ФМАрт: Ваше творчество по Цельнометаллическому Алхимику

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.



Тайны двух миров.

Сообщений 1 страница 5 из 5

1

Автор: Джессика Грин.
Рейтинг: G, со 2 главы возможен G-13
Жанр: Приключение, романтика, продолжение.
Саммари: Проходит два года с тех пор, как братья Элрики остались в мире без алхимии, стоящем на грани Второй Мировой Войны. В это время в Аместрис приходит человек из-за океана в надежде создать истинный философский камень. И помочь в такой ситуации способен только Цельнометаллический алхимик. И когда надежда кажется такой призрачной, появляется она – девушка, которой удалось стать государственным алхимиком. И, хотя она и всем сердцем хочет помочь спасти свою новую родину, её душа скрывает страшную тайну.… Помочь освободиться от кровавых воспоминаний сможет только любовь и дружба…
Статус: не закончен.

1 глава. Долгая дорога домой.

1919 г., Аместрис, Западная граница.

- Вот туманище-то! – пробурчал недовольный пограничник, щуря глаза.
- Да, - протянул его напарник. – Здесь мы как слепые. И как в такую погоду границу охранять?
- Ладно! – один из солдат встал. – Пойду, пройдусь! А то, и, правда, кого-нибудь и провороним.
Пограничник ушел, а второй солдат остался сидеть. В тумане он не заметил скользнувшую к нему тень…
Чуть не потерявшись в тумане, солдат вернулся к сторожке. Когда он подошёл ближе, белая пелена уже начинала потихоньку расходится. Тут он увидел картину, от которой его едва не вывернуло на изнанку. Его напарник лежал в луже крови, со сквозной дырой в животе, будто его проткнули толстым металлическим прутом…

Ист-Сити, Восточный Штаб, три месяца спустя.

- Поздравляю, Джессика Грин, - усмехнулся недавно вернувшийся на своё место полковник Рой Мустанг. – Вы стали первой в истории девушкой – государственным алхимиком.
- Спасибо, полковник! – из-за листочка с договором ему блеснула белоснежная улыбка. – Польщена.
Напротив Роя Мустанга сидела миловидная девушка с длинными, ниже колена волосами, собранные в два хвоста на уровне плеч, приглушенного рыжего цвета с медовым отливом. Зелёные, почти изумрудные глаза, небрежно, даже несколько иронично, скользили по листку. Одета она была в длинный свитер, черные брюки и высокие сапоги до колена. На коленях лежал чёрный плащ, явно не местного производства.
- Громовой алхимик? – усмехнулась девушка розоватыми губами, без намёка на косметику.
- Коронный приём, ведь так? – вторил ей полковник, проводя пальцами по свежему шраму на запястье, словно от электрического удара.
- Вы тоже неплохо ответили, полковник, - вежливо заметила Джессика, аккуратно положив листочек на стол. При этом было отлично заметно, что одна из её рук была механической.
Аккуратно тряхнув плащ, девушка продемонстрировала прожженную дыру на спине. После чего, соединив руки в хлопке, прикоснулась ладонями к дыре. Синяя вспышка, и дыры как не бывало.
- Все хотел у вас спросить, мисс Грин, - задумчиво произнес полковник, глядя на блестящие пальцы, когда сияние погасло. – Почему у вас авто-броня?
- Несчастный случай, - твёрдо бросила Джессика, всем своим видом показывая, что по этой теме больше ничего не скажет.
Тут в дверь постучали.
- Войдите! – крикнул полковник.
В дверь заглянула сначала капитан Хоукай, а затем и подполковник Армстронг.
- Что-то случилось? – спросил Мустанг, увидев глаза Армстронга.
- Случилось, - кивнул подполковник.
- Майор Грин, вы можете идти, - кивнул полковник Джессике.
- Так точно, - девушка встала, взяла со стола полковника коробочку с серебряными часами, отдала честь и покинула помещение.
Армстронг проследил за ней взглядом.
- Это и есть та самая девушка? – протянул он задумчиво.
- Да, - кивнул Мустанг. – Громовой алхимик.
- Авто-броня?
- Говорит, несчастный случай, - развел руками полковник. – Но, учитывая способность проводить алхимическую реакцию без круга, скорее, трансмутация человека.
- Хм… думаешь, то же, что и у братьев Элриков? – спросил Армстронг.
Мустанг поморщился при упоминании о Цельнометаллическом Алхимике и его брате, и кивнул.
- Только вряд ли она в этом признается, подполковник, - вздохнул Рой. – Ладно, что привело вас сюда? Я слышал про непорядки на западе.
- Да, - подполковник вздохнул. – Очередной фанатик, который поднимает народ против военных. Учитывая Ишварское восстание и резню в Лиоре, военные ведут себя более сдержанно. Только какая-то странность. Вместо того чтобы продвигать своё учение дальше, в глубь страны, он держит все в пределах одного города. Запрещает тем, кто приходит в город, покидать его. И рисует какие-то линии внутри города.
- Это похоже на… - полковник сильно побледнел, но предложение не закончил.
- На что? – Лиза перевела с взволнованного лица Армстронга, на полное ужаса лицо Мустанга.
- Его называют мессией или святым Джоном, но несколько наших смельчаков слышали, как он называет себя Джонатаном…
За дверью что-то упало и разбилось. Полковник подскочил и вылетел за дверь. Новоявленная девушка – Государствен-ный алхимик исчезла за углом.
«А она быстрая… - пронеслось в голове у Роя. – Не даром она одолела его на экзамене».
В это время Джессика остановилась у входа в Восточный штаб и прижалась к стене. Дыша чуть чаще, чем обычно, она натянула перчатки и плащ. После чего достала из-за ворота свитера медальон и открыла его. Внутри были две фотографии – женщины с такими же зелёными, как у неё, глазами и мальчика лет 13 с ярко-рыжими волосами.
- Значит, - прошептала Джесс. – Ты пришел, Джонатан. Пришел за мной. Я, наконец, отомщу за маму и братика!

1925 г. Германия, Мюнхен.

Воскресное утро в Мюнхене, как всегда, было шумным, несмотря на тяжелые свинцовые тучи, затянувшие небо ещё накануне вечером. Открывались на узеньких улочках и широких мостовых, раздавался детский смех и звуки бойкой торговли. Легкий весенний ветерок, скользнув по площади, завернул за угол и, промчавшись по лабиринту узеньких улочек, запутался в русых волосах парнишки лет пятнадцати.
Он был одет в простую льняную рубашку и рабочие брюки. Его серо-зелёные глаза выражали удивительную сосредото-ченность, что не свойственно ребятам его возраста. Но ещё в них читалась тоска, словно все в этом мире потеряло для мальчика краски. Его голова была полна жутких, кровавых воспоминаний и напоминало удивительно яркую и сочную картину. Парнишка брел по улице, засунув руки в карманы брюк, и его тоскливый взгляд скользил по серому небу.
- Эй, Элрик! – услышал мальчик голос за спиной. Он резко развернулся и увидел крупного парня с зубами, смахиваю-щими на могильные плиты.
- Ганс, - глаза паренька сузились.
- Ты чего про меня вчера в школе наговорил, дохляк? – резко спросил Ганс.
- А разве я сказал что-то не то? – невинно спросил Элрик.
- Да, Альфонс! – взбеленился парень. – Ты назвал меня драчливым псом!
- Вообще-то я сказал, что тебе не стоит задирать всех подряд! – холодно отозвался Ал. – Когда ты врезал парню младше себя на год за то, что он «не дал тебе сдуть домашнее задание по истории Германии».
- Ты явно нарываешься! – продолжил рычать Ганс.
- Если у тебя чешутся кулаки, займись кулачным боем, - парировал Элрик-младший.
- Заткнись! – Гансу явно надоела болтовня, и он бросился на Ала с кулаками.
Альфонс, который в отличие от Ганса был более опытным борцом, легко, словно ветер, уклонился от такой неуклюжей и очевидной атаки. Драчун пролетел мимо Ала, но тут же развернулся, и рванул на него снова. На этот раз Алу пришлось уклоняться в прыжке. Приземлившись на корточки, Альфонс обернулся к противнику.
- Ты долго собираешься на меня кидаться? – спросил Ал.
- Обычно, такие как ты, падают сразу после первого удара, - с нотками оскорбленного пробормотал Ганс. – А ты так ловко…
- Твоя главная ошибка – никогда недооценивай противника! – отчеканил Альфонс, внезапно вспомнив Изуми. – Ты просто сразу решил, что победа будет лёгкой, только из-за моего возраста и размеров.
- Ты говоришь слишком сложно для драки! – снова взбесился Ганс и снова ринулся вперед.
Но на этот раз все, действительно, было сложнее. Видимо, Ганс понял свою ошибку и отнесся к Альфонсу как к равному противнику. Но в отличие от Ганса, который развивал бойцовские навыки в школьных потасовках, где главное показать себя и поставить больше синяков, Ал часто бывал в ситуациях, где промедление и неловкость означали смерть. Проблема же Ала, состояла в том, что не смотря на прошедшие годы, он привык к доспехам, поэтому старая привычка – подставлять под удар руки – вполне могла сыграть с ним злую шутку.
Теперь Элрику-младшему пришлось отвечать на удары. Легко уклонившись от кулака, он нанес противнику удар в солнечное сплетение, отчего он на секунду согнулся, но продолжал наносить удары, идя на Альфонса как паровоз. Ал, мгновенно оценив ситуацию, стремительно сместился в сторону, не позволив Гансу вжать его в стену. В глазах драчуна Ал рос с каждой секундой. Он никогда бы не подумал, что такой мелкий пацан способен выдержать его атаки. Это зажгло в Гансе азарт, и он с каждой секундой действовал быстрее, но в отличие от Ала, который не тратил столько энергии, как Ганс, не смотря на уже немеющие руки, драчун уже уставал. Альфонсу же надоела эта стычка, и он, уйдя от очередного удара, отпрыгнул в сторону и спросил:
- Может, прекратим бессмысленную драку?
- А может, и нет! – Ганс бросился вперёд.
Вздохнув, Ал воспользовался единственным выходом – дождался пока Ганс окажется в полуметре от него, он скользнул в строну. И результат был предугадан – Ганс кубарем покатился по земле.
- Все кончено, - спокойно сказал Ал Гансу. – Ты лежишь на земле, а лежачего не бьют.
- Может сегодня и кончено! – прошипел Ганс, пытаясь встать. – Но я тебе ещё отплачу!
- Буду ждать с нетерпением, - вздохнул Ал.
Мальчик развернулся и пошёл прочь. Ганс же проводил его гневным взглядом.

На улице уже стемнело, а Альфонса все не было. Эдвард сидел на подоконнике у открытого окна и высматривал брата. Подперев голову живой рукой, он разглядывал свою металлическую конечность, и сердцу становилось горько. Ведь эту руку сделала Винри. Только осознав, что он никогда её не увидит, понял, что любил её с самого детства. Вот уж поговорка – «Что имеем – не храним, а потерявши – плачем». Стоило ему вспомнить её золотые, как пшеница, волосы, голубые как небо глаза… Эд зарычал от собственного бессилия. В этом мире, без алхимии он был бессилен. Разве он может остановить войну, которая тихо и незаметно подкрадывалась к этому миру, отыскать атомную бомбу и защитить Ала и Ноу без алхимии?
- Ал ещё не пришел? – спросила Ноа, входя в комнату, вытирая полотенцем руки.
- Нет, - вздохнул Эд, слезая с подоконника. – Я уже волнуюсь за него.
- Я тоже! – Ноа подошла к окну.
- Спасибо тебе, - вдруг тихо сказал Эд.
- За что? – Ноа взглянула на него с интересом.
- За твое отношение к Алу, - пояснил Эдвард. – Ты заботишься о нем, как о родном сыне. Мне обычно трудно говорить о чувствах, но сейчас они очень искренни.
- А как ты ко мне относишься? – спросила цыганка.
- Как к родной сестре… Но… Я долго думал кое о чем. Дорога в мой мир закрыта. И вернуться я туда не смогу. Поэтому устраиваться нужно здесь… Я об этом целый год думал и решил…
- Смотри, - вдруг Ноа его перебила. – Ал идет.
Эд посмотрел вниз и увидел младшего брата, который подходил к подъезду.
-Наконец-то, - проворчал Эд и пошел открывать дверь.
- Привет, братец, - сказал Альфонс, разуваясь.
- И где ты был? – голос Элрика-старшего прозвучал довольно рассерженно. – На улице уже темно, мы за тебя волновались!
- Я просто…гулял, - с заминкой произнес Ал.
- Свежо придание, да вериться с трудом! – усмехнулся Эд, припомнив русских классиков. Он вообще последнее время увлекся русской классикой.
- Да, ладно, Эд! – улыбнулась Ноа, подходя. – Садитесь-ка лучше за стол.
Ужин прошёл в относительно мирной обстановке. Эдвард увлёкся едой, а Ал только притворился, что голоден до чертиков. Ноа с материнской улыбкой наблюдала за братьями. После Ал сказал, что ужасно хочет спать, и ушел в свою комнату. Ноа ушла на кухню. Тут Эд решил посоветоваться с братом насчет того, что хотел сказать девушке раньше.
Когда Эдвард вошел в комнату, Альфонс только что снял рубашку. Услышав скрип двери, мальчик обернулся и вопросительно посмотрел на брата.
- Я хотел поговорить с тобой… - начал Эд, закрывая дверь. – О Ноа…
Вдруг глаза Элрика-старшего тревожно сузились, он подошел к брату в плотную, и осмотрел его руку.
- Что это? – резко спросил Эдвард. – Почему у тебя все руки в синяках? Только не говори, что ты влез в драку, братец!
- У меня не было выбора, - просто ответил Ал, взяв с кровати майку и натягивая её.
- А сбежать ты не мог, поскольку ты не трус, - горько усмехнулся Эд.
- Вот именно! – прямой взгляд братца заставил бывшего государственного алхимика вздрогнуть. – Ты хотел поговорить со мной о Ное, верно?
- Да, - Эд сел на свою кровать напротив. – О ней. Просто, я решил-таки посоветоваться с тобой. Просто, я… хотел сделать ей предложение.
Ответом ему послужило недоуменное молчание. Подняв глаза на брата, Эд увидел в его серо-зелёных глазах удивление.
- Разве ты её любишь? – наконец, спросил Ал.
- Ну, конечно…
- В смысле, как девушку, а не как сестру? – уточнил Альфонс свой вопрос.
- Не уверен…
- А как же Винри? – почти прошептал Ал.
- Мы же не вернёмся в наш мир, врата уничтожены, - с болью в голосе произнес Эд. – А нам здесь жить. Ноа стала такой привычной, да и к тебе относиться как к собственному сыну. Вот я и подумал… Полюбить-то я, скорее всего, в этом мире никого не смогу, а Ноа…
- Может, это и правильно, - помолчав, мрачно произнёс младший брат.
- Я скажу ей завтра после работы, хорошо? – от голоса Ала настроение бывшего государственного алхимика стреми-тельно упало.
- Да, хорошо, - голос Альфонса стал более светлым. – Тогда у нас будет настоящая семья, верно, братик?
- Верно, Ал.

Аместрис, Ист-Сити, Восточный штаб, 1919 г.

- Черт! – выругался полковник Рой Мустанг, отбрасывая в сторону телеграмму, пришедшую из Централа. – Все ещё хуже, чем я думал!
- Что случилось, полковник? - тревожно спросила капитан Хоукай.
- Случилось. Есть подозрения, что парламент в скором времени может отправить в Вест-Сити государственных алхимиков. Хотя, если верить подполковнику Армстронгу, приказа зачистки не будет – уничтожению подлежит только сам Джонатан и его самые ярые защитники.
Вздохнув, полковник встал и выглянул в окно. Ясное небо совершенно не соответствовало его настроению. По улицам проносились машины, спешили люди, и казалось, никому нет дела до того, что на западе идёт война, умирают люди и плачут дети. И все это из-за того, что какому-то чужестранцу захотелось получить философский камень.
- Вы думаете, что государственные алхимики ничего не смогут сделать? – спросила капитан.
- Не знаю. И почему всем так нужен этот камень. Жизнь и так нелёгкая штука, - потом, помолчав, он добавил. – Есть только один государственный алхимик, который справился бы с этой ситуацией.
- Цельнометаллический алхимик? – уточнила Лиза.
- Да… Но он ушёл. Врата уничтожены, и он больше не сможет вернуться.
- Ему нужно просто помочь! – раздался голос у двери.
Рой поднял голову, а капитан Хоукай обернулась. На пороге стояла Громовой алхимик. Её губы были решительно сжаты. В глазах горели огоньки решительности.
- Как помочь? – удивился Мустанг. – Создать новые Врата?
- Создать портал! – поправила она полковника.
- Портал? – хором переспросили Рой и Лиза.
- Временный коридор между двух точек пространства, позволяющий добираться через огромные расстояния в мгновение. Но его можно построить и между мирами.
- Да ты понимаешь, какую цену придётся заплатить, - начал злиться полковник.
- Нам ничем не придется платить, полковник, - усмехнулась девушка, вынимая из кармана брюк свинцовую коробочку…

Германия, Мюнхен, 1925 г.

Вчерашние тучи разбежались, и ласковое весеннее солнце уже к обеду радовало немцев своими теплыми лучами. Альфонс Элрик возвращался со школы, пиная перед собой сумку с книгами. Вчерашнее заявление брата не давало ему покоя. Уж слишком это на него не похоже. Это не было в стиле Цельнометаллического алхимика – остановиться и чтобы все было тихо. Неправильно это было.
А ведь ещё полгода назад они втроем ездили по Европе, пытаясь отыскать следы атомной бомбы. По теории Эда, если такая штука взорвется, в радиусе несколько сот километров перетрясет все атомные связи, и есть вероятность, что отголосок такого взрыва почувствуют даже в мире алхимии. И за раз такая штука смогла бы уничтожить не сотню людей, а унести тысячи жизни в одну секунду. Это страшное оружие было у них под самым носом, когда из тюрьмы выпустили лидера нацисткой партии, Адольфа Гитлера. Именно в тот день ниточка, ведущая их к полному уничтожению этой гадости, оборвалась.
Вернувшись в Мюнхен, Эдвард будто забыл о том, что скоро может начаться война. Мирная жизнь, работа, устройство брата в школу и это не смотря на инфляцию, сотрясающую эту страну. Ноа пару раз предлагала уехать, но схожесть этого города с Ист-Сити нашего мира привлекала Эда, и он настоял на своём. Честно говоря, Альфонсу и самому не очень хотелось покидать такого знакомого места. Но мальчику казалось, что старший брат снова потерял волю к жизни…
Все эти, не очень подходящие для подростка мысли, роились у него в голове, поэтому он не сразу увидел компанию молодых людей, преградивших ему дорогу. Впереди всей этой компании стоял Ганс и нагло ухмылялся. Почему-то эта ухмылочка напомнила Алу Энви (Зависть), гомункула, созданного его отцом Хоэнхаймом.
- Ну, привет, Элрик! – усмехнулся Ганс, хрустя суставами пальцев. – Я же обещал, что мы ещё встретимся!
- Привет, Ганс, - будничным тоном произнес Ал, старательно изображая, что ему безразлично, что за его спиной стоят его друзья. – Что-то я тебя сегодня в школе не видел.
- Готовился к нашей встречи, малыш! – все так же нагло ухмыляясь, сказал Ганс. – Бейте его, ребята! Его стоит научить, как разговаривать со старшими.
Ал не был трусом, но он трезво оценивал свои силы. Он один, живой человек, а против него целая толпа довольно крупных парней. Чувствуя, как на душе становиться гадко, Альфонс резко подпрыгнул, пролетел над головами нападавших, которые уже бросились в его сторону. Приземлившись за спинами хулиганов, Элрик-младший сделал самое позорное, что только мог – пустился наутек. Но все же расклад был такой – либо он кого-нибудь покалечит, либо кто-то покалечит его. Выбора у него не было. Но все же Ал еще не очень хорошо ориентировался в лабиринте Мюнхенских улочек. Именно поэтому он заблудился, и, в конце концов, угодил в тупик.
Друзья Ганса, преследовавшие Альфонса по пятам, дружно, словно сговорились заранее, ухмыльнулись. Лица этих парней были мальчику даже знакомы – некоторые были одноклассниками Ганса.
Ал понял, что драться придется. И он встал в боевую стойку, готовый защищаться. Кто-то из парней присвистнул, кто-то только усмехнулся. Ганс вышел вперёд.
- Ну, что убежать не удалось? Настоящий мужчина принимает опасность на себя.
- Настоящие мужчины не задирают маленьких и не нападают в десятиром на одного! – парировал Ал.
- Много болтаешь, парень…
В эту же секунду что-то странное произошло. Между Альфонсом и хулиганами пробежал красный свет, и из земли выросла стена. Ал в первую секунду остолбенел.
«АЛХИМИЯ?! ЗДЕСЬ?!» - пронеслось у него в голове.
После чего он метнулся к стене и провел по ней рукой. Поверхность была вся в чешуйках трансмутации. С той стороны слышали ругательства и крики хулиганов.
Вдруг с крыши кто-то спрыгнул. Обернувшись, Ал увидел девушку в черном плаще. Она выпрямилась и стала оттряхиваться. Под плащом одета она была просто – юбка до колена, сапоги до голени и простая блуза. А её лицо было до боли знакомым.
- Ты Альфонс Элрик? – спросила девушка приятным, но с легкой хрипотцой, голосом, и подняла на него глаза.
Ал почувствовал, что почва вот-вот уйдет у него из-под ног. На секунду ему показалось, что он видит маму. Но, вглядевшись в её зелёные глаза, понял что ошибся. У мамы никогда не было такого взгляда. Тяжелого взгляда убийцы, уставшего убивать.
- Эй, ты меня слышал? – нетерпеливо протянула девушка. – Ты Ал Элрик?
- Д-да… - выдавил Ал.
- Тогда пошли.
- К-куда?
- Искать твоего брата, конечно. Пока те громилы не додумались крушить стену ломом.
После чего она хлопнула в ладоши и прижала ладони, затянутые в песочного цвета перчатки, к стене. Алхимическая вспышка – и в стене появилась арка. При этом Ал, увидел на её указательном пальце перстень с довольно крупным красным камнем. Именно он и дал девушке энергию для реакции.
- Это…
- Да, Альфонс, это философский камень. Не важно, откуда он у меня и так далее. Я все объясню, когда мы найдём твоего брата и встретимся с полковником Мустангом.
- Так ты из нашего мира?! – радостно воскликнул Ал. – И полковник пришел с тобой? Но Врата…
- Не волнуйся. Я все расскажу. А сейчас, у тебя есть мысли по поводу того, где сейчас твой брат?
- Он сейчас в Мюнхенском университете у какого-то физика лаборантом подрабатывает.
- Тогда покажи мне этот самый университет, - и, показывая, что дальнейшие пререкания будут в пустую, твёрдым шагом вошла в арку.
Алу осталось только догонять её, хотя в голове предательски билась мысль о собственной доверчивости.

Эдвард почти все рабочее время обдумывал свое внезапное решение. Ведь, действительно, то, что вдруг пришло ему в голову, совершенно не было на него похоже…
За свою, пока ещё недолгую жизнь, он привык идти вперёд, не взирая на трудности. Пока есть ноги и сердце бьется. Но сейчас его остановила всего одна неудача, и он сразу пошёл на попятный. Ну, не его это принцип!
Впрочем, его действительно заботила жизнь здесь. Об алхимии он попытался забыть – у него был брат, которого нужно было кормить, одевать и дать возможность получить приличное образование. А в том состоянии, в котором пребывала экономика Германии, это было довольно проблематично. И Эда это пока беспокоило больше. Хотя была ещё вероятность начала войны, он действительно хотел забыть о родном мире, о друзьях, которых там оставил, о Винри… Он часто думал, как идут дела в его мире. Как поживает Роза и её сын, Ческа, сержант Брош и лейтенант Розз, майор Армстронг, вдова Хьюз и малышка Элисия, полковник Мустанг и его подчиненные? В своих поездках он часто видел до боли знакомые лица. А прямо под ними жили недавно поженившиеся полисмен Хьюз и продавщица Гресия. Это навевало воспоминания…
Вздохнув, Элрик-старший убрал в шкаф наглядные пособия, оставшиеся в аудитории после лекции. Он так и не решил, стоит ли делать Ноа предложение или нет. Как она отреагирует на это? Поймет его или же отвергнет?
Дверь приоткрылась, и взору Эдварда предстала немного растрепанная голова его младшего брата.
- Ал, что-то случилось? – спросил Эдвард.
- Ничего такого, - ответил Альфонс, заходя в кабинет. Следом за ним прошла рыжеволосая девушка лет эдак пятнадца-ти – на студентку она не была похожа. – Я просто хотел…
Эдвард замер. Черт, она была так похожа на Тришу Элрик, что у него невольно сердце защемило. «Наверное, её мать двойник нашей в этом мире», - понеслось в голове у парня.
- Джессика Грин, - представилась девушка с легким, едва заметным, английским акцентом, протягивая руку в бежевой перчатке.
- Эдвард Элрик, - Эд пожал собеседнице руку, но та даже не поморщилась, когда он сжал её ладонь своей металличе-ской рукой. – Вы англичанка?
- Скорее, американка, - улыбнулась Джесс.
- Ты родилась в этом мире? – вдруг очень удивленно спросил Ал.
- Альфонс, что ты…
- Не волнуйтесь, мистер Элрик. Ваш брат прав – я родилась в этом мире, но десять лет назад оказалась в вашем, откуда вы двое родом. Это долгая история.
На Эдварда напал ступор. Она из его мира… Нет, невозможно…
- Если вы все ещё не верите… - Джессика стащила с левой руки перчатку и закатала рукав пальто и свитера.
Автоброня тускло поблескивала при солнечном свете. Пошевелив пальцами, девушка показала, что рука двигается свободно. После чего, ухмыльнувшись, она выгнула руку и показала гравировку на сгибе локтя.
«W. Rockbell»
Эд медленно проделал со своей механической рукой тоже самое. Фирменная надпись Рокбелл была и на его правой руке.
Кивнув Эдварду ещё раз, хлопком в ладоши превратила чистый лист, лежащий на кафедре в бумажного журавлика. Камень в перстне на её правой руке блеснул яркой алой вспышкой.
- А теперь, может, пойдём к полковнику Мустангу? – девушка обворожительно улыбнулась Элрику-старшему, который никак не мог выйти из ступора.
- П-полковник Мустанг? – переспросил Эд.
- Да, он пришел со мной из Аместриса.
- Но чем вы пожертвовали для создания новых Врат?
- Во-первых, мы Врата не создавали. Мы попали сюда с помощью портала. Во-вторых, мы ничем и не жертвовали, - и она демонстративно помахала живой рукой перед носом юноши.
Эдвард уставился на перстень на её пальце. Некоторое время он просто смотрел на украшения, а потом его глаза расширились, а лицо побледнело.
- Это же…
- Если вы продолжите задавать вопросы, я вообще уйду, и вы потеряете шанс вернуться домой к тем, кто вас ждет, - отрезала нахальная девчонка. – Эту историю мечтает услышать и полковник…

Эд так и не понял, как позволил пятнадцатилетней выскочке заставить увести себя из здания университета. Но вот он уже вышел вслед за ней на улицу. Пройдя по главной улице мимо маленьких магазинчиков, они оказались у небольшой гостиницы.
- Если ты из Аместриса, откуда у тебя деньги на гостиницу? – съязвил Эдвард.
- Хозяин согласился нас пустить на одну ночь за две золотые монеты, - в тон ему вторила Джессика. – И с каких это пор мы на «ты»?
Ал фыркнул в ладонь. Эд строго посмотрел на брата, но Альфонс притворился, что просто чихнул.
Джессика провела их по лестнице на второй этаж и распахнула дверь слева от них. Она стояла так, что за её спиной ничего не было видно, но в комнате явно кто-то находился.
- Полковник Мустанг, я их привела.
- Отлично, Громовой, - протянул знакомый голос. Сердце Эда учащенно забилось – голос полковника. – Эй, Цельноме-таллический, ты ещё долго у порога стоять будешь?
Эдвард вошел в комнату и увидел его… Полковник Рой Мустанг, Огненный алхимик сидел у окна и почти с отческой улыбкой смотрел на него. На нем был простой костюм, такой же, какой он видел на нем в тот день, когда Эд оказался в этом мире.
- Полковник… - из-за широкой спины брата выглянул Альфонс.
- О, Ал, как жизнь? Память восстановилась?
- Полностью, сэр! – ответил Элрик-младший.
- Отлично, - полковник жестом велел братьям сесть. – Нам и так предстоит непростой разговор. Мы же не просто так сюда прибыли. У нас ЧП.
- А просто так нельзя было заглянуть? – с усмешкой спросил Эдвард, опускаясь в кресло напротив полковника.
- Просто в Вест-Сити появился очередной охотник за философским камнем…
- Что?! – Эд подскочил как ужаленный, а Ал с ужасом уставился на полковника.
- Какой-то человек, пришедший с запада, поднял в городе восстание, захватил западный штаб и начал чертить внутри города круг для преобразования философского камня. И я подумал, что ты и твой брат могли бы помочь – как-никак Цельнометаллический алхимик считается лучшим за всю историю существования Отдела Государственных алхимиков.
- Знаете, полковник, мне казалось, что меня признали дезертиром, - задумчиво произнес Эд.
- После разбирательства насчет фюрера и гомункулов, парламент, который теперь управляет государством, признал невиновным всех, кто приложил к этому руки, а тебя сначала признали погибшим, а после того, как ты спас Централ от полного разрушения: пропавшим при исполнении. Конечно, тебе продеться подтвердить лицензию, получить новый знак отличия и так далее…
Это было так странно не видеться с человеком почти год, и разговаривать с ним, как ни в чем не бывало. Слушая рассказ о происходящем на западе, Цельнометаллический злился все больше. Старые воспоминания, которые он надеялся стереть из своей памяти, невольно всплывали у него в голове – настоятель Коренелло, Данте, гомункулы. Именно это было связанно у него с философским камнем.
- Ну, и кто этот святой Джон? – наконец спросил Эдвард.
- Мы ничего о нем не знаем, так что… - пожал плечами Рой.
- Его зовут Джонатан Грин, - ответила Джессика. – Он мой отец.
- ЧТО?! – три пары удивленных глаз уставились на мрачную девушку.
- Так вот, что ты скрывала все это время, - протянул полковник Мустанг. – И это как-то связанно с твоим настоящим философским камнем, автоброней и твоей способностью использовать алхимию без алхимического круга?
- Именно так, - кивнула девушка, глядя в окно на шумную Мюнхенскую улочку. – Это долгая история. Она началась около трех тысяч лет назад. Здесь, в этом мире, в стране, которая сейчас зовется Америкой, было сильное государство майя. Это были индейцы, известные своей кровожадностью и обширными знаниями. И они владели алхимией. Однажды жрица Иш-Ван-Су раскрыла секрет «Небесного камня», который мог даровать вечную жизнь и бесконечное богатство. И она создала его. Из всего населения городов майя. После чего, оставив оставшихся в живых земляков искать пристанища в других племенах индейцев, затерялась в тропических лесах. После она трансмутировала свою душу в тело юной англичанки и попала на Британские острова. Заказав ювелиру, кольцо с камнем, она планировала устроить в Британии переворот, но влюбилась. В моего предка – Бювара Грина. Они поженились, и жрица забыла о своих планах. А камень передавался из поколения в поколение в нашем роду.
Эдвард издал странный смешок.
- Что-то не так? – раздраженно спросила Джесс.
- Прости, ты мне сейчас майора Армстронга напомнила!
- Он подполковник, - поправил Рой.
- Не перебивайте! Мой дед во время Первой Мировой Войны эмигрировал в Америку. Так наш род оказался за океаном. Среди вещей, которые он привез, был и рукописи по алхимии, оставленные ещё той жрицей. Джонатан Грин с самого детства интересовался алхимией, и, будучи студентом, приехал учиться в Мюнхенский университет и попал в общество Туле.
- Общество Туле, - Эдвард поморщился. – Завоеватели Шамбалы, блин!
- Ты с ними сталкивался? – в голосе Джессики прозвучали удивленные нотки.
- Они едва не уничтожили Централ! – возмущенно проговорил Эд. – Тоже мне, Шамбалу нашли!
Но девушка, казалось, пропустила его ответ мимо ушей, что несколько возмутило Эдварда, но предпочел дальше молчать.
- В Мюнхене он встретил свою любовь – мою маму. Вот, смотрите.
Девушка вытянула из-за ворота медальон и открыла его. Внутри были две фотографии – парня с рыжими и волосами и…
- Мама? – воскликнул Ал, присмотревшись.
- Триша Хелпер.
- Теперь понятно, почему ты так похожа на нашу маму, - протянул Эдвард, изображая невозмутимость. – Твоя – двойник нашей в этом мире.
- Да. А этот мальчик – мой старший брат Оливер, - с болью произнесла девушка. – Они оба погибли из-за отца…
- А что случилось? – спросил Ал, вспоминая свои чувства, когда не стало мамы, а Эд умер у него на глазах от рук гомункула Энви.
- Отец считал, что члены Туле ошибаются. Что Врата ведут не в Шамбалу, а в загробный мир. Но при этом, что это кладезь знаний. У него на этом крыша поехала. А уж когда он понял, что у него есть самый настоящий философский камень, совсем с катушек слетел. Он решил, что ради этих знаний можно отдать все, что угодно… Я не знала о его планах – мне было пять лет. Братику уже тринадцать тогда исполнилось. В тот день отец решил использовать свою семью как цену.
Эдвард выдохнул сквозь зубы. Он уже ненавидел этого Грина.
- Только мама догадывалась о его планах. И она спасла меня. Когда Врата затягивали нас, она отпустила мою руку. Поэтому я оказалась с отцом у разных Врат. Я получила информацию за свою руку, а отец за жизнь мамы и брата. Но в вашем мире мы вышли в одной точке. Помню, как очнулась от жуткой боли. Отец успокаивал меня, говорил, что этого не могло случиться, что он просто искал лучший мир, чем наш. И я ему верила… Он сделал мне автоброню, но не самого лучшего качества. Он устроил в той стране переворот, чтобы захватить власть, а меня воспитал, как машину для убийства. Я верила папе, я убивала для папы… - когда она это говорила, её глаза потемнели от гнева, а ладони вцепились в подлокотники кресла, и раздался треск рвущейся обивки. – И он ещё и хвалил меня. Представьте только – маленькая девочка с большими зелёными глазами вонзает вам в живот нож и при этом загадочно молчит.
- А почему ты сбежала с философским камнем? – сухо спросил Рой, пытаясь отогнать картинку у себя в голове – он представил.
- Я узнала, что он не хотел, чтобы я жила. Я нужна была как цена за информацию, а вместо этого сама стала алхими-ком. Его это раздражало. На самом деле он надеялся, что меня убьет кто-нибудь. Но вместо этого я становилась идеальной убийцей. А когда узнала правду, я первый раз в жизни ощутила растерянность. Я сбежала, а без камня он был не настолько силен, как хотел быть. Я отправилась в Аместрис, а он пошел за мной сюда.
- А почему ты решила стать государственным алхимиком? – вдруг спросил Эд.
- Не поверишь, Цельнометаллический. Из-за тебя.
- Из-за меня? Но мы же только сегодня познакомились.
- Зато я знакома с той, которая так ждет тебя.
- Винри…
- Именно. Мисс Рокбелл. Когда я приехала в Аместрис, именно про неё я услышала, и решила отправиться к ней. Моя механическая рука уже почти не работала – в локте сгибалась, а пальцы уже были словно онемевшие. Да и ухаживать мне некогда за ней было. Но когда я приехала, дома её не оказалась. В доме были две девушки и мальчик лет пяти. У одной из них была розовая челка, а у другой круглые очки…
- Ческа и Роза, - предположил Эд.
- А малыш Кевин, сын Розы! – обрадовался Альфонс.
- Да, верно. Они сказали, что мисс Рокбелл на берегу реки. Я пошла туда. Она стояла на обрыве и смотрела в небо. Плакала.
Эдвард заскрипел зубами. Он ощутил себя просто последней сволочью. Альфонс тихонько вздохнул. Может, он и не был прав, когда уходил за братом.
- Когда она меня заметила, извинилась, что я нашла её в таком состоянии. Выслушала и приняла заказ. Ей пришлось не только руку новую делать, она сказала, что и разъем надо менять. Поэтому-то я и провела около года в мастерской Рокбелл. И все это время мисс Рокбелл все время работала, словно пытаясь сосредоточиться на любимом деле, чтобы не думать о плохом. Но за работу попросила очень странную плату, - голос Джессики стал хриплым и сухим. – Она попросила научить её алхимии. Сначала, я даже представить не могла, зачем именно ей алхимия. Она даже начала делать успехи. Но за неделю до моего отъезда в централ, я узнала, зачем ей это было нужно…

Аместрис, Ризенбург, 1918 г.

Ранее утро. Джессика поднялась с кровати и посмотрела в окно. После чего она согнула и разогнула механическую руку. Работала как часы. Мисс Рокбелл уже позволила ей тренироваться, поэтому девушка легко слетев с кровати, сделала зарядку.
Внизу её встретила мастера Пинако, бабушку Винри и Ческу, подругу Винри, которая как всегда читала книгу.
- Доброе утро, миссис Пинако, мисс Ческа! – улыбнулась Джессика.
- Садись, детка, - усмехнулась Пинако. – Ты никак через неделю в Централ уедешь?
- Верно, - Джессика села рядом с Ческой. – Хочу попытаться попасть в государственные алхимики.
- Я могу тебя проводить к полковнику Мустангу, -  заметила Ческа. – Я недавно попала под его начало. В качестве секретаря.
- Не думала, что Огненный алхимик стал таким добрым, - раздался голос от двери в подвал.
- Винри, чем ты там занимаешься? – недовольно спросила Пинако.
Винри была перемазана краской. Джессике подумалось, что она перекрашивает подвал.
- Дела, - подозрительно коротко заявила Винри, и, стащив со стола кусок хлеба, снова ушла в подвал. Пинако только головой покачала.
Ближе к обеду все разошлись – Винри так и осталась в подвале, Ческу Пинако отправила за покупками, а сама же ушла к пациенту, который жил тут же в деревне. Кажется, какой то парень сдуру попал ногой в комбайн. Джесс села на крыльцо, наслаждаясь тишиной и чистым воздухом.
Тут в подвале что-то упало, и до ушей девушки донеслась ругань. Узнав голос мисс Рокбелл, девушка спустилась в подвал, чтобы помочь, и увидела это…
Алхимический круг для преобразования человека.
Джессика бросилась к Винри, оттащила её от круга и закричала:
- Ты что сдурела! Ты сама рассказывала про своего друга, у которого не удалась трансмутация человека! Ты решила вернуть живого чел…
Тут-то девушка заметила, что посередине нет ингредиентов для человеческого организма.
- Я не хотела воссоздать человека, - прошептала Винри, глотая слезы. – Я знаю, Эд в другом мире. Я просто хотела уйти к нему…
После чего Винри вырвалась и бросилась к кругу…

Германия, Мюнхен, 1925 год.

Эд и Ал подняли полные ужаса глаза на рассказчицу. Полковник только поморщился.
- Я успела. Я остановила её…
На лице Мустанга нарисовалось легкое облегчение, Альфонс выдохнул, словно задерживал дыхание, а на лице Эда было написано такое отвращение к самому себе, что Элрик-младший легонько тронул его за плечо.
- Эд…
- Я придурок! Я свинья! Я последняя грязная сволочь! Как я мог оставить её там! Самопожертвование, блин! Да я же ей всю жизнь сломал!
- Не кори себя! Ты опять берёшь всю вину на себя, когда виноват не только ты! – отрезал Ал внезапно серьёзным тоном, что как-то не вязалось с образом пятнадцатилетнего мальчика. В такие минуты Эд вспоминал, что ему уже 19 лет.
- Хватит ругаться! Лучше выслушайте до конца! – остановил их Рой.
- В общем, Винри мне все рассказала, и я пообещала в благодарность за проделанную операцию, что стану государст-венным алхимиком и верну вас обоих домой. После чего я подала заявку на экзамен. Сначала надо мной посмеялись. А когда я привела в пример Цельнометталического алхимика и добавила, что до призывного возраста мне осталось не больше трех месяцев, мне дали разрешение. И я сдала экзамен с блеском!
- В качестве практики, она изъявила желание сразиться с каким-нибудь сильным алхимиком, и начальство попросило меня, - вставил Мустанг. - После чего, собственно, она оказалась под моим начальством.
- Она вас победила, - с какой-то мрачной торжественностью произнес Эд, продолжая мусолить мысль о том, сколько гадостей он сделал Винри.
- Да, - Рой стащил свою огненную перчатку и продемонстрировал белёсый шрам на запястье. – Результат коронного номера Громового Алхимика.
- Чего? – Эд посмотрел на шрам, потом перевел взгляд на Джесс. – Похоже на ожог от удара током.
- Так и есть. Я собираю одинаково заряженные частицы на ладони, потом резко соединяю, и происходит выброс энергии. И тем, у кого все конечности живые, лучше такое не делать. По моей просьбе в ладони протеза иметься проводник, который и позволяет мне так делать. Бить током противника.
- Давайте ближе к делу! – заявил полковник Мустанг.
- Да, как мы вернемся…
- Брат, ты кое о чем забыл, - перебил Джессику Ал.
- Ах, да! Мы живем с одной девушкой… - услыхав эти слова, полковник ухмыльнулся. – Не в том смысле, в каком вы подумали. Она нам как сестра. А Алу чуть ли не как мама…
- Ни капельки, - рассердился Альфонс.
- Так вот, - Эд пропустил возражения брата мимо ушей. – Она знает, кто мы и откуда, и она хочет попасть в наш мир. Её зовут Ноа.
- Ну, если ты хочешь поиграть в сваху, - все так же многозначительно произнес полковник. – У нашего Хавока опять неудачи на любовном фронте.
- Это можно обсудить и потом! – остановила Джессика очередной приступ горячности Цельнометаллического алхимика. – Надо обсудить детали возвращения.
- Какие детали? – спросил Ал. – Собираем вещи и создаем портал.
- Вот это и есть проблема. Философский камень повышает силу алхимика в вашем мире на более высокий уровень, и позволяет обходить закон равноценного обмена. Но в этом мире – это источник энергии для алхимической реакции, и здесь закон равноценного обмена даже камень не поможет обойти. Нужно место, где грань между этим миром и Аместрисом наиболее тонкая.
- Ты об этом не говорила, - возмутился Мустанг.
- Полковник, это очень мелкая проблема. Я думаю, Цельнометаллический алхимик быстро найдет для неё решение!
- Хм… особняк Хаусхофера подойдет?
- Чего? – спросил полковник.
- Того! Именно там последний раз открывали Врата. Мы вместе с несколькими знакомыми подорвали Врата динамитом, поэтому сейчас там практически пустые руины. Кстати, там когда-то базировалось то самое общество Туле, о котором упоминала мисс Грин.
- Думаю, это место подойдет! – торжественно произнесла Джесс, после минутной паузы. - Если вы закидывали динамит внутрь Врат, то есть, в межпространственный коридор, там вся граница перетряслась настолько, что портал пройдет между мирами, как нож в масло!
- Ты в этом уверенна? – обеспокоенно спросил Эд, чей мозг мгновенно стал обдумывать поставленную задачу.
Думать о такой привычной вещи, как алхимия после нескольких лет пребывания в мире без неё, давалось юноше так же легко, как и птице летать после того, как отрасли подрезанные перья. Перебирая в голове тучу формул, он пытался припомнить транспортный круг, который использовался в крайних случаях и то только для переноса неживых объектов. Именно то, что эта формула способна переносить только материальные предметы, смущало, если не пугало, юношу.
- С философским камнем – никаких проблем! – уверенно заявила девушка.
- Но ты сама сказала…
- Это портал между мирами, а не пределах одного! Практически мы создаем нестабильные Врата – как только указанное в формуле количество объектов перемещается, они разрушаются. Это тебе не транспортный круг, который ни разу не использовался со времен изобретения!
Эдвард рассеянно замолчал. Сколько же всего она знает! А ведь вроде знаний получила меньше, чем он, а знает неизвестные ему вещи… Что-то она не договаривала…
- Ладно, идем, - Эд вздохнул. – Нам с Алом перед таким внезапном отъездом нужно кое-что уладить.
Всей компанией они покинули гостиницу сразу после того, как Джессика отдала ключ от комнаты хозяину – высокому бородатому мужику с мрачным взглядом. Он видимо все ещё что-то подозревал из-за золота, которое ему вчера вручила Джесс. Наконец, все четверо оказались на улице.
- И где вы живете? – спросил полковник, оглядываясь.
- Недалеко отсюда.
- Кстати, Альфонс, - Джессика посмотрела на мальчика в упор. – Я все хотела спросит, что за парни гнались за тобой утром?
- Ганс и его дружки, - рассеянно ответил Ал, и только потом поймал злой взгляд старшего брата. – А что?
- Он опять обижал тебя?! – довольно резко спросил вспыльчивый Эдвард Элрик. И Альфонсу его взгляд сильно напомнил тот, какой появлялся у Эда при намеке на его рост. Сейчас ему никто слова не говорил, поскольку за два года он удивительно вырос и был выше брата на целую голову, хотя раньше они были примерно одного роста.
- Братец, не надо, - вздохнул Ал. – Завтра утром нас в этом мире уже не будет. Не устраивай скандал снова!
- Ал прав, Цельнометаллический, - Рой хлопнул Эда по плечу. – Не горячись. Прибереги свою ярость Святому Джону.
- Да уж, - но взгляд Эда ничего хорошего не предвещал…

Ноа сидела у окна и пыталась читать. Хотя на самом деле её волновало то, что Эда и Ала до сих пор не было дома. Девушка уже позвонила в университет, и узнала, что Эдвард уже ушел вместе с братом, но с тех пор прошло около трех часов. Конечно, они оба взрослые мальчики, ведь Ал только выглядит на 14 лет, в реале ему уже 19, и он намного спокойнее брата. Ноа не знала, как относиться к братьям Элрикам. Альфонс безоговорочно был ей, как младший братик, о котором она всегда мечтала. А вот Эд… Ноа не могла сказать даже самой себе любит она Эд или же видит в нем только старшего брата. Ведь цыганка отлично знала, что Эд любит Винри – девушку из его собственного мира, с которой знаком с детства. Она часто видела её в мыслях молодого человека, в его снах. Волосы цвета пшеничных полей, глаза, глубокие, как чистые озера… Да, Ноа не могла бы сравниться с Винри Рокбелл… Поэтому девушка твердо решила, что Эд для неё просто очень хороший друг, который всегда приходит на помощь.
Ноа тряхнула головой. Хватит дурацких мыслей, забивающих голову.
Тут дверь распахнулась, и в квартиру вошел Эдвард, явно кипя от злости. Следом вошли двое незнакомых Ноа людей – невысокая рыжая девочка с удивительно длинными волосами и тяжелым взглядом зеленых глаз и мужчина лет тридцати на вид с черными глазами заправского ловеласа. Последним вошел Альфонс и закрыл дверь.
- Ноа, мы уезжаем, - выдохнул Эд.
- Куда?
- В Аместрис, - весело ответил за брата Альфонс.
- Это же… ваша родная страна в другом мире, - прошептала Ноа в ужасе.
- Именно, - Эдвард вздохнул. – Появился способ вернуться домой.
- А я…
- А ты же вроде хотела с нами, - Эдвард скрылся в спальне, и говорил уже оттуда.
- Да… я… - Ноа сглотнула, после чего обратила внимание на незнакомцев.
- Полковник Рой Мустанг, - мужчина галантно взял её руку и поцеловал. – Так же известный, как огненный алхимик. Я начальник Эдварда Элрика, Цельнометаллического алхимика.
- Очень приятно, - пробормотала девушка, от растерянности даже забыла обратить внимание на его мысли. – Вы из мира Эдварда?
- Полковник, попридержите коней, - решительно заявила рыжеволосая девочка, и обернулась к Ноа. – Майор Джессика Грин, так же известная, как Громовой Алхимик.
- Майор? – Ноа посмотрела на Джесс. – В таком возрасте?
- Мне 15 лет! – обиделась рыжая.
Ноа внимательно посмотрела на неё и схватила Джесс за руку. И тут же отшатнулась от неё. Кровь… море крови… боль… война… руины… тяжелый взгляд зелёных глаз… сверкающая стал автоброни, запачканная кровью…
- Ты… ты… - прошептала Ноа. – Кто ты такая?
- А? – Джесс удивленно посмотрела на Ноа.
- Она может читать мысли и сущности других людей, - пояснил Эд, выходя из спальни. – Видимо, она увидела твое прошлое, о котором ты нам вскользь рассказала.
- Ты… - Ноа все пребывала в состоянии шока.
- Мисс, успокойтесь, - протянул Мустанг. – Для военного, тем более, государственного алхимика, это все обычное дело.
- Эд, ты…
- За свою жизнь я убил двоих, - вздохнул Эдвард, но, увидев взгляд Ноа, добавил. – Но это были гомункулы – искусственные люди. Сейчас это не важно! Собираем вещи и уходим! Не хочу оставаться здесь и минуты, поскольку этот мир мне надоел!

Над развалинами особняка Хаусхофера спускались сумерки. Пока компания алхимиков добиралась до особняка, Эдвард успел познакомить Ноу со своими друзьями, поэтому она быстро перестала чувствовать себя неловко. Хотя Эд отлично понимал, что-то, что она увидела в душе Джессики, долго не выветрится из её памяти…
Быстрым шагом Джессика двинулась к развалинам. Она так откровенно спешила, что было отлично ясно – она очень спешила остановить своего отца. Остальным не осталось ничего оригинальнее, чем двигаться следом. Девушка пробиралась через развалины, пока не обнаружила довольно большой участок фундамента, на котором в живописном беспорядке валялись обломки кирпичей и деревянных перил. Удивительно, что с того дня ничего не изменилось, а ведь прошло больше двух лет.
Громовой алхимик деловито огляделась, после чего хлопнула в ладоши и приложила руки к полу. Куски камня и кирпича просто тонули в красном свете от философского камня. Эд наблюдал за её действиями, все пытаясь поверить, что сегодня вернутся домой, а всего через несколько часов увидит Винри, бабулю Пинако и многих других, которые так же волнуются и ждут их возвращения. Наконец, уборку Джесс закончила. Порывшись в карманах, она выудила новенький кусочек мела и начала чертить алхимический круг. Эдвард подошел ближе, и уже через секунду понял, что этот круг смахивает на помесь круга трансмутации человека и круга создания философского камня, но ещё и какой-то не такой. Но Джессику явно все устраивало.
- Отлично! – наконец выдала она. – Готово. Сейчас я его активирую, и вы быстренько туда шагнете!
- Быстро ты… - протянул Ал.
- Я же его три дня назад в Централе рисовала, вот и вспомнила, - резонно ответила Джесс. – Ну, что, готовы вернуться домой. Я задала координаты Ризенбурга.
- А почему не Ист-Сити? – недовольно спросил полковник. – А то ведь придется деньги на поезд тратить.
- Да чего вы скулите? – не выдержала Джесс.
- Во-первых, чтобы незаметно отправиться сюда, мне пришлось взять отпуск на неделю за свой счет, - терпеливо ответил Рой. – А во-вторых – не смей так вольничать, когда говоришь со старшими по званию.
- Так точно, сэр! – шутливо вытянулась в струнку майор Грин. – Такого больше не повториться, сэр!
- Хватит паясничать, - разозлился Эд. – А то мы так и до завтрашнего утра здесь застрянем.
- Ладно, все, - девушка вздохнула. – Итак, план. Эд, ты идешь первым. Следом – Ноа, за ней полковник. Ал, ты идешь последним, но для тебя задачка – прежде чем ты войдешь в круг, ты должен схватить меня за локоть.
- Зачем? – Ал оглянулся на Джессику.
- Если я прерву алхимическую реакцию раньше времени, я останусь в этом мире. А так круг дезактивируется автоматически, как только прервется поток энергии. А я уже буду внутри портала, и он будет закрываться прямо за мной. Ясно?
- Ясно, - Альфонс кивнул.
- Тогда поехали!
Девушка звонко хлопнула в ладоши и приложила их к меловым линиям круга. Камень в кольце озарила вспышка, и контуры круга зажглись ярким красным светом. Началась реакция. В этот самый момент Ал невольно засмотрелся на эту рыжую бестию. Её сосредоточенное лицо озарял красный свет, огненные волосы развевались на ветру, создаваемый алхимической реакцией. В зелёных глазах мерцали блики, и в этот момент она показалась ему такой красивой и невероятной, что у подростка сердце сбилось с такта, а дыхание стало неровным. Неужели, он только что…
- Чего вы копаетесь? – раздраженно спросила Джесс.
Эд рванул вперёд, в одной руке он держал чемодан, а в другой – руку Ноа. Следом за ними в красной вспышке исчез полковник Мустанг. Альфонс подскочил к Громовой и, схватив её за локоть, оказался внутри круга. На мгновение он увидел её благодарные зелёные глаза и улыбку, так похожие на мамины. Потом он заметил черные руки, похожие на щупальца, но они даже не пытались коснуться их, краем глаза увидел какие-то черные обломки, а потом все исчезло в ярко-белой ослепляющей вспышке…

Уря! Я закончила первую главу!!! Простите, что так долго с продой! Через недельку выложу вторую главу, хотя бы кусочек!

Отредактировано Джесика Грин (2010-04-01 07:40:43)

0

2

Мда... припознилась я чет...

2 глава.
Серьёзный разговор.

Ал открыл глаза и увидел ярко-голубое небо с белой ватой облаков. «Получилось…» - пронеслось в его голове. Мальчик сел, и поморщился от головной боли. Но уже спустя мгновение он забыл о нем. Вокруг него расстилались знакомые с самого детства места. Портал перенес их на небольшой обрыв, откуда была видна река. К этой реке они с Винри и братом не раз бегали тайком от родителей, и он сам часто приходил к берегу, когда ссорился с братом. С другой стороны он увидел тропинку, просыпанную песком, вдоль которой шел полуразрушенная изгородь из дикого камня. И желтый дом с покатой крышей и широким крыльцом. У деревянных ступенек можно было различить деревянную табличку. Издалека не было видно, что на ней написано, но Альфонс и так это знал:
AUTOMAIL
ROCBELL
А ещё дальше мальчик разглядел почерневшие от огня и времени руины их старого дома, который они с братом сожгли сами.
Счастливо вдохнув привычный воздух, Ал поискал взглядом остальных. Рядом с ним лежала Джессика, чуть поодаль, и тоже без чувств – Эд и Ноа. Полковника не было видно, но рядом с Эдом лежал его пиджак. Видимо, он уже очнулся и куда-то отошел.
Альфонс вспомнил последние мгновения перед переходом, его сердце снова сладко затрепе-тало. Мальчик посмотрел на Джесс. Спящая, она была похожа на ангела, спустившегося с небес. Её ярко-рыжие волосы разметались по траве, ресницы спали на щеках, она спокойно дышала. Ал смотрел на неё, не отрываясь, на её мягкие черты лица, длинные слегка рыжеватые ресницы, нежные губы. Она выглядела такой умиротворенной, что мальчику хотелось вечно так сидеть на мягкой траве и смотреть на её нежное, спокойное лицо.
Тут Джессика распахнула свои огромные изумрудные глаза, и встретилась взглядом с Аль-фонсом. От его пытливого и удивительно нежного взгляда вечно невозмутимая Джессика Грин по прозвищу Громовой алхимик слегка зарделась, но это делало её ещё прекрасней. Они бы ещё долго просто молча смотрели бы друг на друга, если бы из-за кустов не вышел полковник Мустанг.
Увидев такую романтичную сцену, Рой хмыкнул. Увидев начальника, девушка села и покрасне-ла ещё сильнее. Альфонс тоже залился краской.
- Ну-с, и долго мы будем играть в гляделки? – спросил Мустанг. – Давайте-ка, разбудим Цельнометаллического и госпожу Ноа, и пойдем к Рокбеллам. Я думаю, Громовой совсем не терпится сообщить мисс Рокбелл о возвращении Эдварда Элрика. А мне нужен телефон…
Ал потянулся к брату и потряс его за плечо.
- Эд, - позвал мальчик. – Просыпайся, Эд, мы дома!
- Ал, дай мне ещё поспать, - простонал Эдвард, переворачиваясь на другой бок.
- Дай-ка я, - Джессика, даже не потрудившись хлопнуть в ладоши, превратила ближайший камень в клаксон и нажала на «грушу».
Резкий звук заставил и Эда, и Ноа подскочить. Эдвард сначала встал в боевую стойку, потом накричал на Джессику и разломал «будильник». Только потом он понял, где находиться. Увидев внизу дом Рокбеллов, он счастливо улыбнулся.
- Значит, мы и вправду вернулись! – радостно проговорил он. – Быстрее, пошли вниз! Мне так не терпится увидеть бабулю и Винри!
- Эта деревня такая же, какую я видела в твоих снах, - произнесла Ноа. – Но в реальности она ещё прекраснее.
- Ладно, не стойте столбами, пойдемте, - полковник первый направился вниз с холма в сторону дома Рокбелл.
Спустя несколько минут Эдвард, перегнав полковника, добежал до двери. Первое, что он услышал – это был до боли родной лязг железной лапы и заливистый лай Дэна, который учуял его запах. А потом ещё более родной женский голос произнес:
- Тише, Дэн, разве так встречают гостей?
Дверь распахнулась, и взору Эда представилась светловолосая девушка, которая часто снилась ему по ночам. Винри Рокбелл подняла на него взгляд, и замерла в шоке. Она с минуту разгляды-вала нежданного гостя. А потом, словно маленькая девочка, подняла визг до самого неба и повисла у него на шее. Парень невольно заметил, что стал выше подруги на целую половину головы.
- Эд, это правда ты, я не сплю, - пробормотала она, и Эдвард почувствовал, что она плачет. – Я верила, что ты все-таки вернёшься, надеялась. Теперь я тебя ни за что не отпущу.
В этот же момент Эд, совершенно опьяневший от нахлынувшего на него счастья, поцеловал милого сердцу механика прямо в губы. На секунду она опешила, а после со всей страстью ответила на поцелуй. И Эдвард не устоял бы на ногах, если бы Винри, густо покраснев, не отцепилась от его шеи. Тут она увидела остальных. Сначала она с тем же визгом обняла Альфонса, заявив, что «братья Элрик жутко вымахали», после чего с криком: «Спасибо тебе большое, что выполнила обещание!» После сдержанно пожала руку полковнику, и тут же заметила Ноа, которая счастливо улыбалась, наблюдая сцену воссоединения друзей.
- А это кто? – поинтересовалась она у Эдварда.
- Наш друг, - ответил за брата Ал. – У нас теперь ещё одна сестра, считай, есть! Она родилась в мире за вратами.
- Правда, - механик обняла удивленную цыганку. – Добро пожаловать в деревню Ризенбург и в нашу дружную семью.
- А мне, значит, приветственные объятия не положены, - съязвил Рой.
- Я вас простила, но не забыла, - в том же тоне ответила Винри.
- А, вот почему… - полковник как-то виновато замолчал.
- А что случилось? – тихо спросила Джессика у Эдварда.
- По приказу верховного начальства полковнику пришлось убить её родителей, - объяснил Эд. – Это было во время Ишварской Гражданской Войны.
- А, ясно, - больше вопросов на эту тему Джессика не задавала.
Тут сверху спустилась бабуля Пинако, затем с кухни примчалась Ческа, гостившая в этот момент у Рокбеллов. Начались слезы радости, знакомства и представления… в общем в семейной встрече Джессика и Мустанг почувствовали себя лишними. Вдвоем они вышли на крыльцо.
- Что ж, теперь мне нужно позвонить, - протянул полковник. – Громовая, передай Эдварду, что я на станцию ушел звонить…
С этими словами  Огненный алхимик ушел в сторону станции. Джессика села на крыльцо и подперла голову руками. Невольно она вспомнила счастливый дни, когда её мама и брат были живы, а отец не был тираном. По щекам девочки скользнули слезы, когда перед её внутренним взором вспыхнули родные улыбающиеся лица…
- Эй, Джесс, а где полковник? – спросил за спиной Джессики голос Альфонса.
- Он ушел на станцию звонить,  - ответила девушка, пытаясь стереть слезы.
- А почему ты плакала? – Ал сел рядом с Джессикой.
- Просто… вспоминала о своей семье… - тихо произнесла Джесс.
- Не волнуйся, - произнес Альфонс. – Ты можешь жить здесь. Кстати, Винри спросила, куда ты делась. Пошли, она хочет поблагодарить тебя.
- За что? – удивилась девушка.
- Ты же помогла нам вернуться домой, - улыбнулся Ал. – А это много для неё значит…
Тут из дома вылетел Эд, крича Винри в комнату:
- Да, сейчас я вернусь, только кое-что сделаю… Джессика, ты не одолжишь мне камень на полчаса?
- А тебе зачем? – спросила Джессика.
- Я хочу восстановить наш дом, который мы сожгли.
Глаза Ала загорелись.
- Раз все возвращать, то все разом, верно? – улыбнулся он.
- Кстати, я же могу вернуть тебе настоящую руку и ногу! – вдруг подскочила Джессика.
- Не надо, я уже привык, - вдруг помотал головой Эдвард.
- Но братик… - попытался возразить Ал.
- Тогда я уже не стану Цельнометаллическим алхимиком, - горько усмехнулся Эдвард. – Да и автоброня не раз меня выручала.

0

3

класс=)))
шикарно=)
если выложишь ещё - буду счастлив=)

Отредактировано KrukMN (2010-08-22 17:59:56)

0

4

Очень-очень-очень понравилось!!! проду, пожалуйста  :cool:

0

5

*в капле*
Ой, я как-то забыла о нем...

0