Автор неизвестен

Надежда умирает последней

Он не любил дождь, но не только по причине профессиональной направленности. Дождь ассоциировался у него со слезами, проливаемыми небом по людям, существующим под ним..

Капли пробирались под высокий воротник и неприятно холодили спину.
Он постоял еще немного, поправил форменную фуражку и шагнул за дверь одной из многочисленных гостиниц на окраине Централа.
Грязная, в хлопьях облезшей краски дверь неприятно заскрипела.
Несколько упругих, решительных шагов - и он на лестнице, ведущей в комнаты.

Два часа назад ему сообщили, что именно здесь видели Цельнометалического алхимика.
Эдвард Элрик пропал без вести несколько дней назад, сразу после гибели брата.
Никто не ожидал, что огромный доспех, в который была заключена душа мальчика, легко разрушится под давлением алхимической трансмутации. Они пытались искупить ошибки прошлого, но увязали в них все больше. Нарушив табу, эти дети рухнули в бездонную пропасть, из которой нельзя выбраться.

Рой смахнул последние капли дождя с плаща и толкнул дверь комнаты.
Она поддалась не сразу, пытаясь задержать его.
В нос ударил стойкий запах алкоголя и смерти.
Маленькая захламленная комната освещалась тусклым светом единственной лампочки, свисающей с потолка.
Острые осколки пустых бутылок хрустнули под ногами.
Эдвард лежал в углу, в луже собственной крови и рвоты, уставившись пустыми желтыми глазами в пространство.
Он был определенно, безвозвратно мертв.

Отсоединенный автомейл валялся на другом конце комнаты, поблескивая в тусклом свете как забытая дорогая игрушка.
Только сейчас Рой осознал, насколько мальчик был искалечен.

Звенящая пустота там, где было правое плечо, обрубок левой ноги-все это шокировало и лишало способности думать.
Рой отступил на шаг. Он привык видеть Эда энергичным, полным жизни. Автомейл воспринимался не как необходимость,
а как стильное дополнение, оружие, украшение и знак уникальности.
То, что он видел сейчас, не находило оправданий в его голове.

Рой переборол отвращение и подошел к трупу, опускаясь на корточки у его ног, стараясь не замечать зловонной багряной лужи.
Запах тлена стал сильнее. Похоже Эд пролежал здесь долгое время.
Полковник протянул руку и убрал слипшуюся золотистую прядь с лица трупа.
Он пытался повернуть время вспять, но безжалостные Врата отняли у него то, что было важнее жизни. Надежду.
Надежда была единственным стимулом его жизни, заставлявшим вставать и идти дальше, не оборачиваясь.
Потеряв ее, он потерял стимул жить. Альфонс исчез, унося с собой не только свою жизнь, но и жизнь брата. Они были неразлучны даже в смерти.

Рой провел пальцем по холодной щеке и встал.
На его лице застыло решительное выражение, смешанное с отвращением и ужасом.
Герои не умирают ТАК.

Эдвард Элрик был героем. Никто больше не увидит его в таком состоянии.

Полковник щелкнул пальцами.
Труп объяло яркое пламя. Веселые язычки огня лизали нежную холодную кожу, пустые глаза, золотые волосы.
Через несколько секунд все было кончено.

Никто не узнает.