном проговорила Дженнифер, заламывая руки. – Я же несчастная, хрупкая девушка. Я бы надорвалась, таща эту громадину!
- Как будто мне это легче легкого! – возмутился я.
- Ну ты же у нас должен быть сильным, - весь драматизм ушел, сменившись лукавой улыбкой.
- Да неужели? – язвительным тоном спросил я.
- Да! Ты ж у нас таскаешься с протезами? А для этого нужна хорошая физическая форма! Так что ты просто обязан уметь таскать тяжести! В конце концов – ты же мужчина! – аргументировала свои доводы Джен.
- Между прочим как раз потому, что я таскаю протезы, мне и в разы тяжелее! – хрипло сказал я.
- Не хнычь, Элрик. Ты же Стальной Алхимик! Где твоя хваленая стальная воля? – продолжала издеваться подруга.
Я не выдержал и зарычал.
- Ой, вон оно как. Слушай, тебя случайно собака там какая не покусала? А то вдруг надо сделать прививки от бешенства… - протянула Дженни.
Терпение мое отдало концы. Ну да месть была близка – мусорный контейнер был всего в паре шагов. Я рванул с удвоенной скоростью к предмету, что освободит меня от груза. Дженнифер изумленно уставилась мне вслед. Наконец, я с упоением кинул злополучную коробку в мусорку и был свободен. А раз так…
- СПАСИТЕ!!! ХУЛИГАНЫ ЗРЕНИЯ ЛИШАЮТ!!! – вопила Джен, когда я погнался за ней с преобразованной в клинок механической рукой.
Да, знаю, такая практика уже была… Но отличия разительны: тут-то не узкие коридоры главного штаба армии, а вполне широкие улицы Сентрала! И практически никто не мешается на дороге.

* * *
- Эд, ты жестокий человек! – обиженным тоном проговорила Джен.
- Да-а, - с довольной ухмылкой протянул я.
- Изверг!
- Ага-а.
- Мучитель!
- Еще ка-ак.
- Коротышка с садистскими наклонностями… - пробубнила еле слышно подруга.
- ЧТО-О?! – взревел я.
- Н-ничего… - проблеяла Дженни.
- Вот и молчи… - проговорил я.
Такие вот разговоры были, пока мы возвращались по лестнице в свою комнату в казарме. Наконец, мы прошли сквозь дверь внутрь нашего обиталища. Ал и Анна уже вернулись после своего похода до другого мусорного контейнера. Почему-то, когда мы вошли, они резко начали что-то… прятать? Нет, должно быть, мне показалось…
- Миссия выполнена! Фу-ух… - произнес я, плюхнувшись на диван.
- Ну и отлично. Теперь тут хоть жить легче стало! – усмехнулась Дженнифер, садясь рядом.
- Да тут и раньше нетрудно жить было… - хмуро ответил я.
Джен хотела было возразить, но тут послышалось негромкое «Мя-яу!». Я удивленно поглядел на подругу.
- Что? Это не я мяукаю! – отговорилась та.
- Да уж стала бы ты… - махнул на нее рукой я и посмотрел уже на Ала. Серьезно так посмотрел. Потому что уже знал, в чем обстоит дело.
Брат сперва сделал невинное лицо, будто бы ничего не знает о непойми откуда взявшемся «Мяу», но потом вздохнул и достал из-за пазухи зеленой куртки маленького трех-четырехмесячного рыжего котенка.
- Прости, братишка… но он был такой несчастный, одинокий! – сбивчиво проговорил Альфонс.
- Кто-то выбросил его, завернутого в грязную тряпку, на помойку, - добавила Анна. – Ну… мы и подобрали…
Старая история. Только действующих лиц стало в два раза больше.
- Ребят… Ну вам ведь ясно, что в казармах держать котенка ну никак не получится! – сказал я, проведя рукой по лбу.
- Ну братец! Вы с Джен работаете – это да. Но мы-то с Анной практически все время проводим здесь, - сказал Ал. – Мы вполне смогли бы позаботиться о малыше!
- Это так, Эд. Ну пожалуйста, пусть он останется! – умоляющим тоном проговорила Анна.
- Ребята, ну в самом деле… Казармы – не место для маленького котенка! – встала на мою сторону Дженнифер.
Альфонс вздохнул.
- Ладно, придется отдать его кому-нибудь… - сказал он.
- Ал… А кстати… Где котенок? Ты вроде его только что на руках держал, - сказала Анна.
Мы вчетвером переглянулись. И через минуту хоровой вопль «О НЕТ!!!» огласил стены казарм…
… Мы оббегали все этажи, но так и не отыскали сорванца. Блин, вот же угораздило Ала упустить эту животину!
- Не нашли? – через вдохи спросила Анна, когда мы в который раз после разминки встретились у главного входа.
- Нет. По второму кругу даже оббегали все – и все равно безрезультатно! – ответил я.
- Похоже, пропал с концами звереныш, - добавила Джен.
- Ладно… Возвращаемся в комнату… - проговорила Анна и направилась к коридору, ведущему к лестнице… как тут быстро прибежала обратно и вцепилась в Ала.
- Что такое? – спросил тот недоуменно.
- Т-там… здоровенная… псина, - испуганно пролепетала девушка.
- Да ну? Пойдем поглядим, - сказал я и направился по направлению к лестнице. Остальные стройным рядом пошли за мной.
Анна была права: путь к лестнице перегородил здоровый ротвейлер. Я хмуро посмотрел на эту псину и стал думать, что в данном случае делать.
- Ну, идеи есть, великий гений? – поинтересовалась Джен.
- Хм, я могу отвлечь пса на себя, а вы пробежите к лестнице, - ответил я.
- Ладно, так и поступим! – с улыбкой кивнула подруга.
- Ни капли жалости… - пробубнил я. – Ладно, приступаем…
Я стал медленно приближаться к собаке. Та почуяла неладное и зарычала.
- Спокойно, Бобик, трогать я тебя не собираюсь – не из-за страха того, что ты меня покусаешь, а из-за того, что в перспективе Уинри может угробить меня своим ключом за очередной испорченный автопротез, - с усмешкой произнес я.
Так, отлично, псина полностью увлечена мной. Я незаметно махнул ребятам рукой, и те быстро побежали к лестнице. Когда пес заметил побег, он кинулся было к ним, но я опередил его. Челюсти сомкнулись на моей железной руке.
- Ну вот, так и знал, - с легким разочарованием проговорил я.
Тут неожиданно с диким шипением на псину сзади накинулся… тот самый рыжий котенок которого мы потеряли. Собака взвизгнула от боли и отцепилась от моей руки – котенок впился ей когтями в спину. После минутной «скачки» котяра с победоносным мяуканьем прогнал верзилу и подошел ко мне.
- О, да ты сорвиголова, малец! – усмехнулся я и взял котенка на руки. Тот замурлыкал.
- Эд, все в порядке? – спросила взволнованно Дженни. Ребята вернулись с лестницы.
- Да, все в порядке. Этот малый мне даже помог! – сказал я, протягивая звереныша Анне.
- Здорово! Ну… может, все-таки оставим его, а? – с явной надеждой в глазах спросила та.
Я выдохнул и махнул рукой.
- Так и быть. Но учтите – забота он нем на ваших с Алом плечах! – ответил я.
- Ура-а! - воскликнули Ал и Анна восторженно.
- Ну, и как назовете этого зверя? – спросила Дженнифер.
Ребята задумались.
- Назовем его… Эд! – выдала Анна.
- Ч-что?! – изумился я.
- А я согласен! Такого смелого, отчаянного кота еще поискать надо! – кивнул Альфонс.
- Ага. И еще у него такие же золотые глаза, как у нашего Эда! – хохотнула Ренделл.
Они рассмеялись. Я выдохнул и тоже засмеялся…

Глава восьмая. Поиски начинаются.

~Эдвард~

- Что ж… Ты сказал, что поиски информации будем начинать с сегодняшнего дня. Но… Меня кое-что беспокоит… - задумчиво проговорила Джен.
Очередное утро, очередной рабочий день, очередной путь до «каторги». То есть, до главного штаба. Еще вчера после истории с кошаком я твердо заявил, что с нынешнего дня мы займемся исследованиями по тому, как можно четко навсегда запечатать Врата. Все единодушно согласились. Для этого необходимо будет перешерстить все библиотеки, причем не только Аместриса – возможно, придется ехать и в соседнюю страну, в которой, насколько мне известно, тоже есть алхимия.
- Что тебя беспокоит? Мы вроде все обсудили, - вопросительно посмотрел на подругу я.
- Видишь ли… Наше новое начальство может не одобрить наши дела… Если Мустанг дозволял подобного рода исследования, пусть и требовал отчеты о продвижениях, то вот Симмонс… - протянула Дженни.
Я хмуро вздохнул. Черт, правда. Упустили мы одну детальку в нашем плане. А именно – самую большую занозу…
- Ничего, выкрутимся как-нибудь. Если что – я ему снова дам в морду! – с усмешкой сказал я.
- Эд… За частые давания начальнику в морду тебя могут либо понизить, либо выгнать с должности совсем! – покачала головой Дженнифер.
Я махнул рукой.
- Да на понижение мне плевать, а до выгона не доведу, - заверил я.
Подруга с сомнением хмыкнула, но кивнула.
- Ладно, как скажешь… В таком случае, откуда начнем после работы? – спросила она.
- Думаю, что начнем с обычной городской библиотеки. А потом уже переберемся в армейские архивы… - предложил я.
- Хорошо, - кивнула Джен. – И – у меня еще вопрос…
Я посмотрел на нее.
- Ну?
- Почему я, твой учитель и твоя покойная подруга, Жени, видели это существо в одинаковых обличиях? – с серьезным видом поинтересовалась Дженни. – Ведь… мы не были знакомы… Тебе не кажется это странным?
Вопрос поставил меня в тупик. Я задумался.
- Думаю, что это проясниться, когда мы начнем наши поиски… Пока же я не могу дать никакого ответа. Но запомни этот вопрос, - ответил я.
Дженнифер кивнула.
Я поглядел на нее. Отчего-то в голову пришел один вопрос… который я не постеснялся тут же задать (язык порой - мой злейший враг):
- Слушай… Неужели тебе не страшно? Ведь мало ли, какие опасности нас ждут. Мы можем даже погибнуть…
- Господи, Эд, не говори ерунды! – усмехнулась подруга. После чего отвела взгляд. – Вообще немного страшно… Но я же не одна. В кои-то веки! – она улыбнулась. – Так что я готова на все – лишь бы все было хорошо!
Я несколько удивился, потом сам улыбнулся. Непредсказуемый Джен человек… Почему-то она очень похожа на Жени… Как Альфонс Хайдерих был похож на Ала… Может, это еще один случай межмировых двойников? Я уже давно перестал удивляться совпадениям…
То ли я слишком близко подошел, то ли еще что, но моя левая рука невольно коснулась, а затем взялась за руку Дженни. Та удивленно посмотрела на меня.
- Чего это ты? Раньше ты делал так только до нашей ссоры после обсмеивания мальчишками… - с усмешкой спросила она.
Я сообразил, что сделал, и смутился. Затем хотел было убрать руку, но Дженнифер не дала, крепко ухватившись за нее.
- Ну не-ет, раз взял, так не отпускай! – с хитрой ухмылкой сказала она.
Я вздохнул.
- Так не смогу – ты уже сама вцепилась… - хохотнул я.
Мы дружно рассмеялись. Что с нее возьмешь, с этой девчонки…

* * *
- Отчеты, отчеты, отчеты, отчеты… Я скоро утону в этой груде бумаг! Если не умру раньше от переутомления! – возмутился я, задеревеневшей от усталости левой рукой ставя росчерк под очередным документом.
- Кто-то когда-то мне говорил «Терпи, рядовой, - генералом будешь», - усмехнулась, но как-то вяло, Джен.
- Ты мне поговори еще… - фыркнул я, беря очередной лист.
- И поговорю – я-то уже закончила! – хихикнула подруга.
Я глянул… и раскрыл рот. Эта девчонка и вправду завершила работу!
- Так нечестно! – возмутился я.
Дженни показала мне язык.
- Работай-работай, полковник, - сказала она насмешливо.
Я прорычал и, перехватив ручку из левой руки в правую, стал строчить подписи с утроенной скоростью.
- Во-о-от, молодчина! – хвалебным тоном проговорила Дженнифер.
Через десять минут я устало откинулся на стуле. Все документы были разобраны и подписаны.
- Отлично. А теперь – пойдем в библиотеку! Начнем делать то, что запланировали! – решительно сказала Джен.
Я кивнул и, поднявшись со стула, тихонько вышел из кабинета следом за подругой.
- Вроде не услышал… - облегченно проговорил я.
Почему? Потому что если начальник узнает, что мы закончили работать, он станет придираться, и все снова пойдет так, как до этого. Вот и нужно свалить как можно тише и быстрее.
Мы в скорости пробежались по коридору до лестницы, спустились вниз и понеслись к главному выходу. Еще миг – и свобода!
- Пройдемся по всем отделениям библиотеки или только по определенным? – спросила Дженни, когда мы спускались вниз по ступенькам.
- Лучше попросим заведующего достать для нас самые древние книги по алхимии. Там уже разберемся, - ответил я…
… - Значит, вам нужны древние алхимические трактаты? – задумчиво проговорила скрипучим голосом библиотекарша, седоволосая женщина пожилых лет в темно-зеленом костюме, поправляя пенсне.
- Именно, - кивнул я. – У вас таковые имеются?
Женщина хмыкнула и достала откуда-то из-под стола толстенную книжищу. Надпись на обложке гласила: «Список книг, содержащихся в библиотеке». С серьезным видом библиотекарь стала листать пожелтевшие страницы и водить пальцем по строчкам.
- Вот. Вроде есть кое-что. Книг двадцать. Вам все принести? – спросила она через несколько минут.
- Да, все, - сказала Джен.
Женщина записала на листке названия нужных книг, подозвала какого-то паренька и сказала ему принести все. Тот кивнул и ушел в недра библиотеки.
- Судя по всему, государственные алхимики нынче заняты чем-то очень важным, я так понимаю? – поинтересовалась библиотекарь.
- Хм… Ну… Стоп, а почему вы вдруг так решили? – спросил в ответ я.
Женщина усмехнулась и, сняв пенсне, стала протирать его платком.
- Я много пожила на этом свете, юноша, и прочла много книг. Уж могу понять по книгам, что берут читатели, когда дело серьезное, а когда нет, - ответила она с лукавой улыбкой.
Я задумчиво хмыкнул.
- Вы ведь тот самый знаменитый Стальной Алхимик Эдвард Элрик? – спросила библиотекарь.
- Да. Как догадались? – вопросительно поднял бровь я.
- Это очень просто: во-первых, твои глаза, во-вторых, твой рост, и в-третьих, твоя жажда поиска, - перечислила с улыбкой женщина.
Про рост это она зря… Ну ладно, не буду же я орать на старую женщину?
- Ну да, вы правы: цвет глаз и тяга к новым познаниям меня выдает, - усмехнулся я.
Через некоторое время вернулся парень со стопкой книг.
- Молодец, Стэнли. Тут точно все книги? – спросила библиотекарша.
- Да… - вдруг паренек неожиданно хищно ухмыльнулся.
- В чем дело, Стэн? – недоумевающее посмотрела на него женщина.
В тот же миг откуда-то сверху на стопку упала открытая керосинная лампа. Книги вмиг вспыхнули.
- Что за черт?! – библиотекарь отшатнулась.
- Уходите отсюда, скорее! – крикнул я, преобразовывая руку в клинок.
Паренек, именовавшийся Стэнли, преобразился, став… хорошо знакомым всем Завистью. Библиотекарь испугалась и быстро побежала к выходу.
Огонь тем временем перешел на стол и ближайшие полки.
- Как всегда вмешиваешься с другими гомункулами в наши планы, Зависть… - проговорил я.
- Это не я в ваши, а вы в наши, - усмехнулся Зависть. – Что уже крайне осточертело…
Я нахмурился, готовясь к бою.
- Жестокость, бери на себя девчонку. А я займусь креветкой! – проговорил гомункул и бросился ко мне…

* * *
~Дженнифер~

Я бежала между полок с самодельным катаром-перчаткой наготове. За мной следом гналась с измененными в клинки пальцами на правой руке гомункул по имени Жестокость.
- Тебе все равно не скрыться, девчонка, - сказала она.
- Это мы еще посмотрим! – ответила я, заворачивая за очередной стеллаж.
Вообще петляние по библиотеке – действительно не лучшая тактика. Хрясь! Над моей головой просвистели клинки. Стеллаж начал обваливаться. Я ускорила темп и еле-еле увернулась от падающих книг.
- Лучше сдайся. Твоя душа необходима госпоже, - сказала Жестокость.
- Не буду я сдаваться – у меня не такой склад характера, чтоб просто так сдаваться! – с усмешкой проговорила я.
Хлесть! На сей раз это была плеть. Я уворачивалась от нее как могла, чтоб не упасть (она била мне прямо в ноги).
- Глупый человек. Вы продолжаете упорствовать, когда лучше всего сдаться врагу, - с презрением в голосе произнесла гомункул.
- И это хорошо, между прочим! – я развернулась и полоснула когтями катара по вновь стремящейся ко мне плети.
Та разрубилась на несколько кусочков. Жестокость нахмурилась.
- Ты начинаешь надоедать… - теперь ее рука преобразовалась в шипастый шар на цепи.
- Ты тоже не подарок, - ядовито ответила я.
Гомункул явно разозлилась и метнула шар в мою сторону. Раз – мимо, два – мимо, три – мимо… Я все отскакивала и отскакивала. И тут – предательство – под ноги мне случайно попалась книжка, и я споткнулась и упала. Жестокость приблизилась и нависла надо мной. Рука ее стала мечом.
- Ну теперь ты уже не посмеешься, нахалка… - одной рукой, превращенной в кнут, она обмотала мои руки и ноги, а другой – мечом – замахнулась.
Все, пиши пропала! Я зажмурилась и…
Послышался звук втыкающегося меча. Но… странно… не такой звук, который раздается при втыкании клинка в плоть. А скорее при втыкании в дерево.
Я приоткрыла глаза. Жестокость нависла близко надо мной. В глазах у нее… стояли слезы? Я распахнула глаза, удивленно уставясь на гомункула.
- Что?.. – выдохнула я.
- Я… не могу… убить… - пролепетала гомункул, убирая меч. – Ж…
Я вопросительно посмотрела на нее. Неподалеку появился Эдвард с Завистью. Они перестали бороться и посмотрели в нашу сторону.
- Жестокость, что ты там возишься? – возмущенно спросил Зависть. – Прикончи ее и дело с концом!
- Я не могу! – воскликнула Жестокость, поднимаясь. Слезы сорвались с ресниц и потекли по ее щекам.
- Какого черта?! – парень-гомункул подошел к ней. – Слюнтяйка!
Женщина-гомункул резко убрала хлыст с моих конечностей и обвила им торс и руки Зависти.
- Заткнись! Я не могу убить Жени! – сказала она голосом, полным ненависти.
Ж… Жени??? Она меня перепутала с умершей подругой Эда. Но почему?
- Джен, бежим отсюда! – Эдвард выдернул меня из смятения, схватив за руку и потащив за собой.
Половина библиотеки была охвачена огнем. Главный выход перегородила обрушившаяся горящая балка, поэтому пришлось проделывать выход в соседней стенке. Мы выскочили на свежий воздух.
- Черт… Теперь у нас меньше источников информации… - с досадой в голосе проговорил Эд, когда мы пошли по улице вниз от горящего здания.
- Эд… Почему эта женщина-гомункул назвала меня Жени и не стала убивать? Она как-то связана с твоей погибшей подругой? – спросила я, утирая с лица сажу.
Парень вздохнул и потупил взгляд.
- Видишь ли… Прототипом этого гомункула была мать Жени, Хана Фламель… А тебя она назвала так… Скорее всего, потому что ты похожа на нее… - протянул он.
Я удивилась.
- Похожа? Разве может в мире существовать два фактически одинаковых человека? – задала другой вопрос я недоуменно.
Эдвард посмотрел мне прямо в глаза. Серьезно посмотрел – в такие моменты от него привычного, хулигана и весельчака, не остается и следа.
- В мире – нет. В двух смежных – да, - ответил он.
- Как так – в двух?.. Разве есть еще какой-то мир кроме того, в котором мы живем? И Жени – пришелица из него? – мои глаза стали размером с блюдца.
Эд кивнул.
- Как только вернемся в казармы – я все тебе объясню… - проговорил он…




От Акиры: Вроде проды нет, извините

0

12

А вы случайно не помните, где его нашли, очень дочитать хочеться.
:rain:

0